ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ты хочешь сказать, – уточнила Пат, – обо всем, что там случилось, Кит должен был рассказать мне?

– Во всяком случае, я на это рассчитывала. И тогда еще не догадывалась о подлинном embarras de richesses[22], которое ждало меня.

На Девоншир-стрит, Кит, – продолжила Сапфир, – я выяснила, что и Пат нет дома. Ее домоправительница, которая, естественно, назвала меня миссис Сигрейв, сказала, что Пат уехала в Музей мадам Тюссо, где предполагает встретиться с мистером Фареллом. Я не могла подробно расспросить экономку, не случилось ли чего в «Удольфо». Как миссис Сигрейв, я, конечно, должна была знать, что происходит в моем доме.

Я направилась к мадам Тюссо. На Бейкер-стрит у обочины рядом с Музеем восковых фигур, к югу от направления на Оксфорд-стрит, стояла карета, которая показалась мне знакомой. Я попросила моего кебмена подъехать к ней поближе. Вы не забыли, что день был очень сумрачный, дул сильный ветер? Покинув кеб, я подошла ближе к карете, чтобы лучше рассмотреть ее.

Это был один из двух экипажей Нига. Оба они были типа ландо, с открытым верхом, на каждом на дверцах был герб Нига. Ожидавший кучер был одним из двух, которые работали у него. Телосложением они были очень похожи, но, поскольку он не повернулся, я не знала, кто из них это был... И снова дилемма! Если Пат и этот Кит, о котором столько говорилось, – на выставке, то Дженни или Ниг, а скорее всего, оба тоже должны быть там. И мне решительно не хотелось столкнуться с кем-либо из них, особенно в присутствии другой пары. Пока я ломала себе голову, какой сделать следующий шаг, с южной стороны появилось второе ландо и остановилось у Музея мадам Тюссо, на другой стороне улицы, то есть на западной стороне. Из него выбрался и зашел в здание мой неутомимый муж. Каким бы ни был сумрачный день, но эти два кучера, скорее всего, заметили друг друга. Но не подали виду: излишнее любопытство кучерам не свойственно. Пока я продолжала ломать себе голову над своей дилеммой – ну почему мозги шевелятся так медленно? – случилось нечто худшее: открылась маленькая дверь в южном крыле. Из нее бок о бок вышли Дженни и Пат. К тому времени я уже стояла на тротуаре и подавала им знаки. Когда они обратили на меня внимание, я опустила голову и спрятала лицо за воротником – на тот случай, если кучер повернется. Подойдя, Дженни коротко шепнула: «Все трое садимся в экипаж до Хампстеда». Я сказала, что лучше в «Удольфо». «И... этот кучер?»– О, в сообразительности ей было не отказать! «Опусти голову, как ты сейчас и сделала. Когда мы окажемся на месте, я смогу спрятать тебя, пока не придет время отослать тебя обратно». Я кинула соверен моему кебмену и двинулась с ними. По пути они рассказали мне то, что им самим было известно. Нападение на Нига выглядело более чем странно... Затем этим же утром – визит полковника Хендерсона, мистера Коллинза и старшего инспектора Гоба, а позже Ниг вырвался на свободу. Пат сказала...

Тут Пат перебила Сапфир и сама взялась объяснить: – Я сказала, Кит, что мне не стоит там показываться. А что, если полиция вернулась? Я не встречалась с полковником Хендерсоном, или мистером Коллинзом, или старшим инспектором и в данных обстоятельствах не жаждала этой встречи. Отвечать должна была копия Сапфир.

– Ты легко могла оставаться незамеченной, Пат, – заметила Сапфир, – пока мы не отослали бы тебя обратно. Может быть, в любом случае, кто бы там ни был, так и следовало бы сделать. Когда мы прибудем в «Удольфо», вы все поймете.

