ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— А может быть, — взволнованно вмешался старший инспектор, — эта молодая дама в сговоре с Пенником и…

Но Г.М. взмахом руки отверг его идею.

— Ерунда! Пенник ни с кем не в сговоре, это одинокий волк. Вы не видите, к чему я веду? В фешенебельном ресторане сидела Виктория. Элегантная, красивая, глаз не оторвать. И атмосфера соответствующая, не правда ли? Однако она была панически напугана. И все время исподтишка наблюдала за Пенником, даже когда он подзывал, официанта.

Он замолчал.

— А если вести речь о Пеннике, то было видно, что его тоже что-то мучает. Хотя ресторан оборудован роскошно — позолота, плюш и Бог знает что еще, но помещение он занимает небольшое. Когда там много посетителей, и нормальному человеку трудно выдержать, не говоря уж о Пеннике. Ведь он сам вам говорил, что не переносит закрытых помещений. Поддерживал его единственно вид мисс Кин. Он смертельно влюблен в нее, и мне это очень не нравится. Вопрос этот гораздо более серьезный, чем кажется на первый взгляд.

Он беспокойно взглянул на Сандерса.

— Я ничего до сих пор не говорил о твоих делах, сынок. То, что ты начинаешь чувствовать к дочери Джо Кина, может быть вызвано подсознательной обидой на Марсию Блистоун, а может быть истинным чувством. Но сейчас важно не это, а совсем другое: если все по-прежнему будет развиваться в таком темпе, то, клянусь моей шевелюрой, — тут он с гордостью погладил себя по лысому черепу, — между вами обоими дело дойдет до скандала. Ты не думал об этом?

— Нет.

— Тогда задумайся, сынок, — мрачно сказал Г.М. — Потому что Мастерс говорил мне, что уже однажды… привет!

Он замолчал и, насупившись, посмотрел на вновь прибывших. Через вращающуюся дверь, отряхивая капли дождя с плащей, вошли Виктория Кин и Лоуренс Чейз. Дождь, который уже было затих, начался с новой силой. Вспышки молний вспарывали свинцовые тучи, гремели мощные раскаты грома, и дождь, как пелена, накрыл Уайтхолл.

Чейз сдвинул котелок вперед, и вода крупными каплями капала с тульи.

— Добрый день, добрый день, — поздоровался он. — Тот из вас, кто скажет: «О волке речь, а он навстречь», получит награду за самую банальную фразу, поскольку у меня создалось впечатление, что мы прервали вашу интересную дискуссию, касающуюся Вики или моей скромной персоны. Или я не прав, как бы сказал наш ясновидящий.

Вики и Сандерс взглянули друг на друга и почти одновременно перевели взгляд в другую сторону.

— Вы правы, — согласился Г.М., махнув рукой официанту. — Садитесь, мои дорогие. Выпьем кофе, выкурим хорошую сигарету?

— Я обойдусь без сигареты, — усмехнулась Вики. Она сняла шляпку и откинула назад блестящие каштановые волосы. Сандерс пододвинул ей стул. — И могу посидеть только одну минуточку, мне не так везет, как некоторым, и я не могу затрачивать на ланч два с половиной часа. Я как раз возвращалась на работу, когда встретила этого искусителя и… мне просто стало интересно.

Ларри положил портсигар на стол.

— Если говорить честно, — признался он, — то мне тоже было интересно.

— В самом деле? — вежливо спросил Мастерс — И что же именно вас интересует?

— Очень многое, дорогой инспектор. И между прочим, почему вы хотели со мной повидаться? Разве произошло что-то новое? То есть, не считая последнего события. Боже мой, бедная Мина!

Он придвинул стул ближе. Веки его покраснели.

— Мне кажется это просто невероятным. Какая-то омерзительная каша, которую заварил человек, чудовище или не знаю кто еще! Посмотрите в окно — заголовки газет. Оглянитесь вокруг, везде газеты. На нашем столе, на соседнем, на любом другом! — Он быстро взглянул на своих собеседников. — Не думаете же вы, что кто-то здесь знает, что мы замешаны в эту историю.

— Если вы не будете говорить тише, то через минуту это будут знать все. 

Чейз сжался. 

