ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Держись одной рукой за зубец, — шепнул он, обняв Мег за талию, — поднимайся в пространство между зубцами, а потом прыгай! Когда будешь плыть под причалом, берегись течения и свай. Ну, действуй!

Мег, собираясь повиноваться, повернула голову влево и тут же застыла, как вкопанная. Фентон тоже посмотрел на дорожку для часовых между Мег и башней Святого Фомы.

На дорожке, на расстоянии двадцати футов, одетый в белое и с обнаженной шпагой в руке, стоял капитан Дюрок.

Худоба и высокий рост в серебристом сиянии луны, находящейся почти в зените и создававшей обманывающую зрение игру светотеней, превращали его в гиганта. В обрамлении локонов большого парика торчала костлявая нижняя челюсть, зубы блестели в усмешке, острие рапиры было устремлено на Фентона.

Дюрок уже не выглядел комично — он напоминал саму смерть со шпагой вместо косы.

— Нет, я не дьявол, — промолвил он своим неприятным голосом. — И я не послан сюда милордом Шафтсбери. Я всего лишь был гостем на этом банкете. Вы разве не слышали, как они кричали, что их гость исчез? Ну, вот мы и встретились снова, мой маленький дворянчик! И прелестная Мег, некогда составлявшая мне компанию в постели…

Фитиль ненависти, шипящий между Дюроком и Фентоном, оставался невидимым. Но Мег ощутила эту ненависть, благодаря напряжению мускулов руки Фентона, поддерживающей ее за талию.

— Лезь наверх и прыгай! — пробормотал Феyчтон Мег.

— А ты последуешь за мной?

— Очень скоро.

— Тогда я останусь и подожду тебя, — ответила Мег, чуть дыша.

Кудахтающий смех капитана Дюрока смешался с плеском воды внизу.

— Нет, вы не станете прыгать! — сказал он. — Я стою достаточно близко, чтобы успеть вам помешать!

Отскочив от Мег, Фентон едва не упал на другую сторону дорожки шириной не более шести футов. Он быстро повернулся лицом к Дюроку.

— Маленький дворянчик не хочет драться! — вздохнул Дюрок. — Он хочет убежать. Он боится, что у капитана Дюрока припасено для него слишком много bottes!

Фентон выхватил шпагу.

— Черт бы вас побрал! — негромко воскликнул он. — Покажите-ка мне хоть один botte, который я бы не знал!

— Берегись! — крикнула Мег.

Отнюдь не будучи истеричкой, она стиснула зубы, чтобы не завизжать.

Они устремились друг на друга, как два знаменитых дуэлянта на песчаных отмелях Кале, словно каждый намеревался сразу же пронзить другого насквозь, однако оба инстинктивно отскочили назад, оставаясь в пределах досягаемости оружия противника.

Лунный свет блеснул на клинке шпаги Дюрока, когда он сделал прямой выпад, стремясь выколоть Фентону левый глаз. Парировав удар со звоном, отозвавшимся, наверное, даже в башне Уэйкфилда, Фентон услышал, как туфля Дюрока заскрипела на камнях. Он сделал ответный выпад, целясь в сердце врага. Ответом послужил хриплый смех Дюрока, когда оба вновь заняли оборонительную позицию.

У мнимого француза были слишком длинные руки и ноги. Острие шпаги Фентона не доставало четырех дюймов до груди противника.

— Видите, маленький дворянчик? — усмехнулся Дюрок. — Вы не в состоянии даже прикоснуться ко мне!

— Вот как?

Рукоятка шпаги Дюрока со стальной чашечкой имела на каждой стороне дужку, образующую выпуклый полукруг. Фентон заметил это при лунном свете, когда Дюрок вытянулся вперед, словно белая змея, направив острие в низ живота противника. Парируя удар снизу, Фентон отбросил клинок в сторону и сделал встречный выпад, метя в икру вытянутой правой ноги Дюрока.

Клинок Фентона порвал белый чулок и поранил ногу врага, на которой выступила казавшаяся черной кровь. «Капитан Дюрок», выкрикнув венгерское ругательство, ринулся в атаку. Четыре раза он делал выпады, не получая ответных и оставшихся безуспешными. Фентон смеялся, в то время как Дюрок приходил в бешенство.

— Берегитесь! — крикнул ему Фентон, приготовившись к самому опасному фехтовальному трюку.

