ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Письмо от Дженни? – спросил Кит.

– Конечно! – подтвердила Сапфир, снова заволновавшись. – Она потратила время, сидя над письмом. Новости, которыми она должна была поделиться с Нигом, пришли 15-го числа. Кит Фарелл, лучший друг Нига, плывет на «России» и рано утром в пятницу, 29-го, прибудет в Ливерпуль. В Лондоне Кит Фарелл остановится в «Лэнгеме», где Ниг надеется встретиться с ним в пятницу вечером перед обедом, на котором она, мой двойник, обязательно должна присутствовать. Обилие разных дел не позволило ей встретиться со мной до субботы, когда она решила, что может взять экипаж моих родителей и навестить меня в Мортлейке. Хотя это не было очень уж спешно, Дженни все же решила, что мы должны встретиться и обсудить ситуацию. И вы понимаете мою личную дилемму, Кит?

– Отлично понимаю.

– Я должна была сложить вещи и немедленно покинуть отель. Что делать, если я в присутствии Нига лицом к лицу встречусь со своим подобием. Рано или поздно, как я ее предупреждала, этот маскарад должен будет подойти к концу. Конечно, – с трудом сглотнула Сапфир, – я могла устроить открытый взрыв, так сказать организовав общую встречу в «Лэнгеме». Но я не железная женщина, я обладаю чувствительностью. И потом – кто же я такая, если не смогу сдержать слово, пусть даже и участвую в обмане? Дженни завтра может быть в Мортлейке. Очень хорошо. Я должна быть там, чтобы встретиться с ней. Я укладывала свои вещи, когда в отель явилась Пат. Она рассказала мне о Ките Фарелле из Вашингтона, который, без сомнения, и был другом Нигела, и еще о том, что она испытывает к нему. И вот тут-то я и выдала ей новости. Она почти ничего не сказала; хотя пока она ничего не может предсказать, она этим же вечером должна присоединиться ко мне в Мортлейке. Затем она покинула меня, с опозданием осознав – как я потом узнала, Кит, – что в дверях она прошла мимо вас.

– Пока все верно, – вмешавшись, Пат обронила несколько слов. – Если ты сейчас собираешься спросить, Сапфир, объяснила ли я Киту, почему я убежала от него в Вашингтоне и вроде бы забыла его?..

Похоже, Сапфир была шокирована.

– Силы небесные, дорогая, ничего подобного я и не собираюсь спрашивать! Я только рассказываю, что случилось. Когда я отбывала, ты, должно быть, уже была наверху в своем номере. Я оставила записку Джиму, который собирался зайти ко мне, и сказала, что мне пришлось неожиданно отправиться домой. Джим пришел; ему сообщили, что я уехала, и передали мою записку. Выходя из гостиницы, он в малом зале увидел зеркальное отражение меня, которую охранял эскорт с густыми усами. Не забывай, что Джим знал всю эту историю; ему потребовалось всего несколько секунд, чтобы сообразить, кто эта другая женщина. Тем не менее, как потом он рассказал мне, ему пришлось пережить несколько весьма неприятных секунд. Джим не мог понять смысла моего послания. Я, его Сапфир, никогда раньше не вела себя подобным образом и, разреши мне сказать тебе, никогда впредь не собираюсь! Он взял кеб. Ему казалось, что он несколько часов – так в самом деле могло быть – заставлял кебмена ездить взад и вперед, подъезжать и отъезжать, чтобы всегда быть в виду отеля. Он чувствовал, что тут должна быть какая-то ошибка. Наконец он снова зашел в «Лэнгем»; нет, никакой ошибки не было. Тогда он сел на Юго-Западный до Мортлейка и ночь пятницы провел со мной в «Фейрлаунс».

Кит воспользовался случаем задать важный вопрос:

– Сапфир, вечер субботы он тоже провел там? И надеюсь, воскресенье тоже?

– Нет. – Она замялась. – Джим часто проявлял такую деликатность... порой даже чрезмерную, что мне не нравилось. Дженни обещала навестить меня в субботу. Что же до Пат, то она сказала, что может завернуть ко мне в эту пятницу вечером. Джим считал, что ему лучше вернуться в город в субботу утром.

– Да?

