ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Что-что? — спросил капитан О'Кэллахан.

Фентон стянул кольцо со среднего пальца, не желая объяснять его значение. Снова ощущая, что дом живет какой-то тайной жизнью, он, тем не менее, не оборачиваясь, бросил перстень через плечо, слыша, как он со звоном покатился по полу холла.

— Джайлс, — сказал Фентон, — пускай это кольцо выметут вместе с мусором. Оно не стоит ни гроша, как и честь человека, давшего мне его… А что если я бы возражал против своего ареста, капитан О'Кэллахан?

— Тогда, — ответил капитан, — вы были бы арестованы независимо от того, возражаете вы или нет. Вы отличный фехтовальщик, сэр Николас, когда твердо стоите на ногах. А сейчас, — насмешливо добавил он, — что вы можете сделать, имея против себя отряд моих драгун?

В холле послышался громкий голос:

— Будь я проклят! Мне кажется, что кое-что мы все-таки можем сделать!

Покрасневший от вина Джордж Харуэлл, тяжело ступая, вышел из столовой. Его рапира с серебряным эфесом оставалась в ножнах, но в правой руке он держал тесак, такой же как и у капитана.

— Это не ваше дело, сэр, кто бы вы ни были, — откликнулся капитан О'Кэллахан, устремив на него суровый взгляд. — Эге! — добавил он. — Да вы пьяны, как матрос, получивший жалование!

— Я просто немного выпил! — заявил Джордж. — Это только слегка развязывает язык и придает изощренность руке, работающей шпагой.

Тесак просвистел в воздухе, когда Джордж проиллюстрировал свои слова, помахав им.

— Так вы считаете, что сможете арестовать Ника Фентона, мой храбрый драгун? Посмотрите-ка туда и сами увидите!

Фентон, тоже обернувшись в указанном направлении, увидел рядом с собой не только Джайлса, но и Харри с целой охапкой оружия. Харри вручил Джайлсу старинную обоюдоострую рапиру и кинжал для левой руки. Держа в руках такое же оружие, он отступил на два шага.

На лестнице, ведущей в кухню, появился Большой Том с бревном на плече и тяжелым кремневым мушкетом в руке. За ним следовал конюх Джоб с таким же мушкетом на кожаной перевязи и дубинками в обеих руках. Шествие замыкали широкоплечий кучер Уип и привратник Сэм.

Мушкеты нового образца, без старинных фитильных замков, выдавались только отборным полкам, следовательно Джайлс заблаговременно обзавелся ими с помощью подкупа.

— Сэр Ник, — шепнул Джайлс, — поглядите на лестницу, ведущую наверх!

Хотя лестница была не видна, Фентон уже слышал звуки быстрых шагов. В холл безмолвно спустились все мужчины-слуги. В кладовой они взяли шпаги и тяжелые кавалерийские пистолеты. Даже Дик, мальчик-конюх, был здесь.

Капитан О'Кэллахан обозревал их, расставив ноги.

— Значит, вы все сопротивляетесь королевскому приказу и защищаете измену? — рявкнул он.

— Нет, — весело ответил Джордж. — Мы защищаем только Ника Фентона.

— Глупости! Почему вы это делаете?

— Потому что, — крикнул в ответ Джордж, — Ник слишком долго нес на своих плечах бремя, вступая в бой за каждого, кто пошатнется или упадет! Слишком долго Бог или дьявол — не знаю, кто именно — наносили ему исподтишка удары в спину! Слишком долго он трудился для всех, кроме себя самого! Так пусть же он узнает, что его труд не был напрасным!

Группа, стоящая позади Фентона, разразилась одобрительными криками.

Снаружи в лунном свете зашевелились драгуны. Одна из лошадей заржала и встала на дыбы, демонстрируя чувства, охватывающие всадника. Кто-то крепко выругался. Послышался легкий стук подков — это подъехал корнет, отдавший приказ:

— Карабины наизготовку!

Приказ был выполнен не только солдатами, но и Уипом, Джобом, Большим Томом, Сэмом и даже Джайлсом с криками, в которых ощущалась нескрываемая радость. Фентон услышал сзади стук — это слуги ставили мушкеты на опорные стойки, готовясь стрелять.

— Капитан, — вновь заговорил Джордж Харуэлл, — перед вами люди, которые одержали победу в битве на Пэлл-Молл над куда большим числом противников. Что же, по-вашему, произойдет с какой-то жалкой дюжиной драгун? Мы свернем им шеи, как голубям, и вам это отлично известно! — Сдержавшись, Джордж добавил: — Можете беспрепятственно выйти к вашим людям, капитан, и тогда мы атакуем вас.

