ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Флора, вставшая со своего места в тот миг, когда поднялась леди Корк, не вернулась на диван, но подошла к Чевиоту, все еще смотревшему на двери.

— Джек, о чем она? Зачем нужно… укреплять твою руку?

— Ерунда! Завтра в девять утра я стреляю по мишеням в тире Джо Мантона. Вот и все.

— Ах!

Чевиот не сводил глаз с закрытых дверей. Он никогда не имел дела с гладкоствольным оружием. Он понятия не имеет, сколько оно весит, как лучше стоять, какова дальность полета пули. Может быть, он больше никогда не увидит Флору!

В камине вспыхнуло полено, взметнув рой искр. Чевиот огляделся. Потом наклонился и рывком подхватил Флору на руки.

Глава 17

Шесть выстрелов по мишени

В длинном кирпичном зале с железной стеной пистолет стрелял гулко, словно пушка на поле боя. Пороховой дым настолько сгустился, что даже Джо Мантон-младший, привычный ко всему, почти не видел лица клиента. Чевиот, упрямо сжавший губы, поднял руку для последнего выстрела.

Вжик! — свинец ударил по металлу. Сплющенная пуля упала на каменный пол.

В тире воцарилась мертвая тишина, так что можно было слышать через открытую дверь, как в оружейной мастерской на стене тикают часы с белым циферблатом. Без десяти девять. Суперинтендент Чевиот тренировался уже полчаса.

Джо Мантон-младший подлез под закопченный металлический барьер и пробежал тридцать шесть шагов, отделявших клиентов от стены, на которой висели мишени. Потянув за канат, он поднял люк в потолке, чтобы дым вышел наружу.

Кирпичные стены были оштукатурены; их нужно было штукатурить заново примерно каждые две недели. Справа находилось окно в мелкий переплет с приподнятой рамой. Едкий дым, клубясь и закручиваясь колечками, потянулся наверх, к люку.

Копоть ела глаза; в носу першило. Но как только дымовая завеса рассеялась, из-за нее показалось лицо Чевиота. Оно, как и у владельца тира, было в копоти.

— У вас хорошо получается, сэр, — кашляя, заметил Джо. — Неплохо. Но… — На самом деле, по его мнению, способ стрельбы гостя оставлял желать лучшего. — Простите, мистер Чевиот, но вы все делаете не правильно!

— Знаю.

— Но как же…

На полке, вделанной в стену над разделительным барьером, лежал один дуэльный пистолет среднего размера. Чевиот испробовал уже двенадцать: от убийственного двенадцати-калиберного, почти бесполезного, потому что пуля вылетала из ствола слишком высоко, до маленького карманного, очень похожего на тот, что принадлежал покойному мужу Флоры.

После каждого выстрела Джо-младший откладывал в сторону использованный пистолет, проворно вытаскивал взорванный капсюль, чистил ствол шомполом, протирал его промасленной тряпкой и клал на длинную стойку у левой стены.

Чевиот, не двигаясь, разглядывал, куда угодила последняя пуля. Казалось, смотреть особенно не на что. Железная стена была закопчена от пороха, в некоторых местах виднелись царапины или остатки сгоревшей белой бумаги.

Джо-младший беспокойно переминался с ноги на ногу. Это был плотный рыжеватый молодой человек с высокими скулами и серьезными глазами. Лицо его было черно от сажи, как у гоблина. На нем был темный сюртук, коричневый жилет и темно-красные брюки с черными гетрами. Ему пока не слишком хорошо удавалось подражать безукоризненной вежливости и вместе с тем откровенной прямоте своего отца, оружейника с 1793 года.

«Ну же! — подбадривал себя Джо. — Скажи ему!»

Ему бы так хотелось, чтобы этот широкоплечий сероглазый джентльмен улыбнулся, рассмеялся, отпустил какую-нибудь шутку — как другие. Но мистер Чевиот, если не считать безупречно белой сорочки, был весь в черном, даже жилетка и то черная.

«С чего бы? — недоумевал Джо. — Никакой дуэли вроде бы не предвидится… Он говорит, у них будет всего лишь состязание. И потом, на дуэлях дерутся обычно рано утром».

— Прошу прощения… — начал он вслух.

— Знаю. — Чевиот повернулся к нему и улыбнулся. — Но я не могу стрелять по правилам, Джо, то есть, если я хочу победить, выбить как можно больше очков.

— Что, сэр?

