ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

И когда, в конце концов, прислонила его к перилам, в нем проявились эти признаки. Легкое движение, судорога пальцев — не больше. Но, как часто случается при такого рода «случайностях», Сандерс, осматривая Констебля, уловил дрожь покидающей его жизни и был уверен, что смерть наступила именно в этот момент.

Клянусь Богом, нельзя винить его за это! Кто бы догадался, что он имеет дело с «оживлением» смертельно пораженного током человека, когда по показаниям свидетелей, он просто упал и умер в собственном холле?

Это была… хм… своего рода вторая смерть. Все приобрело иной вид: время, место, способ смерти. Это направило наши подозрения на неправильный путь. Я не верю в детективные способности нашего молодого друга, но, как врач, он пользуется моим полным доверием. Никто, кроме него, не мог точнее увидеть то, что произошло. Это был тот самый «слепой случай», который на этот раз чуть было не прикончил миссис Констебль.

— Благодарю вас, — тихо сказал Сандерс.

Ему вспомнилась Мина, сидящая в кресле. Ее изнеможение и ускоренный пульс — ведь это был прежде всего результат физических усилий. Ее слова: «Это неправда, что он умер! Нет! Я сама видела…» теперь можно было объяснить совершенно иным образом. «Вы же должны знать! Вы врач! Вы бы знали, если бы…» Да, он понял теперь каждое изменение ее чувств, презрение к себе самой, сомнения, которые она переживала, желание узнать все сразу, немедленно…

— Теперь вы понимаете, — сухо продолжал Г.М., — ее состояние, когда Пенник с полным спокойствием заявил, что это он с помощью «Телефорс» убил Сэмюэля. Поэтому она всю свою боль и ненависть сконцентрировала на Пеннике и при каждом удобном случае повторяла, что он аферист и преступник. При этом еще Пенник комментировал происшедшее на свой лад: что это доброе дело, так как он устранил бесполезного члена общества. На ее несчастье он строил свою славу. А что осталось ей? Отчаяние и воспоминания, которые доводили ее до безумия. Проблема, однако, заключалась в том, что она не могла сказать правду. Больше всего на свете она желала разоблачить Пенника. И она бросила ему вызов: пусть попробует убить меня при помощи «Телефорс»! Но она не могла сказать правды…

И здесь мы можем оставить миссис Констебль. Она не была убийцей. О нет! Это была порядочная женщина, старающаяся спасти свою жизнь. После несчастного случая она спрятала в шкафу мокрый электрический камин и на следующий день заменила его на другой, исправный. В этом доме, как вам известно, было множество каминов. Она также спрятала альбом с вырезками, который достаточно хорошо рассмотрел Сандерс. Да, с Миной мы закончили. Теперь перейдем к не слишком приятной личности убийцы — настоящего убийцы, — единственного убийцы во всем этом деле.

Виктория Кин. Джо Кин оставил все свои деньги своей второй жене Синтии. После ее смерти состояние переходило в руки Вики.

Старший инспектор кашлянул и поднял голову над блокнотом, углубившись в который он сидел все это время. За широким столом, отодвинув в сторону лампу, Г.М., удобно устроившись во вращающемся кресле, рукой прикрывал глаза от света. Уголки его губ опустились вниз, и он громко сосал свою трубку. Но Сандерсу казалось, что из-под его руки на него посматривают быстрые маленькие глазки.

Помолчав немного, Г.М. продолжил:

— Нет, мне она не нравилась. И она была настолько умна, что поняла это. Я знал ее отца. Она уродилась не в него. Это злая женщина, без всяких моральных устоев. Но я не мог тебе этого сказать, сынок, потому что ты вцепился бы мне в горло за то, что я преследую бедную, невинную девушку. Ты не влюбился в нее, хотя она делала все, чтобы тебя привести к этому. Ты мог ей пригодиться… Меня очень радует то, что ты не дал себя поймать, потому что готов побиться об заклад, что ее в скором времени ждет виселица…

«Да, это были первые слова, которые причинили боль».

