ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сандерс вошел в ванную и зажег свет. Это было маленькое, влажное помещение: ванна, вешалка для полотенца, умывальник и аптечка. В аптечке, полной бутылочек и лекарств, он нашел картонную коробочку с морфием. Сверху был наклеен рецепт с подписью доктора Д. Л. Эйджа.

Он вынул две таблетки. Запер аптечку и внезапно увидел в зеркале свое собственное отражение.

— Нет! — громко сказал доктор. Он положил таблетки обратно в коробочку, поставил ее на место и вернулся в спальню. Мина лежала спокойно, глаза ее, окруженные темными кругами, были полуоткрыты.

— Я буду здесь рядом, — заверил он ее. — Вы можете назвать мне имя врача вашего мужа.

— Нет… да. Местного? — Она старалась говорить спокойно, — Доктор Эйдж. Вы можете ему позвонить. Гроувтоп, 62.

— Гроувтоп, 62. Погасить свет у кровати?

— Нет.

Он отдернул руку, но причиной этого был совсем не взволнованный голос Мины. Он заметил нечто такое, что обострило его подсознательный страх перед использованием какого-либо лекарственного средства, находящегося в доме Констеблей. Около кровати стоял ночной столик. Рядом с ним — письменный стол с лампой, под которой лежал блокнот, несколько ручек и карандашей и вырванные листы бумаги. Концы всех карандашей были изгрызены и несли на себе следы острых зубов. Под столиком и непосредственно за ним, на расстоянии неполного метра от кровати, находилось несколько небольших полок с книгами. Между Оксфордским словарем, словарем синонимов и толстой записной книжкой с газетными вырезками, Сандерс увидел более высокий, чем остальные книги, тонкий, переплетенный в искусственную кожу альбом; на его корешке была наклейка с небрежно написанным названием: «Новые способы совершения убийств».

Он тихо вышел в холл. Вики и Ларри — уже полностью пришедшие в себя — ждали его, повернувшись спиной к телу, неподвижно лежащему у балюстрады.

— Ну что? — спросил Чейз.

— Ты знаешь, где все находится в этом доме. Иди к телефону, позвони доктору Эйджу, номер Гроувтоп, 62, и попроси, чтобы он приехал сюда как можно скорее. Полиции еще ничего не сообщили.

— Полиции? Что, собственно, ты имеешь в виду, старина?

— Никогда ничего заранее не известно. Не нужно быть ясновидящим, чтобы понять, что я имею в виду… и, если уж мы об этом заговорили, где Пенник?

Во всем доме, кроме тиканья часов и прерывистых, спазматичных рыданий Мины, не было слышно ни одного звука.

— Я пойду к ней, — сказала Вики, но Сандерс задержал ее.

— Минуточку. Мы должны устроить военный совет, потому что Дело идет к тому, что каждому из нас придется отвечать на ряд вопросов. Казалось бы, крик Мины мог поднять мертвеца из гроба. Где Пенник?

— Почему ты на меня смотришь? — разозлился Ларри. — Откуда, черт побери, я могу знать, куда он девался?

— Оттуда, что ты остался с ним внизу, когда мы пошли переодеваться.

— Ах, вот ты о чем! Но я оставался с ним только несколько минут, и с того времени прошло уже полчаса. Я проводил его на кухню и сказал, чтобы он принялся за работу. Потом пошел в свою комнату и сидел там до сих пор. Какой ты назвал номер? Гроувтоп, сколько? Шестьдесят два. Хорошо. Доктор Эйдж. Сейчас позвоню.

Он повернулся и чуть не споткнулся о тело Сэма Констебля. Несколько секунд постоял неподвижно, потом неожиданно большим прыжком миновал лестницу и спустился вниз. Вики смотрела перед собой с непроницаемым выражением. Она сделала шаг вперед, и снова Сандерс остановил ее.

— Разве не лучше будет, если вы позволите мне пойти к Мине? Эта несчастная женщина доведет себя…

— Прошу послушать, — настойчиво прервал он ее. — Я совершенно не собираюсь командовать вами, но поверьте мне, я уже не раз был замешан в подобные криминальные истории. — «Если говорить честно, то всего один единственный раз, — подумал он, — но это воспоминание преследует меня и по сей день», — и знаю, что, если с самого начала не говорить правду, результатом этого может быть масса различных неприятностей. Вы можете ответить мне на один простой вопрос?

— Нет, я не буду отвечать! Я иду к Мине… — оборвала она, ее голубые глаза сверкнули усмешкой при виде подавленного выражения на лице доктора. — Ну, хорошо. Что это за вопрос?

— Когда вы ворвались в мою комнату… что вас так испугало? Пенник? Он был в вашей комнате?

