ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Отлично вижу. Восхитительно, хотя и немного необычно. Вулкан тихо рассмеялся. Кейт де Бурк, поджав полные губы, возилась с коптящим фитилем. Поправив лампу, она засеменила вдоль стола направо.

У правой стены стоял большой и глубокий лакированный буфет в китайском стиле с двойными дверцами. Кейт встала у буфета и принялась позировать: подняла голову, опустила веки, уронила руки вдоль тела.

— С меня делали, — заявила она, отбрасывая утонченные манеры. — Здорово вышло, верно? Ах, так-растак, к чему притворяться?

— Кейт!

Кейт подбежала к Вулкану, сложив губы трубочкой, и бросилась ему на шею.

— Поцелуй меня, прелесть моя. Как будто я не…

Внезапно рассвирепев, Вулкан дернул плечами. Кейт отлетела прочь, попятилась, чтобы не упасть, и ударилась спиной об угол китайского буфета. Но она лишь рассмеялась довольным смехом и снова направилась к своему повелителю, напустив на себя выражение притворной скромности, отчего стала почти некрасивой. Чевиоту вдруг подумалось, что она нарочно подражает Флоре Дрейтон.

— Милый, можно мне побыть здесь, пока ты будешь беседовать с этим джентльменом?

— Нет. У нас деловой разговор. Оставь нас! — Похлопав Кейт по спине, Вулкан подтолкнул ее к двери и вновь надел маску радушия. — Простите, мистер Чевиот, я пренебрегаю вами! Прошу, садитесь… вон туда.

Его жест был настолько повелителен, что Чевиот оглянулся.

У стены, слева от двери со вделанной в нее медной ручкой звонка, находилось массивное бюро эпохи Регентства. Его полированная столешница была покрыта зеленой кожей; вверх уходили два ряда ящичков с металлическими ручками в виде головы льва.

По обе стороны от бюро стояли два кресла с широкими спинками, обтянутыми зеленым бархатом; зеленые пуговки, утопая в обивке, подчеркивали ее мягкость.

У противоположного конца длинного стола Чевиот подметил кое-что еще: трости — известная всем коллекция Вулкана. Одна из них, скрученная, словно штопор, с серебряным набалдашником, была изготовлена из очень прочного черного дерева. Другая, с изогнутой рукояткой, казалась намного легче на вид.

В мозгу всплыло предупреждение: «Будьте начеку, сэр! Не позволяйте ему оказаться у себя за спиной!» Но Вулкан сейчас находился от него далеко.

Тяжелая дверь красного дерева с шумом захлопнулась, и Чевиот круто развернулся на каблуках. Вулкан повернул в замке длинный ключ.

— Простая предосторожность, — пояснил он, — чтобы нам никто не помешал.

— Конечно, — согласился Чевиот, садясь в дальнее кресло, указанное хозяином кабинета.

Вулкан опустил кольцо с ключами в жилетный карман. Казалось, его фрак лопается от самодовольства. Он подошел ближе; его массивная тень, казалось, заполнила всю комнату.

— Разве не странно? — начал он задумчиво. — Бывает так, что человек, обделенный природой… обделенный природой, повторюсь — тем не менее сохраняет привлекательность для женщин? Кейт я не имею в виду, хотя ее я люблю больше остальных. Я говорю о дамах высокородных, обладающих утонченным вкусом! — Тут Вулкан оглядел манишку своей белоснежной сорочки, безупречные запонки и сверкающие перстни на пальцах. — И все же я знаю такого человека, — добавил он, почти улыбаясь.

— О да, — откликнулся Чевиот, не поднимая глаз. — Я тоже знаю такого человека!

Вулкан замер там, где стоял, — по другую сторону от бюро, за спинкой второго кресла.

Как будто стрела попала в цель, в яблочко; слова Чевиота произвели именно тот эффект, на который он рассчитывал.

— Мистер Чевиот, позвольте предложить вам сигару!

— Благодарю вас.

В свое время он покупал и курил сигары в основном из самых низкосортных Табаков. В протянутом ему узком и глубоком ящичке сандалового дерева лежали тончайшие «гаваны». Чевиот вынул из правого жилетного кармана специальный ножичек, прикрепленный к цепочке, спускающейся в левый карман, в котором лежали тяжелые серебряные часы, и отрезал кончик сигары.

Вулкан, взяв себе сигару, сделал го же самое.

— Бокал бренди, дорогой сэр? — поклонился он. — О, не сомневайтесь! Французский, отменного качества, наполеоновский!

— Спасибо, не могу устоять. Я еще никогда не пробовал настоящий «Наполеон».

