ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Нет, спасибо. Я уже удовлетворен.

– Кит, что вы вообще думаете обо всей этой ситуации? Врожденная практичность Пат Денби снова дала о себе знать.

– Ты не думаешь, что первым делом он должен все услышать? – прервала она свою приятельницу. – Более того, это в принципе неверный подход. Раз уж в нашем распоряжении оказались апартаменты Джима Карвера, почему мы должны стоять как манекены в Музее восковых фигур? Горит камин, почему бы нам не придвинуть к нему кресла и не усесться? А затем мы сможем объяснить все, что случилось и как это случилось. Кроме, конечно, гнусной попытки убить Нигела. Давайте устроимся у камина – так мы будем чувствовать себя раскованнее и свободнее. Почему бы этого не сделать?

– Да, в самом деле!.. Тем не менее, Пат, похоже, твоего мужчину что-то крепко беспокоит. Кит, пожалуйста! Что вас волнует?

– Строго говоря, меня ничто не волнует, но...

– Но – что?

Кит внимательно рассматривал ее.

– Каждой черточкой, каждой интонацией, – сказал он, – вы настолько напоминаете свою дублершу, что я просто в шоке. Я верю, когда вы говорите, что настоящая Мюриэль Сигрейв – это вы... да и слова Пат подтверждают. Пока еще этой ситуации нет исчерпывающего объяснения. Скорее всего, мне придется ждать его. И тем не менее я не перестаю думать о двух небольших деталях этих обстоятельств... которые, как я теперь понимаю, доподлинные факты.

– Значит, две детали, Кит. Назовите их.

– Во-первых, как мне вас называть? Я могу обращаться к вам как к Мюриэль; вы и есть Мюриэль. Но я настолько привык воспринимать таковой ваше второе «я» или, по крайней мере, называть ее этим именем, что это будет вечно ввергать меня в смущение, пусть даже виной тому будет лишь моя тупая голова. Так как мне вас называть?

Подлинная Мюриэль Сигрейв вскинула запястье с браслетом.

– Джим называет меня Сапфир, – ответила она, – да и Пат практически приняла это имя. Мне нравится. Я даже горжусь им! Если это поможет, Кит...

– Это не просто поможет. Этого-то я и хочу. Впредь, мадам, и я, и последующие поколения будут знать вас под именем Сапфир. Согласны?

– С удовольствием. А теперь – вторая деталь?

– Пока подождем с ней, если вы не против, – прервал их мягкий голос Пат. – Первым делом, почему бы вам обоим не подумать, что стоит создать удобные условия, достойные человека? Одно кресло у камина уже стоит. Если Кит притащит и другие...

Кит придвинул еще два массивных кресла. Настоящая Мюриэль Сигрейв, ныне именуемая Сапфир, разгладив складки своего изысканного платья, расположилась в кресле слева от камина. Пат предпочла то, что в середине, а Кит – третье кресло, справа, в котором раньше сидела Пат. Она и заговорила первой.

– Если ты хочешь взять сигару, Кит, – предложила она, – то сейчас самое лучшее время для нее. Мне всегда нравилось, когда ты куришь, и уверена, Сапфир тоже не будет возражать.

– Конечно, не буду, – согласилась Сапфир, обращая на Кита лучи своего сияющего очарования. – Джим заядлый курильщик; достаточно посмотреть на этот стол. Да я и сама люблю сигареты, хотя сейчас при мне нет ни одной. Да, конечно, закуривайте.

– Сейчас, сейчас... – Кит задумался. – Если уж заговорили о Джиме – где он? Как недавно стало ясно, Джим испытывает глубокую заинтересованность во всем этом. Ты сказала, Пат, что он где-то поблизости и скоро присоединится к нам. Так не пора ли ему?

– Увидишь, он скоро появится! А пока – о чем у нас шла речь?

– Ты прервала дискуссию, дорогая, – напомнила Сапфир, позволив браслету скользнуть по руке безукоризненной формы, – как раз в тот момент, когда Кит собирался сообщить о своем втором пункте. А сейчас мы можем о нем услышать? Кит кивнул.

– Да. Но прежде, – сказал он, – я хочу задать один-два вопроса. Значит, вы и ваша напарница спланировали этот обман вместе? Вам предстояло играть ее роль, пока она играла вашу?

