ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Мертвая тишина. Все, не отрываясь, смотрели на милорда.

«Без власти и почти без друзей». Никто из присутствующих в комнате, кроме Фентона и лорда Шафтсбери, не мог до конца понять значения этих слов.

Принципы милорда Шафтсбери, чего не мог отрицать и Фентон, были достаточно высокими. Его ненависть к католической церкви являлась абсолютно искренней и едва ли не переходила в манию. Он почти не интересовался деньгами, мало пил и никогда не терял голову из-за женщин. Все, чего желал Шафтсбери, это неограниченная власть, и чтобы добиться ее, он был готов на все — от маленькой лжи до массового убийства.

Шафтсбери внезапно поднялся, бросив на стол кружевной платок, и повернулся, словно поправляя зеленый камзол. За оконной решеткой на него уставилась отрубленная голова, торчащая на шесте над Темпл-Баром, которая, слегка покачиваясь, как будто заглядывала в комнату. Милорд быстро отвернулся и снова сел.

— Ну, сэр Николас, — заметил он, усмехнувшись, — вы весьма дерзки в своих предсказаниях.

— Нет, милорд! — быстро ответил Фентон. — Я не предсказатель и не ясновидящий. Я просто сужу о том, что произойдет, руководствуясь известными мне фактами.

— Я бы хотел, — продолжал Шафтсбери, — познакомить вас со всеми моими друзьями, присутствующими здесь. Боюсь, что это невозможно. Но с одним из них я вас непременно должен познакомить.

Парик герцога Бакингема тотчас же метнулся к Шафтсбери. Казалось, Бакс шепчет ему какие-то возражения. Другие парики также потянулись к большому столу; среди украшенных плюмажами разноцветных шляп послышался шепот. Фентон мог разобрать только два слова: «Никаких скандалов!» Еще один голос, принадлежавший неизвестно кому, прошипел так громко, что его услышали все в комнате.

— Чума на вас! Вы ходите с козырного туза слишком быстро!

— Берегись! — пробормотал Джордж, толкая Фентона локтем под ребра.

— Вот именно! — проворчал мистер Рив. — Старый плут отвернулся, чтобы скрыть бешеную злобу. Будь я голландцем, если здесь не назревает кровавое дело!

Фентон, преподавший обещанный урок, спокойно ожидал.

Милорд Шафтсбери остался глух к протестам. Он прошептал в ответ что-то, вроде бы удовлетворившее остальных. Туфли заскользили по доскам пола, и разноцветные шляпы вернулись на прежние места. Бакингем по-прежнему сидел рядом с Шафтсбери.

— Прошу вас! — пригласил милорд. Протянув руку в сторону круглого стола, за которым спиной к левому боку Фентона сидели несколько членов клуба, Шафтсбери явно побуждал кого-то подняться с места.

У стола поднялась самая странная фигура, какую Фентон когда-либо видел.

Человек был еще более высоким и худым, чем Длинноногий из Аллеи Мертвеца. Но на этом сходство между ними исчерпывалось. На незнакомце был каштановый парик, больше и длиннее, чем у любого в комнате, и припудренный золотом, согласно моде при дворе короля Людовика XIV 69.

Трудно сказать, были ли его темные влажные глаза злыми или печальными. Бледность длинного лица, возможно, являлась следствием слоя пудры; на скулы явно были наложены румяна. Белый камзол с геральдической лилией контрастировал с темно-синим жилетом с золотыми пуговицами. Белые штаны в обтяжку переходили в красные чулки, оканчивавшиеся внизу белыми туфлями с красными высокими каблуками.

Блистательная особа двинулась среди столов семенящей походкой, слегка приподняв одно плечо.

«Этот субъект, — подумал Фентон, — прибыл сюда в карете или в портшезе, иначе его бы на улице камнями закидали!»

Все же никто в комнате, в том числе и сам Фентон, не обманывался на его счет.

Многие щеголи, не исключая и самого короля Карла, отчаянно старавшиеся не отстать от моды, подражали своими туалетами актерам и прибегали к обилию косметики, словно женщины. Однако они оставались при этом храбрыми, а зачастую и весьма опасными людьми.

Стуча по полу красными каблуками, незнакомец в припудренном золотом парике добрался до перил лестницы и, свернув налево, приблизился к Фентону.

