ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Да, это было правдой.

Сандерс вспомнил маленькую, наполненную паром ванную и аптечку, в которой искал успокаивающее средство для Мины. Он точно помнил любую мелочь. Сэр Генри, как всегда, был прав. В пятницу вечером камина там не было. Но на следующий день он обратил на него внимание: окрашенный в коричневый цвет предмет, о который он и Мина много раз спотыкались.

— В ванной была большая влажность… — констатировал он неожиданно.

— Разумеется, — проворчал Г.М. — Поскольку Сэм Констебль влез туда только без пятнадцати восемь. Черт побери! Вы можете себе представить, что он ей за это время наговорил!

Итак, он залез в воду. И как было в его привычках, сразу же стал жаловаться на сквозняк и холод. Жена нервно крутилась вокруг него, как в подобных обстоятельствах его слуга. Он был господином и владыкой. Машинально, даже не думая о том, что говорит, ведь он уже столько раз обращал на это внимание своего слуги, он закричал на нее, чтобы она поставила камин поближе к ванне. И, как она и опасалась, ее охватил подсознательный страх. Трясущимися руками, которыми она не могла спокойно держать даже стакан, она подняла металлический предмет. В этот момент оба они подумали об одном и том же. Она поскользнулась — и камин упал в воду.

Это все, джентльмены.

— Неминуемая смерть, — вынес приговор Сандерс. Сэр Генри с шумом втянул в себя воздух.

— Видишь, сынок, лондонские городские власти совершенно правильно отдали распоряжение, касающееся электрического оборудования в ванных комнатах. Там запрещается даже размещать электрические розетки. Но ставить камин рядом с ванной — просто чистое самоубийство. Если он упадет в воду, немедленно происходит короткое замыкание. Ток молниеносно проходит через воду, и тело, находящееся в ней — жертва. Не остается ни одного знака или ожога. Поскольку его воздействие равномерно распространяется на всю поверхность тела. Единственный след — это расширенные зрачки. В последнее время в Бристоле произошло два подобных случая, и бедная Мина Констебль очень хорошо о них знала. Она вклеила вырезки из газеты в свой альбом. Напряжение не имеет никакого значения — 210 вольт достаточно, чтобы убить.

— Да. То, что она ничего не могла удержать в руках, вызвало его смерть. Случилось то, чего она больше всего опасалась, — Г.М. замолчал и через несколько секунд продолжил задумчиво: — Что же дальше? Темнота, ванная залита водой, а в ванной — мертвый супруг. Нет, не прерывайте меня. Она должна была это проверить, у нее еще теплилась слабая надежда. Свет погас, когда перегорел предохранитель. Но, как мы знаем, в Форвейзе так устроено электричество, что на одну-две комнаты приходится один предохранитель. Так что свет погас только в комнате Мины, ванной и спальне Сэма.

На комоде, в комнате ее мужа стояли две свечи. Она побежала, зажгла их и вернулась в ванную. Но поскольку руки ее дрожали, она закапала стеарином не только рукав халата, но и ковер. Одно пятно находилось у ножки кровати, а другое у двери в ванную. Я сказал, чтобы вы обратили внимание на эти пятна, помните? Она тогда была с нами в комнате и пережила очень неприятные минуты. И честно скажу вам, мне очень жаль! Но так, к сожалению, выглядит правда.

Она проверила. Ее муж — мертв. Ей грозит виселица.

Вы знаете, каков был ее характер. Перед ее глазами сразу предстали судьи, виселица и ее последние минуты. И вдруг ей вспомнились предсказания Пенника. Никто теперь не поверит, что это был несчастный случай. Сэм сказал при собравшихся, что она убьет его: «И это будет напоминать несчастный случай, о котором столько писала пресса». Она даже думала использовать этот способ в своей следующей книге. Она была виновна.