Строго говоря, – добавила Сапфир, – я еще до этого все поняла. С рассветом Макбейн и двое его подручных принялись за работу, ремонтируя оранжерею. Дженни сказала, что мы потеряли всего несколько тропических рыбок, но рабочие должны скоро закончить ремонт. Когда в поле зрения показалось «Удольфо», я убедилась, что они все закончили и ушли. Осталось только покрасить отремонтированные части, вот и все. Но, судя по частному экипажу и наемному кебу, прибыли визитеры. Дженни попросила меня провести Пат вокруг оранжереи к двери, что выходит на газон, которую она велела оставить незапертой. Если бы кто-то вошел в оранжерею, наше пребывание в ней не вызвало бы никаких подозрений, но Дженни позаботилась, чтобы никого в ней не было, пока она сама не разберется с посетителями. Ну, и мы и она сделали, что было намечено. Дженни вернулась почти сразу же. Визитерами были полковник Хендерсон, Уилки Коллинз (в наемном экипаже) и Элен Обер (в своей карете). Хотя теперь она должна была заниматься ими вплоть до их отбытия – полковник Хендерсон и Уилки Коллинз быстро уехали, она прислала ландо, чтобы доставить домой нас обеих. Пока же нам оставалось лишь ждать. Пат предусмотрительно оставалась внутри, где было тепло. Я же, как идиотка, бродила снаружи, то и дело высовывая голову из-за угла оранжереи, чтобы посмотреть, хотя через новое стекло открывался прекрасный вид. Я снова выглянула, когда полковник Хендерсон и Уилки Коллинз уезжали в своем экипаже. Полковника Хендерсона я встречала в прежней своей жизни; его бородатым спутником должен был быть мистер Коллинз. Я зашла внутрь к Пат. Их кеб еще не добрался до ворот, как мы услышали два резких звука, раздавшихся где-то рядом. Пат вздрогнула и сказала, что они звучат как выстрелы. «Не забывай, это сельская местность, – сказала я. – Люди здесь вечно охотятся на какую-то дикую живность. Нам не стоит думать, что...» И тем не менее мы думали, обе мы, хотя я старалась прогнать эти мысли...

Кит внимательно изучал ее.

– Вы были правы в своих мыслях, – указал он. – Если вы еще не знаете... какая-то пронырливая личность совершила еще одно покушение на Нигела. На этот паз злоумышленник промахнулся, но ему снова удалось удрать.

– По крайней мере, – сказала Сапфир, – мы поняли, что после всех этих инцидентов Нигел не пострадал. Из оранжереи мы видели, как Барни открыл ворота. Наемный кеб, постояв, проехал сквозь них и повернул направо; мы решили, что все кончилось. Ворота оставались открытыми. Затем отбыла и Элен Обер в своем экипаже. Но, миновав ворота, он, вместо того чтобы, как полагалось, повернуть налево, остановился за ними. Элен вышла и, похоже, подошла к какому-то человеку или группе лиц, стоявших справа, которых не было видно. И тут... ты продолжишь, Пат?

– И тут, – перехватила нить повествования Пат, – Сапфир кричит Элен, чтобы та отошла. Почти сразу по дорожке к входным дверям подъезжает другое из двух одинаковых ландо. И появляется Нигел с пальто, перекинутым через руку. Дженни, которая, должно быть, избрала для себя другой наблюдательный пункт, влетает в оранжерею. «Карета, которая доставила нас сюда, – говорит Дженни, – сию секунду будет у дверей. Выползайте отсюда – и в нее. Вас никто не увидит. Все остальные собрались в задней части дома. Я придержу Нигги, чтобы вы не попались ему на глаза. Если возникнут какие-то вопросы, – обратилась она к Сапфир, – исходи из того, что ты – это я». Она не стала просить Сапфир помнить, что ее имя должно звучать как Мюриэль Сиг-рейв; Дженни была смелой, но не безрассудной. Мы последовали ее инструкциям. Сапфир дала кучеру мой адрес на Девоншир-стрит. Когда мы проезжали эти ворота – Сапфир сидела справа, а я слева, – вплотную к нам проплыл еще один наемный экипаж. Рядом с ним стояли два человека, которые походили на полицейских без формы.

Пат сделала короткую паузу.

– Такой шанс мог больше не представиться. Я опустила свое окно и попросила кучера остановиться. «Где мистер Фарелл? – обратилась я к мужчине повыше. – Вы видели мистера Фарелл»?» У высокого мужчины голос был как у тени отца Гамлета. «Мистер Фарелл, мисс? Только что, пару минут назад, уехал вместе с комиссаром и другим джентльменом». Мы тоже отбыли. И на полпути в Хаверсток-Хилл... Теперь снова ты, Сапфир.

Сапфир собралась с мыслями.

– Как Пат рассказала, я сидела справа. Начало темнеть, но еще все было видно. На полпути в Хаверсток-Хилл на другой стороне дороги нам встретился экипаж. В нем сидел Джим. Разговаривая с полицейскими в воротах, я старалась прятать лицо. Но теперь меня это не волновало. Я не хотела, чтобы Джим ошибся и не узнал меня. Высунувшись из окошка, я позвала его.

вернуться

22

Сложности из-за богатства выбора (фр.).

48
{"b":"13274","o":1}