— Нет, что вы!

Сандерс облегченно вздохнул.

— Тогда все в порядке.

— А как вам пришло в голову, что Пенник был в моей комнате?

— Это не имеет значения. Мне так показалось.

Лицо Вики покрылось румянцем.

— Нет, это как раз имеет значение. Почему вы решили, что Пенник был у меня в комнате? По каким-то непонятным для меня причинам, именно я возбуждаю всегда самые худшие подозрения среди окружающих. Сначала Ларри, потом Сэм, а теперь — вы.

— Мы не подозреваем вас. Мы подозреваем самих себя.

— Я не совсем понимаю вас?

— Прошу прощения, что я говорю об этом. В этих обстоятельствах…

— Ах, Сэм не услышит вас. Он мертв.

— Я только хочу сказать…

— Это я прошу у вас прощения, — прервала она его изменившимся голосом. Она поднесла стиснутый кулачок к губам. После всех событий нервы стали отказывать ей, и она была на грани истерики. Сандерс, однако, упрямо стоял на своем.

— Я должен, черт по… должен знать, что вас так напугало. Скорее всего, дело связано с этим, — он кивнул головой в сторону неподвижного тела Констебля. — Он мертв и не может нас услышать, как вы только что сказали.

— Я понимаю, вы считаете, что я упрямая девица, правда? — спокойно спросила Вики, глядя ему в глаза. — Вы забыли, где я работаю. И также забыли, что я, вероятно, знаю столько же, сколько вы, на тему случаев внезапной смерти. Наверное, вы даже не обратили бы на меня внимания, я только одна из рядовых служащих, которые помогают великим юристам в подготовке дел. Но я не хочу ничего об этом знать. Не хочу!

Она прикоснулась к его руке.

— Почему вы спросили, не был ли у меня Пенник?

— Пойдемте туда. — Сандерс проводил ее до открытой двери в ее комнату. — Прошу вас наклониться и заглянуть под туалетный столик. Видите, что лежит на полу? Белый поварской колпак.

— Ну и что?

— Миссис Констебль дала именно такой колпак Пеннику и сказала, что он должен его надеть. Поэтому я подумал… — он замолчал. Вики смотрела на него с таким выражением, как будто не верила собственным ушам. — Скорее всего, в этом ничего нет. Это только одна из моих запутанных теорий. Если вы утверждаете, что Пенник не был в вашей комнате, тогда не о чем говорить.

— Этот скромный маленький человечек?

— Это лишь ваша точка зрения. Любопытно, где сейчас находится скромный маленький человечек?

Толстый ковер приглушил шаги Ларри, скачущего через две ступени лестницы. Он тяжело дышал.

— Все в порядке, — заверил он. — Доктор Эйдж сейчас приедет, — Он стиснул свои длинные сильные пальцы. — Слушай, Джон, может быть, это ни на чем не основанная паника, но мне кажется, что мы должны вызвать полицию.

— К чему такая спешка? Почему ты так думаешь?

— Во-первых, доктор Эйдж сказал, что у Сэма было здоровое сердце. А во-вторых, Пенник…

— Ты видел его?

— Если точно придерживаться фактов, — Чейз еще сильнее стиснул пальцы, — то не видел. Не сомневайтесь, однако, он находится там, внизу. Но мы не должны так серьезно воспринимать его глупую болтовню. Я заглянул в столовую. Кухонная дверь закрыта, но Пенник находится там, я слышал, как он насвистывал и мешал салат в деревянной миске, или что-то в этом роде. Да-а, столовая готова: зажжен полный свет, на столе — лучший фарфор и серебро, любимые ирландские салфетки Мины и цветы в вазе. Но стол накрыт только на пять человек.

Часть вторая

Темнота

Пресса

30 апреля 1938 г.

«Ист-Суррей морнинг мессенджер»

Смерть мистера С.Х.Констебля

Всем многочисленным друзьям мистера Сэмюэля Хобарта Констебля из Форвейза близ Гроувтоп мы приносим печальное известие о его внезапной смерти. У мистера Констебля, согласно полученной нами информации, случился сердечный приступ в тот момент, когда он собирался на ужин.

М-р Констебль, 56 лет, сын сэра Лоуренса Ч. Констебля, владелец текстильных фабрик. Учился в Хартонби, а также в колледже Симона Мага в Кембридже. Под конец первого года обучения решил посвятить себя государственной службе. Его карьера, хоть и не была блистательной, складывалась в самых лучших традициях нашей Империи. После смерти отца в 1921 году отошел от активной работы. В 1928 году женился на мисс Вильгельмине Райт, более известной под псевдонимом Мина Шилдс. Потомства после себя не оставил.

11
{"b":"13272","o":1}