Вулкан вынул пробку из хрустального графина, стоящего на серебряном подносе, и разлил бренди в два бокала. Чевиот поднялся и подошел ближе. У самого стола он неловко поскользнулся, споткнулся и с глухим стуком врезался прямо в Вулкана.

— О, простите, пожалуйста! — запинаясь, проговорил он. — Какая непростительная неловкость с моей стороны!

— Что вы, что вы, — ответил Вулкан.

Взяв бокал с бренди, Чевиот снова сел. Вулкан продолжал стоять. Он быстро провел металлическим стержнем по основанию игрушечной пагоды, инкрустированной золотыми и серебряными пластинками. Вверх взметнулось пламя. Вулкан осторожно поднес огонь к сигаре Чевиота и помог ему прикурить, двигая огоньком вперед и назад.

Затем раскурил собственную сигару, взял бокал с бренди и тяжело опустился в зеленое кожаное кресло.

— Мы говорили о… — начал Чевиот, затягиваясь.

Вулкан на мгновение оскалился — как будто акула показала клыки.

— Да, — подхватил он, — вы довольно топорно притворились неуклюжим и ударились об меня. Хотели испробовать мой вес, так ведь? Полагаю, вы обнаружили, что я достаточно прочно держусь на ногах?

Чевиот ничего не ответил.

— А сейчас ответьте мне, мистер суперинтендент Чевиот, — произнес Вулкан, совершенно не меняя тона, — чего вы на самом деле от меня хотите?

Чевиот выглядел по-прежнему равнодушным.

— Как я вам уже говорил, — он выпустил клуб дыма и посмотрел на Вулкана, — я предлагаю вам честную сделку. В обмен…

— На что?

— Мне нужна информация. Поверьте мне, сделка выгодна для нас обоих…

— Простите мою откровенность, — сухо ответил Вулкан, качая большой головой, — но мне кажется, вам нечего мне предложить. Тем не менее… Продолжайте!

— Полагаю, вы слышали об убийстве Маргарет Ренфру, которое произошло вчера ночью в доме леди Корк?

Вулкан, казалось, изумился:

— Дорогой мой! Кто же о нем не слышал?! «Морнинг пост» только об этом и пишет!

— Отлично! Некий субъект, мы считаем, что он и есть убийца, заложил в вашем заведении брошь с алмазом и рубинами в форме кораблика с парусами. Еще четыре украшения, список которых у меня с собой, — Чевиот похлопал по нагрудному карману, — скорее всего, также находятся у вас.

— Как огорчительно для джентльмена слышать такое! Но у меня есть совершенно законный патент на ссуды.

— Данные драгоценности украдены.

— А мне откуда об этом знать? — осведомился Вулкан. Некоторое время он мелкими глотками пил бренди и курил сигару.

— Если они украдены, — продолжил он добродетельным тоном, — их следует вернуть. Но подумайте о моих затруднениях! Как вы сказали? Брошь с алмазом и еще чем-то в форме кораблика? Вы хоть представляете, сколько подобных безделушек проходит через мои руки и через руки моего главного крупье за год? И вы хотите, чтобы я запомнил какую-то одну?

— Да бросьте вы, — грубовато заявил Чевиот.

— Что, простите?

— Я сказал — бросьте, — повторил Чевиот, допивая бренди и ставя бокал на стол. — Я знаю, что квитанций вы не выдаете. Но вы ведете конторские книги, в которые записываете заложенные предметы и фамилии людей, принесших тот или иной заклад. Да или нет?

— Да, — не сразу ответил Вулкан. — Я веду счетные книги. А что вы, собственно, хотите узнать?

— Имя человека, заложившего брошь.

— И что предлагаете взамен? Нет, погодите! — Вулкан поднял руку с бокалом и расправил плечи. От него веяло такой грубой силой, что на фоне его внушительной фигуры Чевиот показался себе карликом и невольно вжался в сиденье. — Погодите, — повторил владелец игорного дома, — позвольте мне высказаться. Все, что вы можете мне предложить, касается моего заведения. Правда, содержание игорного дома находится вне закона. Однако у нас законы соблюдаются редко. Почему? Да потому, что невозможно убедить всех людей, что играть в азартные игры — преступление, при условии, разумеется, что никто не шельмует. Всем известно, что у меня игра ведется честно… Сейчас, — продолжал Вулкан после паузы, — я назову вам три причины, по которым вы не сумеете ни помочь, ни навредить мне. Во-первых, если ваша новая полиция задумает напасть на мой дом, меня предупредят заранее.

36
{"b":"13277","o":1}