— Вот как — атакуете? — переспросил капитан О'Кэллахан, не отступив ни на шаг перед нацеленными на него мушкетами. — А всю королевскую армию вы тоже намерены атаковать? Каждого из вас схватят и повесят, как велит в таких случаях правосудие!

— Правосудие! — повторил вслух Фентон.

Все это время он напряженно обдумывал, что ему говорить и делать, не замечая открытую дверь приёмной, где стояла Мег Йорк с тех пор, как Фентон спустился вниз. На ней была черная накидка с капюшоном, лицо было смертельно бледным, из закушенной нижней губы текла струйка крови, а выражение ее глаз было трудно понять.

— Стойте! — крикнул Фентон, подняв руку. Сейчас же сердитые возгласы и даже рычание мастифов сменила мертвая тишина.

Человек в дверном проеме находился на расстоянии пятнадцати футов. Отмахнувшись от протестов Джайлса и Джорджа, Фентон один двинулся навстречу капитану О'Кэллахану, который внимательно следил за ним, держа руку над эфесом шпаги.

— Капитан, — спокойно заговорил Фентон, — я хотел бы…

Внезапно Фентоном овладела страшная слабость. Он почувствовал, что его голова кружится, а нога скользит по полированным доскам. Испытывая унижение, подобное острой боли, Фентон растянулся на полу лицом вниз.

Ирландский капитан посмотрел на искаженное лицо человека, пытавшегося подняться. После краткой борьбы с самим собой капитан О'Кэллахан ощутил, что его гнев полностью улетучился.

— Разрази меня гром! — пробормотал он и добавил с уважением: — С вашего позволения, сэр Николас.

Наклонившись, так что его черный парик и алый плюмаж на широкополой шляпе затрепетали в воздухе, подобно корабельным флажкам, капитан помог Фентону встать на ноги.

— Сам принц Руперт, — заметил он, — часто терял силы от ран или отсутствия пищи, становясь еще слабее вас. Так что тут нечего стыдиться. Клянусь Богом, сэр, я испытываю к вам уважение только за то, что вы вообще смогли спуститься сюда!

Эти слова произвели целительный эффект на присутствующих в холле, успокоив гнев и возбуждение, подобно тому, как успокаивают свирепого пса.

— Благодарю за любезность, — ответил Фентон. — Я хотел только сказать, что мои недавние слова были поспешными и необдуманными. Ведь убийца моей жены…

Капитана снова охватило изумление.

— …убийца моей жены еще не предстал перед правосудием. Мне следует обдумать, как добиться этого, а не затевать скандалы и драки. Поэтому мои слуги больше не прольют за меня ни капли крови. Благодарю вас за долготерпение, сэр, и отдаю себя в ваше распоряжение.

Капитан О'Кэллахан переводил взгляд с пола на потолок, избегая смотреть на Фентона.

— Ну и ну! — проворчал он.

— Могу я надеться, что вы, со своей стороны, ничего не предпримете против моих слуг? Я имею в виду ваши слова насчет повешения и тому подобное…

— Сэр Николас, с этой минуты я забыл обо всем!

— Тогда я готов. Э-э… будет ли мне позволено взять с собой несколько книг?

— Книги? — Капитан О'Кэллахан был сбит с толку. — Хм! Они могут быть доставлены вам завтра вместе с куда более, на мой взгляд, важными вещами — одеждой и постельным бельем. А пока что…

Позади холла послышались звуки, напоминающие шум борьбы, после чего заговорил кучер Уип:

— Сэр, — свирепо осведомился он, — что делать с Джудит Пэмфлин?

Глянув через плечо, Фентон увидел, что ее привели снизу. Руки Джудит Пэмфлин были связаны за спиной цепью, конец которой держал отложивший оружие Уип, вытолкнувший женщину вперед.

Было ясно, что на ее угловатую фигуру напялили чистое платье, дабы скрыть следы ударов хлыстом. Растрепанные волосы свисали на плечи, а лицо было грязным и покрытым синяками и шрамами. Оно могло бы внушить жалость, если бы не злоба, светившаяся в слезящихся глазах.

— Ник, — заговорил Джордж Харуэлл, — ты должен знать, что сделала эта женщина! Она позволила тебе уйти из дома, не сказав, что Лидия умирает! Она даже не пожелала назвать противоядие, которое могло бы ее спасти!

71
{"b":"13273","o":1}