Вы знаете уже, о чем она думала, когда стояла с горящими свечами в ванной комнате. Дьявол-искуситель нашептывал ей: «Разве ты не можешь сделать так, как будто это сделала не ты?». Совесть отвечала: «Нет, не могу, я очень его любила». «Но ты же не собиралась этого делать?» — мучил ее дьявол. «Это не имеет значения», — отвечала она уже менее уверенно. «Если бы ты смогла вытащить его из ванны, — настаивал дьявол, — так, чтобы никто ни о чем не догадался…»

Все это очень просто. Она была глубоко предана ему, но ее охватил страх при мысли об аресте и наказании. Она никогда не думала более лихорадочно. Писательница Мина Шилдс нашла выход в течение двух минут. Когда-то она написала детективный роман — Лоуренс Чейз упоминал о нем, — в котором убийца убил свою жертву в одном месте, а потом перенес в другое и утверждал, что смерть наступила именно там…

Сандерс мрачно кивнул.

— Да, — подтвердил он, — Чейз упоминал об этом. Он как раз представил меня Мине и упомянул эту книгу, сказав, что не верит, чтобы можно было сделать нечто подобное.

— Вот видите? Этот замысел пригодился ей теперь. Она стала думать, как ей перенести тело.

Было нетрудно включить свет так, чтобы этого не увидел никто. Предохранители находились в стенном шкафу ее комнаты. Она вставила запасной на место сгоревшего и поставила свечи обратно на комод в спальне Сэма. Следующее действие стоило ей огромного нервного напряжения: она должна была одеть тело мужа. Господа, я видел ее в воскресенье и утверждаю, что только мысль о виселице заставила ее держать себя в руках. Вспомните о ее последующем поведении и вы многое поймете. Перенести Сэма не представляло большой проблемы: он не был ни большим, ни тяжелым. Я не раз видел, как маленькие женщины справляются с упившимися в дым мужчинами, раздевают и кладут их в постель без всяких проблем. Она же должна была сделать нечто противоположное. И ей оставалось еще около десяти минут. Одежда была приготовлена, запонки вставлены.

Она думала, что пережила самый тяжелый момент в своей жизни, когда тащила его мертвое тело через площадку. Наконец она дотащила его до лестницы и прислонила к перилам, через которые перегнулось его бессильное тело. Но это не был самый тяжелый момент в ее жизни. Еще нет!

— Господа, — продолжал Г.М., окинув мрачным взглядом своих собеседников, — следующая сцена драмы — это крик Мины. Все вы были просто парализованы им. Нечеловеческий крик, примерно так каждый из вас это описывал. Она стояла в дверях своей комнаты и кричала так, как будто сошла с ума, впрочем, она была очень близка к этому. Она не играла. После нечеловеческой работы, проделанной только для того, чтобы избежать виселицы, она прислонила бездыханное тело к перилам. И уже закрывая за собой дверь, бросив последний взгляд на мужа, увидела, что он шевелится.

При этом обрати внимание, мой дорогой друг, что никто из вас не видел Сэма Констебля стоящего собственными силами. Ты не видел его, а оказался в холле только после первых криков. И не видел никакого «раскачивания и пошатывания», которые она придумала для собственной защиты. Следовательно, что конкретно ты увидел? Констебля, перегнувшегося через перила, одной рукой придерживающегося за столб. Но ты тоже заметил, что он пошевелился.

Ты помнишь? Его тело внезапно дернулось, вторая рука поднялась вверх, судорожно разжав пальцы. Он бессильно лежал на перилах, но спина его вздрогнула и он пошевелил рукой. Очень характерные симптомы, не правда ли?

Он обратился к Мастерсу:

— Доктор может вам сказать, дружище, что существует одна единственная форма смерти, при которой человек может быть признан мертвым, сердце его перестает биться, однако тело может проявить признаки жизни через несколько минут после смерти. Это смерть, вызванная электрическим шоком.

Это случалось и при казни на электрическом стуле в Америке, но тогда еще не знали того, что мы знаем сейчас. Когда человек поражен электрическим током, он часто проявляет признаки жизни после применения искусственного дыхания. Обращаю ваше внимание, инспектор: признаки жизни. Потому что даже самое совершенное искусственное дыхание не может заставить его сердце долго биться. Впрочем, начнем с того, что если сердце перестает биться, то наступает смерть. Но могут проявиться определенные признаки жизни, такие, как Сандерс наблюдал у Констебля. Почему? Потому что совершенно неосознанно Мина применила искусственное дыхание. Когда? Это очень просто — во время одевания.

49
{"b":"13272","o":1}