— Не волнуйся так, сынок. Я знаю, это не очень приятно, но и она была не слишком приятной особой. Если бы я был тобой, то занес бы это все в печальный жизненный опыт и ни словом бы не обмолвился Марсии Блистоун, которая в июне вернется домой. Ты слышал, что она говорила в комнате Синтии, когда чувствовала себя в безопасности. Следовательно, мне не надо ничего говорить о ее характере: большой ум при заторможенных эмоциях. Она умела быстро воспользоваться ситуацией. И вот на горизонте появляется «бог из машины» Герман Пенник. Абсолютно убежденный, что это он убил Сэма Констебля и что он обладает силой, которая даже его пугала своей мощью. Таково было состояние ума Пенника. Она молниеносно сориентировалась, каким образом сможет это использовать.

Лицо Г.М. преобразилось вследствие священного гнева.

— А теперь я вам расскажу, как я все это увидел. Вы втянули меня во всю эту историю в воскресенье во второй половине дня. После того, что я пережил в Лондоне — эта проклятая Палата Лордов, впрочем, вы сами знаете, — я приехал в деревню, чтобы провести несколько спокойных часов. И что я застаю? Сумасшедший дом! Вы потчуете меня всякими несуразностями относительно убийства при помощи мысленных волн. Миссис Констебль со слезами на глазах, почти на коленях, умоляет меня разоблачить Пенника — и при этом вываливает на меня кучу лжи.

Великолепно. А что я думал? Что мог бы подумать любой разумный человек на моем месте? Я согласился с Мастерсом, что, если здесь совершено убийство, то это сделала Мина Констебль. Я сказал, что ей ничего не угрожает и что она в такой же безопасности в Форвейзе, как в сейфе Английского Банка. И до сих пор считаю, что имел право так утверждать.

Но Пенник беспокоил меня. И если миссис Констебль убила своего мужа, то я никак не мог понять, как она это сделала. Я только знал, что ванная комната имела к этому какое-то отношение. К ней вели все следы, включая пятна стеарина. Когда я спросил Мину, когда ее муж пошел купаться, она солгала. После смерти Констебля Сандерс подробно описал нам ванную комнату и сказал, что там не было электрического камина. А в воскресенье, во второй половине дня я нашел там камин. Мне показалось странным, что человек, которому постоянно было холодно, не держал камина там, где он больше всего был нужен.

— Я жил в чертовском напряжении, — вздохнул Г.М. — Меня снедало беспокойство, потому что я не мог опровергнуть свидетельство доктора, который заявил, что Констебль умер в холле. Только в воскресенье ночью, когда я сидел дома, мне пришло в голову, что кто-то вынужден был зажечь свечи в ванной, потому что погас свет, а погас он потому, что кто-то уронил камин в воду. Камин, который внезапно улетучился. Это объясняло бы и «возвращение к жизни» покойника. И это было единственное, что могло объяснить расширенные зрачки трупа.

Было похоже на то, что Пенник действовал совместно с миссис Констебль. Он должен был затуманить всем мозги «черной магией», а Мина взяла на себя «мокрую работу». Ночью я видел очень приятный сон, как я доберусь до них, а когда проснулся — миссис Констебль была уже на том свете, а у Пенника снова было алиби! Это привело меня в бешенство!

Споры вокруг «Телефорс» вызвали дьявольский шум во всем мире. Я был так занят, что только во вторник, во время ланча, узнал от вас обоих все подробности. Это поставило все точки над «и». Я знал, что я прав, поскольку, во-первых, снова кто-то зажигал свечи, во-вторых, Сандерс, который сидел в столовой — комнате, расположенной прямо под ванной на втором этаже, обратил внимание на легкий, вибрирующий шум воды, который не мог исходить от фонтана в оранжерее.

Наступила тишина. Сандерс мрачно кивнул.

— Понимаю. Шум воды, наливающейся в ванну.

— Нет, сынок.

— Как это нет?!

— Шум воды, вытекающей из ванны, — поправил его Г.М. — Видите ли, очень легко наполнить ванну почти без всякого шума. Просто нужно делать это очень медленно. Почти невозможно, чтобы сквозь толстые стены этого дома кто-то мог услышать шум медленно и равномерно наполняющейся ванны. Но чего невозможно сдержать и что дает вибрирующий звук? Вода, выливающаяся из ванны. И ты только потому услышал этот шум, что трубы, ведущие в канализацию, расположены во внутренней стене столовой. Поэтому для меня стало абсолютно ясно, что убийцей является Вики Кин.

50
{"b":"13272","o":1}