ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Лицо Файрбрейса побагровело. Даже не понизив голос, он произнес несколько слов, которые редко слышишь в приличном обществе.

— Элфред! — резко окликнул Даруэнт.

— Да, милорд?

— Дайте ему сабли на выбор и заприте дверь.

Глава 22Сабли среди ночи

Элфред быстро двинулся к буфету по твердым ровным половицам, на которых не поскользнулись бы даже башмаки, испачканные грязью.

— Отлично! — Файрбрейс сбросил накидку и швырнул ее Томасу. — Нам придется обойтись без секундантов, поскольку здесь нет джентльменов... — его взгляд равнодушно скользнул по Малберри и Таунсенду, — пригодных для этой роли. Прошу прощения! Здесь Джемми Флетчер!

— Я не стану в этом участвовать! — заявил Джемми. Тем не менее он подбежал к Файрбрейсу, словно в поисках защиты. — Вы ведь разрубите его пополам, верно? — взмолился Джемми. — Вы самый подходящий для этого человек!

Только боль в глазах омрачала радость Файрбрейса.

— Тешу себя надеждой на маленькую победу, — согласился тот. — Не бойтесь, дружище. Я побрею ему башку.

Кэролайн подбежала к Даруэнту и схватила его за руки.

— Вы не верите моим словам, — воскликнула девушка, изо всех сил стараясь его убедить, — но я люблю вас! Пожалуйста, Дик, не делайте этого! Вы не в состоянии драться!

Несмотря ни на что, Даруэнт не мог изгнать из своего сердца любовь к Кэролайн. Ему хотелось обнять жену, но... он просто взял ее за руки.

— Взгляните мне в глаза и тогда скажите, в состоянии ли я драться.

Последовала пауза.

— Да, — прошептала наконец Кэролайн, отведя взгляд. Ее щеки зарделись. — Могу я остаться здесь, чтобы увидеть вашу победу?

— Можете, если таково ваше желание.

— Черта с два! — рявкнул мистер Малберри, хлопоча вокруг Кэролайн, словно толстая старая наседка. — Леди не может здесь оставаться! Если вы настолько глупы, Дик, что не хотите думать о более важных делах, то поймите, такое зрелище нельзя видеть даже девке из таверны!

— Этот человек прав, — согласился Файрбрейс.

Элфред протянул ему пару сабель рукоятками вперед. Выбрав наугад одну из них, Файрбрейс прислонил ее к стене возле двери, снял сюртук, жилет, галстук, отстегнул воротничок и придворную шпагу. Боль в глазах побудила его добавить со злобной усмешкой:

— Разве только слух насчет леди Даруэнт соответствует действительности.

Кэролайн резко повернулась:

— Могу я спросить, что за слух, сэр?

— Коль скоро меня вынуждают упомянуть об этом... говорят, будто вы предпочли бы отсутствие лорда Даруэнта его дальнейшему существованию. В таком случае, разумеется, вам следует остаться, чтобы...

— Нет, сэр. — Кэролайн говорила спокойно и четко. — Я останусь, потому что мой муж заставит вас выглядеть абсолютным новичком.

— Вот как? — прошипел Файрбрейс и громко крикнул: — Отойдите!

Все отошли назад. Файрбрейс, в батистовой рубашке, подчеркивающей его силу и длину рук, изучал позицию. Если Даруэнт захочет остаться в том же положении, спиной к стене, соединенной с соседним домом, их будет разделять ширина, а не длина комнаты. Они будут сражаться футах в шести от ее края, стоя параллельно оконным занавесям.

Непосвященных удивили бы мысли, роящиеся в голове Файрбрейса. Но дело в том, что дуэлисты на саблях, как, впрочем, и на рапирах, редко двигаются назад или вперед. Поединок состоит из непродолжительных схваток. При этом сабли не «звенят», а глухо ударяются друг о друга.

— Сабля, милорд. — Элфред подошел к Даруэнту.

Сбросив сюртук и жилет вместе с пустыми ножнами, Даруэнт с трудом оторвал взгляд от Кэролайн.

— Благодарю вас, Элфред. Отличное оружие.

Задняя грань клинка была тупой и плоской, а передняя — острой как бритва. Даруэнт стиснул обтянутую кожей рукоятку, крепкую, но не тяжелую.

Напротив, в стане врага, раздался взрыв смеха.

— Превосходно! — воскликнул Файрбрейс, хотя его глаза все еще слезились от боли.

— О чем вы, старина? — с энтузиазмом осведомился Джемми.

