ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Сэр, это единственное состояние, способное принести человеку счастье.

Когда епископ затерялся среди прохожих, Даруэнт, пробудившийся от размышлений, осознал, что пропустил поворот к Сент-Джеймс-сквер и идет в сторону Хеймаркета.

К югу от Пэлл-Мэлл возвышались круглые колонны Карлтон-Хаус — резиденции принца-регента, выглядящей, как всегда, неряшливой и нуждающейся в краске и штукатурке.

Что касается ремонта, его было вполне достаточно с другой стороны, ибо на север от Пэлл-Мэлл уже два года прорубали новую широкую улицу, которую собирались назвать Риджент-стрит[61].

Но тогда это был всего лишь крытый проход, где располагались игорные дома и бордели более высокого класса, чем на Лестер-сквер.

Резко повернувшись, Даруэнт зашагал в обратном направлении.

Через несколько минут он стоял на Сент-Джеймс-сквер, глядя на три этажа кирпичного дома номер 38, увенчанные мансардой. Даруэнт опять улыбнулся — его план близился к завершению.

Дверь открыл Элфред — первый лакей, которого Даруэнт уже встречал во время краткого визита днем.

Лакей взял у него шляпу и накидку, всем видом и голосом выражая глубокое почтение.

Хотя Даруэнт еще не привык, что его называют «милорд», он чувствовал себя вполне непринужденно.

— Моя жена вернулась из Брайтона?

— Да, милорд. Ее милость вернулась менее часа назад.

— Прекрасно! Насчет нашего соглашения... — Даруэнт имел в виду финансовое соглашение. — Надеюсь, моя жена еще не знает, что я намерен посетить ее?

Элфред в душе ликовал. Как и остальные девять слуг, он пребывал почти в полном неведении относительно фактов и считал, что внезапный брак «ледышки» имел чисто романтические причины.

— Нет, милорд, — ответил он без всякого подобия улыбки. — Секрет хранили как надо — ваше лордство может не сомневаться.

— Отлично. Где сейчас моя жена?

— Думаю, ее милость наверху, милорд. Позвать ее?

— Нет-нет, спасибо! Я поднимусь и преподнесу ей сюрприз.

— Хорошо, милорд.

Подойдя к лестнице, Даруэнт поднялся на четыре ступеньки и повернулся, как будто что-то вспомнил.

— Кстати, другая леди уже прибыла?

— Другая леди, милорд?

— Да, мисс Дороти Спенсер. Я ожидал, что она прибудет раньше меня, вместе с мистером и миссис Роли и мистером Херфордом.

— Никаких посетителей не было, милорд.

Даруэнт не стал беспокоиться. Он не увидел снаружи своей коляски, поэтому не рассчитывал, что гости уже приехали.

— Когда леди прибудет, пожалуйста, предоставьте ей лучшую комнату для гостей. Мистер и миссис Роли также следует устроить наилучшим образом. Другой джентльмен не останется здесь.

— Хорошо, милорд.

— Я забыл спросить, есть ли у моей жены личная горничная.

— О да, милорд! Мег — девушка, с которой ваше лордство говорили сегодня. Она не ездила с ее милостью в Брайтон.

— Тогда наймите еще одну личную горничную. Леди, что скоро прибудет, — моя любовница.

Лакей помедлил с ответом, но оставался бесстрастным.

— Хорошо, милорд.

Не то чтобы Элфред был шокирован. «Хозяин — малый не промах!» — сообщил он потом второму лакею. Элфред привык к подобным ситуациям, но не к такой откровенности.

— Еще вопрос. Где я скорее всего найду мою жену? В гостиной?

— Не знаю, милорд. Но думаю, в ее спальне.

— А где ее спальня?

— Если ваше лордство будут любезны, поднявшись, свернуть налево, спальня ее милости окажется как раз напротив.

— Подходящее место, чтобы удивить ее. Благодарю вас.

Даруэнт начал подниматься, а лакей, подождав, пока его голова исчезнет из поля зрения, помчался сообщать новости другим слугам.

Просто удивительно, думал Даруэнт, как быстро перспектива дуэли с Бакстоуном восстановила его энергию, жажду жизни и даже проказливость. Не постучав, он распахнул дверь.

Даруэнт оказался в просторной спальне, меблированной достаточно роскошно, но в строгом французском классическом стиле. Белая кровать, украшенная золотыми завитушками, не имела ни полога, ни столбиков, ни балдахина.

