ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Да?

— Почему ты не сказала мне правду, что Пенник в пятницу вечером был в твоей комнате?

Оба неожиданно остановились. Из холла доносилось только тиканье старинных часов. Доктор боялся, что их разговор могут услышать в салоне.

— Иди сюда, — сказал он и потянул ее за собой, на несколько ступеней выше. Она не сопротивлялась, ее плечо безвольно поддалось сильному натиску пальцев Сандерса.

— Почему ты думаешь, что я не сказала тебе правду? — спокойно спросила она.

— Ларри видел Пенника, когда он выходил из твоей комнаты, прежде чем ты успела неожиданно влезть ко мне в окно. В этом, разумеется, нет ничего плохого, но он сказал это полиции, именно поэтому они хотят с тобой повторить. Пойми, они должны узнать, что тебя так испугало. Он был в твоей комнате, правда?

— Да, — призналась Вики. — Он был в моей комнате.

Глава десятая

— Так почему ты не сказала мне об этом?

На этот раз она попыталась спрятаться за позой капризной кокетливой особы, но, несмотря на безупречную игру, созданный ею образ не подходил к ситуации. Сандерс немедленно это почувствовал. Сделав церемонный придворный реверанс, она уселась на ступеньки и, обхватив колени руками, посмотрела на него. На ее лице, погруженном в полумрак, создаваемый цветными витражами, трудно было что-либо прочесть, оно могло выражать все и ничего.

— А почему я должна была сказать об этом уважаемому господину доктору? — спросила Вики, покачивая головой.

— Успокойся.

— Вероятно, существуют обстоятельства, которые никогда не снились невинным молодым людям…

— Вероятно. Но если ты не скажешь этого невинно мыслящей полиции, я не хотел бы оказаться в твоей шкуре. Пойми это, наконец.

— Ты угрожаешь мне?

— Послушай, Вики, — сказал он, садясь рядом с ней на ступеньках, — ты ведешь себя, как героиня детективного романа. Гордость, умение хранить тайну и тому подобное, и все это для того, чтобы скрыть какую-то ерунду, скрывать которую нет ни малейшего смысла. Полиция интересуется Пенником, они хотят знать, где он был и что делал. Я интересуюсь этим по другой причине. Что тебе сделал Пенник, если ты была так напугана?

— А ты как думаешь?… На этот раз ты разговариваешь, как герой дешевого романа. Ты думаешь, мне хотелось бы, чтобы вокруг подобного дела создавался шум? Возможно, определенная категория женщин и стремится к такому, но это имеет соответствующее название. Гораздо лучше делать вид, что ничего не произошло. Это…

Настроение Вики внезапно изменилось. Сандерс почувствовал, что она вздрогнула.

— А если говорить честно, то ты прав, — сказала она, — было нечто большее. Впрочем, этот бедняга ко мне даже не прикоснулся.

— Этот бедняга?

Вики наклонилась назад в сторону высокого окна, оперлась головой о фрамугу, чувствовалось, что напряжение ее ушло.

— Скажи мне, — неожиданно спросила она, — что из себя представляет мисс Блистоун, ну, та девушка, на которой ты собираешься жениться, — голос ее звучал напряженно.

— Но…

— Скажи, пожалуйста.

— Ну что же… я думаю, что она немного похожа на тебя.

— В каком смысле?

К нему вернулось воспоминание о последних минутах перед расставанием: солнце отражалось в белом корпусе судна, высокие черные трубы, протяжный рев гудка и цветная толпа, среди которой мелькнула Марсия Блистоун, стараясь каждому сказать несколько прощальных слов. Наверное, Кесслер тогда тоже присутствовал на борту.

— Я не могу этого точно определить. Она менее взрослая, чем ты. Но жизнь в ней бьет ключом, — эту фразу он сказал только потому, что ненавидел это определение. — Веселая собеседница в компании, и вообще с ней приятно разговаривать. Я человек серьезный, а она беззаботная и…

— А как она выглядит?

— Она ниже ростом, чем ты, и более худощавая. Карие глаза. Она актриса.

— Это интересно?

— Да.

— Ты любишь ее?

Подсознательно он ждал этого вопроса.

— Да, разумеется.

Минуту Вики сидела неподвижно.

— Да, разумеется, ты ее любишь, — повторила она. — И поэтому мы можем быть добрыми друзьями.