– Как вы хорошо знаете, Кит, Пат до субботы не появлялась. Но она села на более поздний поезд, чем собиралась, и, когда она появилась, Дженни погостила и уже уехала. Трясясь в карете моих родителей по сельской местности, Дженни довела себя до ужасного состояния. Ну и сцену мы пережили, какой взрыв! Теперь-то она сказала, что дело не терпит отлагательств. Вот уже несколько дней, заверила меня Дженни, Ниг явно дает понять, что не верит, будто она – его жена. Дженни не может понять, в чем дело; она говорит, что не допустила ни одной ошибки, но клянется, что все так и есть; она клянется, что Ниг для нее прозрачен, как стекло.

– Вы ей дали какой-то совет?

– Да, но без толку. Я сказала, что пришло время кончать эту комедию и мы должны все объяснить Нигу, чего бы нам это ни стоило. Дженни и слушать не хотела. Она была уверена, что справится с ситуацией, но ей необходимо чуть больше времени. С чем она и отбыла. Как я потом слышала, когда она вернулась в Боддингтон, Ниг сел на дневной поезд в Лондон. Как хорошая дочь, она провела вечер субботы в доме моих родителей.

Сапфир задумалась.

– Это почти все, Кит. Как только в субботу Пат возникла у меня на пороге, я выслушала все подробности, как вы с ней снова соединились – и что последовало потом. Пат спросила, может ли она и вам рассказать эту историю. Я сказала, что мое разрешение не заставит себя ждать, но уточнила, что она должна получить разрешение и у Дженни. Я очень надеялась, что ей удастся убедить Дженни все рассказать Нигу. Вечер субботы Пат провела в «Фейрлаунс». Она в самом деле предприняла попытку убеждения, похоже, перед тем, как бедный Ниг чуть не расстался с жизнью. У вас есть какие-то замечания или предложения, Кит?

– Пока только одно. Давайте подумаем о Джиме Карвере. Сапфир не просто встала. Она рывком вскочила. Ее колотило, она разрывалась между страстью и отчаянием.

– Да, давайте подумаем о Джиме! Нет ни малейших сомнений, что я люблю его, хотя и он может быть совершенно прозрачен; и он будет повсюду разбрасывать деньги. Ну, что теперь, Пат?

– Если ты позволишь, – рискнула сказать Пат, – признаюсь, кое-что приводит меня в удивление. Если Джим, родом с Севера, стал отщепенцем и предателем, каковым его многие считают, как у него могут остаться деньги, чтобы их разбрасывать? Ведь их должны были изъять у него или что-то с ними сделать... не так ли?

Сапфир, полная торжества, объяснила ей:

– Да, дорогая, они могли это сделать, но у Джима в Бостоне осталось несколько друзей, и одним из них был старый сучок, адвокат мистер Эверсли, который вел его финансовые дела. Еще до того, как на Джима обрушилась волна враждебности, мистер Эверсли посоветовал ему перевести деньги за границу, лучше всего в Англию. Джим отказался. Он отправился на Юг и присоединился к Конфедерации, потому что несколько лет изучал тактику использования артиллерии. У него уже был счет в каком-то банке в Уильямсберге, в Вирджинии. Ты следишь за мной, Пат?

– Да, конечно. Но...

– И перед тем как Джим стал жертвой всеобщей враждебности, мистер Эверсли, не сообщая ему, поскольку мой янки-конфедерат мог пойти по стопам Дон Кихота, перевел все его средства на счет Джима в банке Хуксона здесь, в Лондоне...

– То есть к концу войны...

– То есть к концу войны его положение оказалось не таким плохим, как можно было подумать. Благодаря благотворному обману мистера Эверсли и амнистии офицерам Конфедерации, Джим мог полностью контролировать все свои деньги в Англии. Он купил плантацию рядом с Чарлстоном в Южной Каролине. Через год-два он начал путешествовать по Европе и по прошествии времени осел здесь. – Она уставилась на него карими глазами. – Несколько минут назад, Кит, вы спросили, что Джим думает об этом веселом маскараде.

– И вы мне не ответили.

– А теперь я вам расскажу, – вскинулась Сапфир, едва не сорвавшись с места. – Джим хотел, чтобы все открылось, вот в чем дело. Он попросил меня выйти за него замуж; он потребовал, чтобы я развелась с Нигом. Но из этого ничего не получится.

– Почему не получится?

– Потому что, не говоря уже о неизбежном скандале, об уроне репутации, я не смогу этого сделать. В этой стране теперь для развода не требуется специального акта парламента. Любой муж может развестись со своей женой на основании адюльтера. Но ни одна жена не может развестись со своим мужем на том же основании, разве что ей удастся доказать, что муж бросил ее или жестоко с ней обращался. Это невозможно, Кит.

46
{"b":"13274","o":1}