ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Самыми комичными временами, мистер Роли, — вмешалась Долли, подстраиваясь под разговор, — были беспорядки из-за цен в «Ковент-Гарден». — Она обернулась к Дику: — Помнишь, когда администрация взвинтила цены, а людям не понравилось? Хотя это произошло шесть лет назад, а ты тогда был в Оксфорде.

— Долли! Прекрати болтовню и слушай меня!

— Дик, дорогой, не надо!

— Беспорядки в «Ковент-Гарден» были позором! — заявила миссис Роли.

— Согласен, любовь моя. — Мистер Роли серьезно кивнул. — Особенно когда усмирять публику поручили профессиональным боксерам. Многих бранили, а один человек погиб. Такое никогда не могло бы произойти в «Друри-Лейн».

Глаза его жены вновь повлажнели от слез.

— Конечно, мистер Р., — ядовито заметила она, — вы обязаны защищать администрацию, которая увольняет вас без предварительного уведомления, оставив без единого пенни!

— К таким делам следует относиться философски, любовь моя. — Мистер Роли величаво махнул рукой. На его губах мелькнула улыбка. — Разумеется, ты абсолютно права в своей оценке беспорядков. Все же почти семьдесят вечеров драк в партере с участием лорда Ярмута[78] и достопочтенного[79] Беркли Крейвена, с гудением почтовых рожков и выпусканием голубей... ну, имели свою светлую сторону.

— Это было чудесно! — с тоской вздохнула Долли Спенсер. — Как бы я хотела, чтобы такой скандал случился в Итальянской опере!

— В опере, дорогая? — удивленно переспросила миссис Роли.

— В опере? — ледяным тоном повторил ее супруг. — Пожалуйста, не забывайте, моя дорогая Долли, опера — низменное искусство.

— Низменное, но модное, мистер Р., — отозвалась миссис Роли. — Знать приходит туда разодетой, как при дворе, и даже зрители поскромнее являются в партер en grande tenue[80]. Ну а мы в нашем театре выглядим всего лишь фиглярами.

— В том-то и дело! — воскликнула Долли. — В опере все такие изысканные и чопорные! Господи, как бы я хотела, чтобы кому-нибудь из них запустили апельсином в физиономию! Но такого никогда не случится. Опера — для изящных леди и расфуфыренных лордов, которые... — Внезапно осознав, что она говорит, Долли умолкла с открытым ртом. — Я не имела в виду тебя, Дик!

Даруэнт улыбнулся:

— Знаю, Долли. И если это тебя порадует, я готов отправиться в оперу и запустить апельсином в кого-нибудь из расфуфыренных лордов. Но не могли бы мы вернуться к нашим делам?

— Нет. Не мучай меня!

— Неужели ты меня совсем не любишь?

— Конечно, люблю! Вот почему я не осмелюсь... Ты даже не знаешь, где я была все то время, когда ты находился в тюрьме.

— Мне все равно, где ты была.

Карие глаза смягчились. Долли медленно протянула руку.

Послышался негромкий, но властный стук. Дверь открылась, и вошла Кэролайн.

Супруги Роли почтительно встали. Кэролайн улыбалась, хотя ей, безусловно, удалось многое подслушать.

— Простите мое вмешательство, милорд, — обратилась она к Даруэнту, — но мистер Херфорд только что ушел вместе с мистером Коттоном. Он просил передать вам, что вы провели слишком много времени с нашей больной, — Кэролайн ласково посмотрела на Долли, — и должны немедленно уйти.

Даруэнт поднялся с кровати.

Свежий румянец и энергия Кэролайн заставили его понять, как измождены все трое, находящиеся в Янтарной комнате. Даже Роли, не говоря уже о Долли, выглядели усталыми после ночного бдения у постели. А ведь смерть еще одной ногой оставалась в доме!

— Я вел себя глупо, — извинился Даруэнт, поцеловав руку Долли. — Но я вернусь, как только позволит мистер Херфорд.

— Еще бы! — пробормотала Кэролайн.

— Но со мной все в порядке! — воскликнула Долли. — Так сказал костоправ. Сегодня я собираюсь встать, — она пощупала компресс под одеялом, — и убрать этот ужасный лед, из-за которого я чувствую себя как мокрая рыба!

Выражение лица мистера Роли вновь стало замогильным.

— Вы не встанете, дорогая моя, — заявил он, — даже если мне придется удержать вас силой. Таковы указания, данные мне хирургом.

— Он говорит правду, мисс Спенсер, — подтвердила Кэролайн. — Милорд!