— Ни о чем, — отозвался Файрбрейс, вновь становясь серьезным.

Увидев противника без сюртука и жилета, Файрбрейс был вынужден признать, что парень хорошо сложен. Но он казался довольно хрупким и не слишком высоким, что подходило для мощной, сокрушительной атаки.

В то время начало дуэли на саблях было таким же стандартным, как и начало шахматной партии. Каждый наносил удар справа, целясь в голову или плечо противника. Но опытный Файрбрейс разработал иную тактику.

Обычно он задавал вопрос: «Никаких салютов и церемоний?» — на что противник почти всегда соглашался. Тогда Файрбрейс прыгал вперед и наносил удар в голову, слева, а не справа, продолжая атаковать, прежде чем противник восстановит равновесие.

— Готовы? — осведомился он, поднимая прислоненную к стене саблю.

Джемми Флетчер поспешил присоединиться к зрителям возле люстры.

— К вашим услугам! — отозвался Даруэнт.

Противники медленно двинулись навстречу друг другу, опустив оружие. Оба были в пропотевших батистовых рубашках с тремя перламутровыми пуговицами на запястьях и черных бриджах до колен с золотыми пряжками у Даруэнта и бриллиантовыми — у Файрбрейса. Пламя свечей тускло поигрывало на клинках и длинных рыжеватых локонах Файрбрейса. Даруэнт рискнул бросить взгляд на Кэролайн, что не осталось не замеченным остальными.

Футах в шести друг от друга противники остановились.

Мистер Малберри, выражавший эмоции погружая кулак в тулью своей шляпы, крикнул им:

— Чего вы тянете? Этой ночью у нас есть работа!

— Мы закончим быстро, — отозвался Файрбрейс.

— Надеюсь! — подтвердил Даруэнт.

— Никаких салютов и формальностей? — осведомился Файрбрейс.

— Согласен!

Файрбрейс устремился вперед, нанося свой коронный удар слева.

Даруэнт парировал его с такой силой, что рука Файрбрейса почти онемела от запястья до плеча, а локоть пронзила острая боль. На сей раз Дик не стал активно контратаковать, экономя силы, но предотвратил дальнейшую атаку Файрбрейса, который, потеряв равновесие, едва успел отбить ответный удар справа.

Противники остановились, покачивая головами. Затем Файрбрейс сделал выпад острием вперед. Но клинок скользнул мимо, а ребро сабли Даруэнта нетрадиционным ударом слева просвистело по горизонтали над глазами Файрбрейса, словно стараясь снести ему верхушку черепа.

— Проклятие! — выругался старый Таунсенд, все еще ковырявший в зубах лезвием ножа. Он порезал себе десну, и нож упал на пол.

Даруэнт отскочил, тяжело дыша и держа саблю наготове. Файрбрейс не чувствовал ни боли, ни крови на лбу, но его лицо исказила гримаса ярости и унижения. Срезанные пряди его рыжеватых волос посыпались на пол.

— Кажется, — вежливо заметил Даруэнт, — вы намеревались побрить мне башку?

Файрбрейс молча рванулся вперед. Во время краткой схватки оба противника попытались нанести два рубящих и два колющих удара. Клинки со стуком отскакивали друг от друга, а ноги шаркали по половицам.

Схватка прекратилась так же внезапно, как и началась. Глаза Файрбрейса слезились не то от перца, не то от злости. Его зрение затуманилось.

— Осторожно! — предупредил Даруэнт. — Берегитесь трюков!

Внезапно он нанес быстрый ложный удар слева, якобы целясь в правое плечо противника. Файрбрейс отвел клинок в сторону, чтобы парировать удар, но сабля Даруэнта взлетела вверх и опустилась на левую щеку Файрбрейса.

И лучшим фехтовальщикам едва ли под силу срезать бакенбарду. Волос слишком эластичен, клинок не настолько остр, и даже самый верный глаз способен лишить противника бакенбарды вместе со щекой.

Но Даруэнт нанес удар с поистине ювелирной аккуратностью. Пучки волос полетели в разные стороны, а на месте левой бакенбарды Файрбрейса осталась кожа, покрытая крошечными капельками крови.

— Ах вы, паршивый... — Файрбрейс умолк, чтобы перевести дух.

Еще четыре раза клинки ударялись или скользили друг о друга. Кэролайн, вне себя от страха, не могла заставить себя отвернуться, почему-то закрывая ладонями не глаза, а уши.

51
{"b":"13276","o":1}