Кэролайн в комнате не было. Темноволосая горничная, стоя среди наполовину распакованных чемоданов и коробок, уставилась на Даруэнта, прижимая к себе груду платьев.

— Милорд! — удивленно прошептала она, хотя должна была ожидать его прихода.

Даруэнт, приняв на себя роль денди, величаво выпрямился, чем наверняка привел бы в восторг режиссера в «Друри-Лейн».

— Очевидно, вы — Мег, дорогуша?

— Да, милорд. — Мег присела в реверансе. — Но...

Даруэнт заметил еще одну дверь. Она находилась в правой стене и хотя была закрыта, но, судя по четко виднеющемуся ее краю, не заперта.

— Милорд, вы не должны туда входить! — взволнованно прошептала Мег, словно речь шла о логове Синей Бороды. — Это ванная. Ее милость принимает ванну.

Лицо Даруэнта выразило удовлетворение.

— Вы славная и скромная девушка, дорогуша, — заявил он в духе Бакстоуна. — Но в конце концов, эта женщина — моя жена.

Открыв дверь ванной, Даруэнт закрыл ее за собой и запер на задвижку.

Глава 9Рассказывающая о леди в ванне...

Когда Даруэнт повернулся от двери, его глазам предстала картина, которая могла бы заинтересовать непредубежденного зрителя.

Бывший узник, а ныне законный муж оказался в длинной, но очень узкой комнате, отделенной перегородкой от спальни. При свете, проникающем из окошка в дальнем конце, виднелись камин, два стула и переносная, но очень тяжелая ванна у стены.

Стоя у ванны, Даруэнт смотрел прямо в глаза Кэролайн.

— Добрый вечер, мадам, — вежливо поздоровался он, не веря после недавнего опыта с Бакстоуном, что она узнает его.

Небольшая, но высокая резная ванна темного дерева, отделанного бронзой, согласно моде была наполнена шестью галлонами очень горячей воды и двумя галлонами холодного молока. Хотя и то и другое приходилось таскать ведрами из подвала, вода с молоком удовлетворяла скромность Кэролайн, открывая ее грудь всего па дюйм-два ниже обычного вечернего платья.

Однако это, по-видимому, нисколько не уменьшило ее потрясения и негодования.

Кэролайн сидела в ванне среди облаков пара. Ее каштановые волосы были завязаны на макушке белым бантом. Широко открытые глаза сверкали из-под длинных ресниц. Лицо и плечи порозовели от тепла. Правая рука, сжимающая мокрую губку, застыла в воздухе.

Несколько секунд они молча смотрели друг на друга. Наконец Кэролайн открыла рот.

— "Как вы смеете!" — опередил ее Даруэнт. — Надеюсь, мадам, я угадал фразу, которую вы собирались произнести? Вы знаете, кто я?

— Какого... — Кэролайн вовремя сдержалась. — Откуда я могу знать?

Если бы Даруэнт присмотрелся лучше, он бы заметил, что Кэролайн, хотя и была испугана, не казалась слишком шокированной. Конечно, она сердилась, потому что он застал ее в непрезентабельном виде, с нелепым бантом в волосах.

Что касается Даруэнта, то его первой мыслью было, какой красивой выглядит женщина, принимающая горячую ванну. Пар окрашивал кожу Кэролайн в теплые тона, а белый бант делал ее человечной и чертовски желанной.

Даруэнт раздавил эти мысли, как раздавил бы паука, ползущего по полу. Он слишком хорошо помнил надменный голос Кэролайн в Ньюгейтской тюрьме, преследующий его в ночных кошмарах: «Вы, кажется, думаете, мистер Коттон, что я оказываю дурную услугу человеку, которому, прошу прощения, лучше поскорее умереть... Вы также полагаете, что я должна заботиться о его благе. С какой стати? Я его не знаю».

Даруэнт продолжал смотреть на Кэролайн, но улыбка исчезла с его лица.

— Перестаньте на меня глазеть! — Голос Кэролайн дрогнул. Она бросила губку в воду.

— Я ваш муж, мадам.

— Какая неожиданность! — отозвалась Кэролайн. Она знала это, как только услышала его голос в спальне.

Даруэнт снова улыбнулся и бросил взгляд на противоположную стену. Массивное позолоченное кресло с пурпурной обивкой стояло спиной к пустому очагу камина.

вернуться

61

Риджент-стрит (Regent Street) — улица Регента (англ.) — улица в Сент-Джеймсе.

20
{"b":"13276","o":1}