— Мы и так добрые друзья.

— Да. Я имела в виду… — Она замолчала.

Поведение ее изменилось. Всякая видимость кокетства исчезла в мгновение ока. Она говорила спокойно, но в голосе ее чувствовалась отчаянная серьезность.

— Послушай. Ты только что сказал, что я веду себя, как героиня детективного романа. Я всегда смеялась над подобными вещами, но в определенном смысле я чувствую себя именно так. Ясновидящий в погоне за девушкой. То, что случилось две ночи назад, не идет ни в какое сравнение со смертью мистера Констебля. Но, несмотря на это, то, что произошло — отвратительно. Пенник, в сущности, человек не злой, однако он опасен. Я не собираюсь всего им говорить, потому что не хочу, чтобы все это распространилось… ох, это неважно. Но проблема заключается в том, что если я расскажу им все, то могу быть обвинена в сокрытии определенных вещей, а если не расскажу, то не смогу себя защитить. Первый раз в жизни с того времени, когда меня ребенком посылали в наказание в темную комнату, я боюсь. Я нисколько не шучу, Джон! Мне нужен кто-то, кто будет со мной, поможет мне. Скажи, ты поможешь мне? Поможешь мне?

— Ты знаешь, что можешь рассчитывать на меня, Вики.

В этот момент их прервали. Тонкая полоска света пересекла холл. В темноте они услышали шарканье ног, звук удара, проклятье и оглушительный шум упавшей вместе с кадкой пальмы.

— Если бы вы немного потрудились и нашли выключатель, сэр! — проворчал кто-то. — Прошу прощения, но зачем вам нужно куда-то ходить и переворачивать все вверх ногами?

— По-вашему, я сова? — рявкнул в ответ гораздо более разъяренный голос. — Черт побери, инспектор, если вы думаете, что в темноте видно так же, как при дневном свете, то поищите его сами. А я знаю, что делаю. Ага! Вот он!

Щелкнул выключатель, весь холл и лестницу залил свет, при вспышке Вики и Сандерс вскочили на ноги с неясным ощущением вины. Сэр Генри Мерривейл и старший инспектор молча вглядывались в их лица, которые еще не успели принять безразличное выражение.

— Угу, — буркнул Г.М., воздерживаясь от дальнейших комментариев. Он стал тяжело подниматься по лестнице. — Добрый вечер. Вы дочь Джо Кина?

Она молча кивнула головой.

— Я был знаком с вашим отцом много лет тому назад. Старина Джо был хорошим человеком, — сказал Г.М., шмыгнув носом. — Что-то я хотел сказать, ага, старший инспектор хотел вам задать несколько вопросов. Может быть, вы спуститесь к нам? Нет, сынок, — коснулся он руки Сандерса. — Ты пойдешь со мной. Прошу представить меня миссис Констебль.

Вики холодно кивнула головой.

— Охотно, — ответила она, посмотрев на часы. — Но я надеюсь, это не займет много времени. Я должна приготовить ужин.

Она легко сбежала по ступеням в направлении Мастерса, лицо которого успело стать суровым и важным. В этот момент в холл выглянул Чейз, окинул взглядом представшую перед ним сцену и начал насвистывать сквозь стиснутые зубы. Сандерс пошел наверх с сэром Генри. Последний не произнес ни одного слова.

Мина в коричневом платье стояла на пороге комнаты. Она уже полностью взяла себя в руки.

— Я как раз собиралась спуститься вниз, — пояснила она, закрывая за ним дверь. — Но, наверное, будет лучше, если мы поговорим здесь. Прошу садиться. Мы можем сразу же приступить к делу.

— Уважаемая миссис Констебль, — сказал Г.М. с грациозностью слона, попавшего в посудную лавку, которая производила такое же ошеломляющее впечатление, как и его вспышки бешенства. — Уважаемая миссис Констебль, я не испытываю никакого счастья, находясь сейчас здесь.

— А я очень рада, что вы находитесь с нами, — усмехнулась Мина, отряхивая пальцем пудру с шеи. Глаза ее подозрительно заблестели. — Я только хотела бы, чтобы вы оказались здесь гораздо раньше. Вы поживете у нас?

Это прозвучало несколько комично, но Г.М. только отрицательно покачал головой.

22
{"b":"13272","o":1}