Дюрок сделал пятый выпад, на сей раз в четвертой позиции. Безоружная левая рука Фентона оттолкнула клинок вправо. Находясь на более близком расстоянии, Фентон снова попытался пронзить сердце противника.

Шпага проникла в тело Дюрока, но не достаточно глубоко, чтобы проткнуть плотную фибру, окружающую сердце. Отскочив назад, Фентон парировал выпад, нацеленный ему в лоб, над правым глазом.

После этого оба, тяжело дыша отступили, не сводя взгляд друг с друга. Лунный свет, способствуя обманам зрения, скорее мешал, чем помогал им фехтовать.

Две глубокие раны Дюрока сильно кровоточили. Он покачнулся, но не упал, по-прежнему возвышаясь над Фентоном. Фентон знал, что его противник стремился не столько выколоть ему глаз, сколько поранить бровь, чтобы ослепить потоком крови и с легкостью прикончить. Дюрок использовал только старые фехтовальные приемы.

Но теперь Дюрок уже не осмеливался на это. Его дыхание истощилось, и ему оставалось лишь нанести противнику удар в сердце, как пытался сделать Фентон. В то же время Фентон вспомнил о приеме, который был изобретен лишь в восемнадцатом столетии. Конечно, обезоружить такого противника, как Дюрок, практически невозможно, но все же…

— Будь я проклят! — послышался неподалеку возглас. — Ведь это Ник Фентон фехтует с кем-то на дорожке для часовых!

— Где?

— Вон там, посмотри!

— Господи, да там и женщина! Почти раздетая и прехорошенькая!

У Фентона все сжалось внутри. Один мушкетный выстрел с близкого расстояния может…

Фонари замелькали на широком пространстве между внутренней и внешней стенами. Послышался топот ног по каменным ступеням в узкой арке между Кровавой башней и башней Уэйкфилда.

Не отрывая глаз от дужек шпаги Дюрока, Фентон внезапно отскочил назад. Дюрок с торжествующим криком бросился за ним. Освещенный луной, он сделал стремительный выпад, направленный в сердце врага.

Мег вскрикнула, ибо Фентон стоял широко расставив руки с незащищенной грудью. Но он успел отскочить вправо так стремительно, что его шпага зазвенела о каменный зубец. Острие шпаги Дюрока проткнуло левую сторону его рубашки. Фентон почувствовал, как холод клинка ожег ему бок.

И затем ловушка захлопнулась.

Левая рука Фентона рванулась вниз. Когда чашечка рапиры Дюрока оказалась между его левой рукой и боком, Фентон зажал ее рукой, одновременно подняв свою шпагу и опустив клинок вертикально внутрь выпуклой дужки. В результате шпага Дюрока оказалась прочно запертой — выдернуть ее он не мог.

Мнимый француз осознал это слишком поздно. Внезапно отведя в сторону левую руку, Фентон с силой рванул правую руку, державшую шпагу, вправо. Дюрок, клинок рапиры которого был направлен вперед по горизонтали, естественно, не мог выдержать этого мощного рывка. Впрочем, это вообще было не в человеческих силах. Шпага Дюрока вылетела из его пальцев, взвилась над каменными зубцами в лунном сиянии и упала в реку.

— Здесь Дьявол в бархате, сэр! — совсем близко прозвучал голос снизу. — Полюбуйтесь-ка, что он проделал!

— Заключенный, стойте и сдавайтесь! — послышался властный голос офицера.

На широкой дорожке между стенами загремели быстрые шаги. Пламя факелов, шипя, взвилось вверх.

Готовясь нанести противнику последний удар, Фентон взглянул в ошеломленные и испуганные глаза Дюрока, знаменитого по всей Европе бретера, и не смог этого сделать. Его рука, державшая шпагу, дрогнула. Дюрок, неправильно поняв его взгляд, повернулся и бросился бежать. Сунув нетвердыми пальцами в ножны окровавленный клинок, Фентон увидел, что Мег стоит в четырех футах от него, положив руку на каменный зубец.

— Лезь наверх и прыгай! — прокаркал Фентон, который едва мог говорить.

Без колебаний и посторонней помощи Мег влезла на стену и спрыгнула вниз. Он услышал всплеск воды.

Раздался лязг железа, когда отодвигали засовы с двери, ведущей в камеру Фентона с винтовой лестницы в Средней башне. В отверстиях замелькали огни факелов. Фентон бросился к двери, выходящей из камеры на дорожку для часовых, и закрыл наружные засовы.

Обернувшись, он услышал:

80
{"b":"13273","o":1}