— Прошу прощения, — прошептал он. — Но я предупреждал Мину, а она не хотела меня слушать. Не думайте, что я верю в какие-то сверхъестественные силы этого типа, речь только о том, что все это повторяется. Как я могу во всем разобраться? Вы же знаете, что Сэм Констебль был моим дальним родственником?

— Да-а? — заинтересовался Мастерс.

— Да. Нужно было внимательно читать некролог. Имя его отца было Лоуренс Чейз Констебль. Я его дальний родич. Однако денег после него не унаследую, не беспокойтесь.

— Нет?

— Нет. Кроме ста фунтов, которые можно не считать. Проблема заключается в том, кто будет его наследником вообще? Я скажу вам кое-что, но прошу хранить это в тайне.

— Разумеется, разумеется.

— Завещание Сэма, — пояснил Ларри, открывая портсигар, — содержит имя только одного наследника. Все, чем он располагал, он полностью и без всяких условий завещал жене. А Мина никогда не думала о таких вещах и вовсе не оставила завещания. При этом у нее нет ни детей, ни родственников. А это означает, что состояние Мины вместе с еще большим состоянием Сэма поступает в пользу государства.

Это в свою очередь вызовет огромную бурю, потому что будет оспорено родственниками Сэма. Подчеркиваю, что я в этом участия не приму. Во-первых, вместе со старым дураком сэром Джоном Ричем я назначен душеприказчиком. Во-вторых, остальные его родственники — это родная сестра и два кузена… Если дело будет выиграно, то сестра получит большую часть, а то, что останется, получат кузены, следовательно, даже если бы я имел какие-то виды на наследство, все равно из этого ничего не выйдет. Так выглядит вся ситуация. Я обрисовал вам ее честно и без недомолвок. На меня свалят раздел имущества, и вместо благодарности я получу кучу проблем. Ну, что ж! И все этот трижды проклятый Пенник…

Он замолчал. Видимо, решил, что больше ничего говорить не следует. Он стряхнул пыль с пиджака и закурил.

— Да, это незадача, — сочувственно буркнул Мастерс.

— Согласен. Но это не имеет значения. Единственное, что имеет значение, это то, что бедный старина Сэм и Мина мертвы.

— Да. Но…

— Что «но»?…

Держащийся до сих пор с подозрительной любезностью, старший инспектор хранил за пазухой камень. Он ждал только соответственного момента, чтобы сбросить его.

— Ничего, сэр. Но в этом обществе лучше не говорить слишком резко о Германе Пеннике.

— В этом обществе?

— Я хотел сказать, в присутствии мисс Кин.

— А какое отношение к этому имеет Вики?

Мастерс изобразил на лице удивление.

— Так вы не знаете? Мисс Кин в большой дружбе с мистером Пенником. Не правда ли, мисс? На следующий день после смерти Мины Констебль мисс провела с ним вечер в роскошном ресторане…

Вики молчала. Она сидела совершенно неподвижно на стуле рядом с Сандерсом. Голова ее была слегка наклонена, и он видел только ее блестящие волосы теплого оттенка старой бронзы и нежную линию шеи, виднеющуюся из скромного выреза темно-синего платья. Но слышал ее прерывистое дыхание.

Неприятную паузу прервало появление официанта. Он с шумом поставил чашки с кофе на стол и удалился.

Только тогда она подняла голову. И повернулась к Г.М.

— Сэр Генри, почему вы меня так не любите?

— Я-а? Не люблю вас?

— Да. Вы. Неужели по той причине, что вы приятель отца невесты доктора Сандерса, сэра Денниса Блистоуна? Да?

— Моя дорогая, я не имею понятия, о чем вы говорите. И какое отношение к этому имеет Денни Блистоун?

— Неважно. — Она начала нервно играть коробком спичек, лежащим на столе. — Я видела вас вчера вечером в отеле «Коринтиан». Вы постоянно наблюдали за нами. Вы даже специально споткнулись о ближайший столик, чтобы лучше нас рассмотреть. Думаю, именно вы рассказали старшему инспектору об этой встрече?

Несколько секунд Г.М. не отзывался. Он казался смущенным. Что-то бормотал себе под нос, медленно выбирая сигарету из пачки.

— Что ж… ведь вы были там?

— Да. Боже мой, да! Я там была.

— По собственной воле?

— По собственной воле.

— «Коринтиан» — это не закрытый клуб. Там в любой момент могли появиться репортеры…

33
{"b":"13272","o":1}