ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Нет, Кит, – заверила его Пат. – Я никогда даже не намекала ей, что ты подозреваешь ее, будто она занимает место другой женщины. Тогда ты еще не упоминал о тех ее ошибках. Но я-то заметила их и знала, что ты тоже должен был обратить на них внимание. Когда я поправила ее, она спросила, есть ли в каком-то из готических романов имя, похожее на то, что она неправильно приписала «Удольфским тайнам».

– И ты вспомнила «Лесной роман»?

– Боюсь, что вспомнила его я, – отозвалась девушка в серебристом платье. – Она быстро соображает и вообще прирожденная актриса; она пустила в ход эту информацию позже. Я же сказала всего лишь, что вы можете испытывать по отношению к ней серьезные подозрения – и одной этой причины достаточно, почему она должна все рассказать Нигелу. Но она молила дать ей еще немного времени, чтобы собралась с мыслями, и я сдалась. Можете ли вы когда-нибудь простить меня за то, что я соблюдала свое обещание хранить тайну?

– Если больше нечего прощать, малышка, то наши будущие отношения станут просто идиллическими.

– Вы знаете – прощать есть что, и довольно много. Но давай сейчас не будем это обсуждать. Давайте припомним, как вы собрали воедино все доказательства. Большинство ваших аргументов попали почти в десятку; были и такие точные попадания, что вы прямо напугали меня. – Сапфир поднялась на ноги и, стоя лицом к Киту, выразительно ткнула в его сторону указательным пальцем. – И вот еще что, – заявила она, – пусть и святые, и грешники смотрят на человека, который упорно называет себя тупоголовым!

– Каковым я и был – и мы должны это признать.

– Мы должны? То есть как?

Кит живо припомнил тот момент, когда эта обаятельная физиономия сегодня днем смотрела на него.

– Как выяснилось, ваша копия сегодня сделала из меня полного идиота. В ресторане у Тюссо она клятвенно заверила в своей подлинности, сказав с непререкаемой серьезностью: «Мюриэль – это я». И этот тупоголовый растяпа, ваш покорный слуга всей душой, вплоть до мозга костей почувствовал, что она говорит правду. Ну можно ли допустить большую ошибку?

Сапфир снова посмотрела на него.

– Вы зря клевещете на себя, – успокоила она Кита. – Потому что в этом одном слове вы услышали чистую правду. Понимаете ли, Кит, ее тоже зовут Мюриэль.

Глава 15

– Господи, еще одна? Две Мюриэли? Сапфир повела хрупкими плечами:

– По крайней мере, в этом нет ничего странного. Ее полное имя – Мюриэль Дженнифер Вейл. В детстве ее стали звать Дженни, потому что это легче произносить. И как говорят, каждый человек где-то имеет двойника. Вот она – мой двойник.

– Но!..

– Конечно, я никогда не училась вместе с ней, – резко сказала Сапфир. – Две школьницы, похожие как две капли воды... о них стали бы говорить далеко за пределами школы. С другой стороны, двойники могли прожить – и так чаще всего и бывает – свою жизнь, никогда не встретив свою копию и даже не узнав о существовании друг друга. И такая судьба, скорее всего, ждала бы Дженни и меня, не возникни нынешняя ситуация.

– То есть вы можете объяснить ее?

– Во всяком случае, у меня это лучше получится, не так ли? Нигги – я была единственной, которая называла своего мужа Нигги, а не Нигел, пока Дженни этому тоже не научилась, – отправился в Африку еще до того, как я с ней встретилась. И я должна рассказать вам, что случилось – когда, как и почему.

Сапфир сделала паузу. Кто-то подергал за ручку двери в гостиную, и она открылась. Все трое вздрогнули, когда на пороге возник и резко остановился Джим Карвер, облаченный в вечерний костюм.

– Прошу прощения, – извинился он. – Похоже, что мне пришло время наконец возникнуть. Но надеюсь, я никому не помешал. Кит, старый конокрад, как ты-то поживаешь?

– Не могу жаловаться, Джим.

– А не была ли несколько минут назад какая-то стычка внизу? – Джим перевел взгляд с Сапфир на Пат. – Не говоря уж о столкновениях военных лет, которые не считаются, мы с Китом не раз стояли спина к спине в драках, когда уж никак не могли избежать неприятностей. Так, Кит?