— Еще один забияка, — с отвращением шепнул Джордж, — но на сей раз лучший, которого им удалось нанять. Будь осторожен, Ник!

Милорд Шафтсбери любезно обратился к Фентону.

— Могу ли я представить вам капитана Дюрока, недавно состоявшего личным телохранителем французского короля?

Фентон услышал позади глубокое свистящее дыхание Джорджа.

— Смерть Христова! — прошептал Джордж. Его правая рука отпустила эфес шпаги и скользнула за камзол, где висел кинжал.

— Спокойно! — бросил Фентон через плечо.

Затем он обернулся к капитану Дюроку, о котором уже успел услышать.

Тот медленно приближался вдоль перил. Мускулистая левая рука с длинными пальцами покоилась на золоченой головке эфеса шпаги, висевшей, по французской моде, на перевязи, тянувшейся под камзолом от правого плеча к левому бедру.

Присутствующие молча наблюдали за происходящим. Некоторые продолжали сидеть, другие поднялись, заглядывая через плечо стоящим впереди. Фентон услышал булькающий звук, когда лорд Уортон, смуглолицый, в черном парике, залпом выпил кружку мальвазии.

Капитан Дюрок остановился на расстоянии шести футов от Фентона.

— Мсье! — произнес он почти нежно, улыбаясь и показывая плохие зубы. Улыбка мелькала в его темных и влажных глазах. Дюрок низко поклонился, скрестив руки на груди, так что несколько золотых пылинок посыпалось с его парика.

Фентон молча поклонился в ответ.

— Увы! — заявил капитан Дюрок, выпрямляясь и прижимая руку к сердцу, словно актер. — Весьма печально, что между нами имеются разногласия, не так ли?

«Ты не француз, — подумал Фентон. — Акцент у тебя явно преувеличен. Возможно, ты какой-нибудь полукровка из Центральной Европы».

— Но не должно быть никаких скандалов, — продолжал капитан Дюрок, выглядевший шокированным. — Нет-нет! Всего лишь маленькое оскорбление, выбор секундантов, места и времени встречи… Сегодня или завтра — как вам будет угодно! Tout a fait comme il faut, n'est-ce-pas? 70

Капитан подошел чуть ближе.

— Helas! 71— вздохнул он. — Нам следует обсудить проблему ссоры. Она ни в коем случае не должна иметь политическую подоплеку. Нет, нет, нет! Tiens 72, я придумал! — Влажные глаза Дюрока заблестели. — Мы поступим, как рыцари в старину, хорошо? Я задам вам вопрос!

Его лицо с красными пятнами на скулах приблизилось к лицу Фентона.

— Кто самая прекрасная дама в этой стране? — осведомился Дюрок. — Быстро! — Он не давал Фентону время подумать. — Кто?

— Моя жена! — горячо воскликнул Фентон, после чего его сразу же оглушил громовой хохот.

Фентон понял, что не мог дать ответа, который показался бы людям того времени более глупым. Члены «Зеленой ленты» громко улюлюкали, корчась от смеха, кричали «Браво!»и поднимали кружки в насмешливом тосте.

Капитан Дюрок с видом опытного комедианта повернулся к публике, пожал плечами и печально развел руками.

«Tiens, — казалось, говорит он, — что я могу сделать с подобным человеком?»

Щеки Фентона запылали. «Возьми себя в руки!»— сказал ему внутренний голос, и он сразу же успокоился.

В глазах капитана Дюрока веселье смешивалось с презрением. Высокий псевдофранцуз с размалеванной физиономией и жеманными манерами верил, что сможет покончить с противником на втором или третьем выпаде. С насмешливым хладнокровием он обсуждал условия дуэли, в которую не должен быть вовлечен драгоценный клуб «Зеленая лента».

Капитан Дюрок вновь драматическим жестом повернулся к Фентону, прижав ладонь к сердцу.

— Мсье, — печально промолвил он. — К моему глубочайшему сожалению, не могу согласиться с вами в этом вопросе, ибо самая прекрасная дама, vous comprenez 73, очаровательная мадам Мег Йорк…

вернуться

69

Людовик XIV Бурбон (1638 — 1715) — король Франции с 1643 г..

вернуться

70

Все, как полагается, не так ли? (франц.).

вернуться

71

Увы! (франц.).

вернуться

72

Вот (франц.).

вернуться

73

Как вы понимаете (франц.).

30
{"b":"13273","o":1}