Даруэнт, стоя у двери, повернулся.

Кэролайн смотрела на него. Ее голубые глаза были непроницаемыми.

— Я прервала вашу беседу еще по одной причине, — продолжала она, будто Даруэнт подвергал ее слова сомнению. — К вам пришел посетитель. Я мало поняла из вашего разговора за завтраком, но этот джентльмен взволнован, и... я знаю, что вы бы хотели его повидать!

— Посетитель? Кто?

— Его зовут мистер Тиллотсон Луис.

Глава 15Кучер с кладбища

— Тиллотсон Луис! — эхом отозвался Даруэнт.

Молодой Луис казался ему настолько неуловимым — всего лишь парой лакированных сапог, чей стук он услышал в коридоре клуба «Уайте», — что Даруэнт был ошарашен, словно Кэролайн сообщила о визите пресвитера Иоанна[81] или хитроумного Одиссея.

— Могу я спросить, где он сейчас?

— Я взяла на себя смелость попросить его подождать в гостиной.

— А где... э-э... Малберри?

Взгляд Кэролайн омрачился. Она бросила взгляд на дверь.

— Еще минуту назад был со мной. К несчастью, — при этом на ее лице отразилось скорее отвращение, чем сожаление, — мистер Малберри слишком много выпил. Признаю, что я поступила неразумно, вернувшись в гостиную и предложив ему бренди после завтрака. Когда вы ушли, милорд, мистер Малберри сделал ряд удивительных заявлений, включая то, что он разгадал тайну.

— Разгадал тайну?

— Да, милорд.

Долли Спенсер откинулась на подушки, опустив длинные ресницы. Мистер Роли устало прислонился к столбику кровати.

— Что именно вам сказал Малберри? — настаивал Даруэнт.

— Пожалуйста, милорд, спуститесь вниз и...

— Что сказал Малберри?

— Вы помните, что он стоял во главе стола перед большой вазой с фруктами и ел яблоко, которое уронил после прихода хирурга?

— Помню. А потом?

— Милорд, я могу сообщить вам это, не вдаваясь в подробности. После вашего ухода, мистер Малберри пил бренди и щеголял латинскими цитатами. Не знаю, — Кэролайн смущенно улыбнулась, — старался ли он таким образом произвести на меня впечатление.

— Продолжайте!

— Мистер Малберри произнес цитату насчет неприкосновенности римской виллы, и это так его возбудило, словно он увидел ядовитую змею. Он дважды повторил: «Римская вилла» — и смотрел на вазу с фруктами, как будто в ней таилась истина. После этого, к удивлению моему и мистера Коттона, мистер Малберри достал из кармана связку ключей — не менее полудюжины, взмахнул ею, заявил, что разгадал тайну до конца, и потребовал, чтобы его отвели к вам.

— Тогда где же он?

Кэролайн пожала плечами:

— Как я уже говорила, он был не в себе. Я велела Томасу... — она имела в виду второго лакея, — проводить его на улицу и усадить в наемный экипаж. Милорд, неужели вы забыли, что ваша жизнь в опасности? Почему бы вам не повидать мистера Луиса?

— Сейчас иду. — Даруэнт вышел, закрыв за собой дверь.

Спускаясь на второй этаж, он слышал, как шум дождя усилился. Напольные часы на лестничной площадке били полдень.

Так как основной удар ливня приходился на передние окна, в зеленой гостиной были задернуты портьеры, а на каминной полке горели свечи. На полосатом диване сидел ясноглазый молодой человек, читая «Икзэминер» — газету Ли Ханта[82].

Гость быстро поднялся:

— Лорд Даруэнт?

— К вашим услугам, мистер Луис.

Тиллотсон Луис, одетый богато, но неброско, за исключением белого жилета с красными узорами, был примерно одинакового с Даруэнтом роста и телосложения. Как и у Даруэнта, у него были серые глаза и каштановые волосы. Хотя, как показалось Даруэнту, перепутать их можно было только при тусклом освещении.

вернуться

78

Лорд Ярмут, 3-й маркиз Хартфорд (1777-1842) — знатный щеголь, «прославившийся» дебошами и распутством.

вернуться

79

Достопочтенный (the Honourable) — титул детей пэров.

вернуться

80

При полном параде (фр.).

вернуться

81

Пресвитер Иоанн — персонаж средневековых легенд, христианский монах, якобы царствовавший где-то в Азии или Африке.

вернуться

82

Xант Джеймс Генри Ли (1784-1859) — английский поэт, эссеист и издатель.

33
{"b":"13276","o":1}