– Я точно помню только одну стычку: ту ночь в Монтгомери, Алабама, когда ты пришел мне на помощь против троих громил, которые покушались на мой бумажник.

– А я помню и другие. Но не стоит воскрешать старые тени; и в твоей и в моей жизни с ними покончено. Ну, мой британский брильянт, – обратился он к Сапфир. – Рассказала ты ему то, что собиралась?

– Нет, Джим. Как раз готовилась рассказать. О нас.

– О, чтоб меня! – Джим хлопнул кулаком по лбу. – Еще раз прошу прощения; я снова помешал. Ведь знал, что забуду кое-что. Этот дьявольский гейзер в ванной... обратите внимание, что я произношу это слово как «ге-ейзер», а не как «га-айзер», как дома... эта чертова штука взорвется, если не привести ее в порядок. Прошу прощения! Через минуту вернусь!

Он выскочил, прикрыв за собой дверь. Сапфир сидела с раскрасневшимся, словно от внутреннего жара, лицом. Но, глядя на звезды и скрещенные полосы флага, висевшего над камином, она заговорила тихо и спокойно:

– Бедный Джим! От остальных конфедератов, что обосновались здесь, я слышала, что он никогда, ни разу и глазом не моргнул даже под самым плотным огнем.

– Более чем верно. Джим отнюдь не выставлял напоказ свое геройство. Он терпеть не мог, когда в него стреляли, как он однажды мне признался; просто иногда не остается выбора, кроме как стрелять в ответ. Он цитировал Веллингтона при Ватерлоо: «Не прекращайте огня, джентльмены; посмотрим, кто выдержит дольше». Батарея Джима вела чертовски мощный огонь.

– И все же он развернулся и удрал... даже не извинившись, – нерешительно сказала Сапфир, – как только услышал... как только услышал.

– Любой человек сделал бы то же самое, – заверила ее Пат, – после твоих слов. И если ты собралась входить в детали?..

– И вовсе я не собиралась. Мне нравится делать такие вещи, а не болтать о них. Впрочем, не важно! Вся эта запутанная история должна вернуться к своему началу. – Хотя лицо Сапфир затуманилось, она без промедления обратилась к Киту: – Когда я вышла замуж за Нига, то честно думала, что любила его. Или давайте скажем так – я обожала его и искренне верила, что люблю, хотя вряд ли понимала смысл этого слова.

Разговаривая, она снова села. Кит, взяв с центрального стола пепельницу и пристроив ее на каминной полке рядом со своим креслом, тоже сел. Он вытащил портсигар и, получив разрешение своих собеседниц, отрезав кончик сигары, раскурил ее. Сапфир решительно наклонилась вперед:

– Словом, брак оказался достаточно приятным. Мне нравилась жизнь с Нигом, в те краткие периоды, что выпадали нам между его очередными экспедициями. Всего этого я и ждала, и меня это полностью устраивало. Не случись ничего больше, я бы и сегодня благополучно существовала в этакой полу-Аркадии. Но Ниг поднялся на корабль и отправился в очередное, самое далекое путешествие. А затем... на одном из музыкальных вечеров миссис Пеннистон, куда я пришла вместе с Грейс Фенвик, я встретила Джима. К тому времени он уже жил в Англии. В тот день, прежде чем представить его, миссис Пеннистон рассказала мне, что он родом из аристократической бостонской семьи и, кроме того, известный офицер из числа серомундирников Джефферсона Дэвиса. Она предупредила, что я никогда не должна упоминать о его происхождении из Новой Англии или спрашивать его об этом. Куда тактичнее относиться к нему как к одному из тех южных аристократов, которые до конца хранили верность своему флагу... Джим мне понравился с первого же взгляда, и я ему тоже; он спросил, можем ли мы снова увидеться. Я понимала, что не должна поощрять его, но дала согласие. Только прошу вас, помните, что сначала я воспринимала его или считала, что воспринимаю его лишь как романтическую фигуру изгнанника. Мы встретились и продолжали встречаться; казалось, что это было предопределено судьбой. И прошло не так много времени... не так много...

– Сапфир, в самом деле! – запротестовала Пат, когда пышноволосая красавица снова запнулась. – Мы знаем, что ты хочешь сказать! Так почему бы тебе просто не произнести это?

43
{"b":"13274","o":1}