– Так и есть. Она видела Нигги, хотя по-настоящему никогда не встречалась с ним до того, как Нигел отправился в свое последнее несчастное путешествие по Африке, а я после отъезда Нигги встретилась с Джимом.

– Как долго вы готовили этот маскарад перед тем, как наконец взялись за него?

– Ну, ушло какое-то время. Мы начали обдумывать его, как только я получила известие из Африки, что Нигги найден, что он измучен, но живой и на первом же подходящем судне отправится домой.

– Ну и?..

– Ее жизнь в Мортлейке до того, как она потеряла сердце и голову из-за Нигги – тогда она знала его только на расстоянии, – была на редкость упорядоченна и не имела никаких сложностей. Обеспеченная, без родителей и даже без родственников, если не считать какого-то далекого отпрыска семьи в Кумберленде. Она жила одна и мужественно переносила все сплетни о себе. Она была не замужем, но опыта общения с мужчинами у нее хватало. В виде подготовки к обмену обликами к возвращению Нига...

– В виде подготовки?..

Лицо Сапфир напряглось. Поставив локти на ручки кресла, она наклонилась вперед, не отводя взгляда от Кита.

– Дело было не только в том, что нас никогда, абсолютно никогда не должны были видеть вместе на людях. И я, и она, обе мы должны были досконально изучить до мелочей все привычки друг друга, чтобы не допустить ни малейшей оплошности. Каждая из нас должна была обрести все черточки характера другой. И сколько бы это ни длилось, мы должны были полностью перевоплотиться – одна в другую. Понимаете, Кит?

– Да, понимаю. Вот мы и подходим.

– К чему?

– К последнему пункту. Я не перестаю удивляться тому потрясающему представлению, которое сегодня она дала в Музее мадам Тюссо!

– Удивляться?

– Ваша копия, Сапфир, почти убедила меня, что она является оригиналом, что, вне всяких сомнений, она и есть Мюриэль. После такой тщательной и продуманной подготовки я не удивляюсь, что она смогла безошибочно скопировать ваш почерк, когда расписалась на обложке каталога; Нигел сам поклялся, что он подлинный. Что касается повседневной жизни, если оставить в стороне вопрос об эмоциях, обе вы должны были научиться подражать друг другу. Но... – Кит встал и, положив правую руку на край каминной полки, посмотрел вниз. – Вы сказали мне, что она «прикинулась», будто ошибки относительно «Удольфских тайн» и «Монаха» были всего лишь оговорками, – продолжил он. – Но пока она не повернулась к восковым фигурам, вы в разговоре с ней поправляли их?.. Нет, это не проходит!

– Я этого не делала, Кит. Но тем не менее почему вы говорите, что это не проходит?

– Если ошибки были искренними, подлинными, Сапфир, откуда она могла знать, что это ошибки, и поправлять их? Затем, без посторонних просьб исправляя их, она совершенно правдоподобно добровольно сообщала информацию из другого романа миссис Радклиф. Сложности накладывались друг на друга, окончательно запутывая нас, хотя... Ну конечно! – внезапно спохватился Кит и с силой ударил кулаком по каминной полке. – Это снова моя тупоголовость! Вот не повезло! Есть объяснение, которое я просто обязан был увидеть!

– Что за объяснение? – спросила Пат.

– Ты! – бросил он.

– Я?

– Как я уже замечал, Цирцея, – Кит не отводил от нее взгляда, – в художественных произведениях ты помнишь точно те же детали и подробности, что и я. Ты замечала те же ошибки, когда она их делала, и знала, что я тоже обращал на них внимание. Все же я думаю, что после обеда в «Удольфо» ты уговаривала ее сказать Нигелу правду, потому что Сапфир изъявляла желание во всем признаться. Ты говорила подмененной жене, что я очень серьезно подозреваю ее?

– После обеда, Кит? В то время я никак не могла сказать ей, в чем ты ее подозреваешь; я сама этого не знала.

– А попозже?

Слегка порозовев, Пат замялась:

– Н-ну... я вовсе не горжусь своей ролью в этой истории! Поздно вечером, когда мы совершенно уверились, что Нигел поправится, и уже собирались расходиться, у меня состоялась еще одна встреча с ней. И снова я просила ее – кончай...

– Ты сказала ей?..

42
{"b":"13274","o":1}