— Ведь тебе хочется, чтобы я встал вот так, верно? Повернулся боком к барьеру, правую ногу чуть вперед, левую отвел вбок?

Джо энергично закивал.

— В то же время, — продолжал Чевиот, становясь в нужную позицию, — я постепенно опускаю вытянутую правую руку, пока она не окажется на одном уровне с мишенью. Ведь так принято?

— Сэр, это единственно возможный способ! Клянусь вам! — воскликнул Джо, воодушевляясь. — Клянусь, даже отец не придумал бы лучше!

— Но существует другой способ. Ты ведь видел. Тут главное не форма, а содержание!

— Простите, сэр…

— Некоторые самые меткие выстрелы (не все, но некоторые) производятся именно так, как это делал я. Ты не целишься сознательно. Похоже… как если бы ты вытянул вперед руку и показывал на мишень пальцем. Зато стреляешь очень быстро. Вот так! Назови мой способ сноровкой, уловкой. У кого-то выходит, у кого-то нет. — Чевиот задумался. — А можно здесь где-нибудь умыться?

Джо-младший просиял от удовольствия: наконец-то речь зашла о простых и понятных вещах.

— Сюда, сэр! Вода уже приготовлена.

Слева за барьером, около двери, ведущей в лавку, находилась коричневатая каменная раковина с краном; рядом торчала короткая металлическая рукоятка насоса. Зеркальце над раковиной было тщательно протерто, тощее полотенце на гвозде — чистое.

Чевиот умылся желтым мылом, время от времени подкачивая в раковину воду из насоса. Касторовая шляпа плотно сидела на голове; шишка начинала рассасываться. Зато, когда он наклонился, дали о себе знать кровоподтеки, уже начавшие покрываться коркой.

Проклятая дуэль! Неизвестно, где и когда она состоится. Он принял вызов Хогбена только для того, чтобы раззадорить его. Дуэль стала частью их состязания и пари. Если он стреляет лучше Хогбена, Хогбен и Уэнтуорт расскажут ему все, что им известно о Маргарет Ренфру. Однако теперь ему больше ничего не нужно знать; следствие окончено. И на первый план постепенно выходила сама дуэль.

Если он потеряет Флору после вчерашней ночи…

И сегодняшнего утра — нескольких упоительных часов…

Если он из-за дурацкого вызова получит пулю в голову…

Может быть, именно в этом заключается разгадка его короткого кошмарного сна?

Большие часы с белым циферблатом в лавке все тикали. Без четырех минут девять!

Повесив полотенце на гвоздь, Чевиот отогнал мрачные мысли и вернулся к железному барьеру с широкой стойкой.

— Джо! Будь любезен…

Джо-младший, успевший вычистить, отполировать и повесить на место последний пистолет, из которого стрелял клиент, поспешил на зов. Чевиот поднял с пола папку зеленой кожи, похожую на бювар с ручкой, которую захватил с собой из «Олбани».

На самом деле это и был бювар, хотя он вынул оттуда все письменные принадлежности и заменил их экспонатами, которые намерен был продемонстрировать позже — если останется в живых. Поставив бювар на полку, он извлек оттуда маленький пистолет с ромбовидной золотой пластинкой на рукоятке.

— Джо, ты когда-нибудь видел эту вещь?

— Наше изделие, мантоновское! — обрадовался Джо, рассматривая пистолет. — Вот, видите — наша марка? Его сделали еще до меня, но ведь и я работаю недавно. Инициалы «А.Д.». Значит, делали на заказ.

— Да. Его прежний владелец уже умер. Не найдется ли у тебя пули, которая подходила бы к этому пистолету? Будь любезен, заряди его.

— Его надо сначала почистить. Посмотрите, какой грязный ствол!

— Отлично, почисть. А потом заряди. Только побыстрее!

Чевиот постучал пальцами по полке и оглянулся. Ни капитан Хогбен, ни лейтенант Уэнтуорт, ни даже Фредди Деббит еще не объявлялись. Фредди мог бы, по крайней мере, сообщить ему час и место настоящей дуэли и, что более важно, с какого расстояния предстоит стреляться.

С фасада тир напоминал обычную лавку: по обе стороны от двери большие окна-фонари. Сквозь стекла он видел Дэвис-стрит: ровные линии каменных стоек, как и повсюду, и железные перила коновязей. Больше ничего. Погода в октябре стояла изменчивая — то светило солнце, то небо затягивали тучи. Даже сюда, в тир, проникал запах прелой листвы.

44
{"b":"13277","o":1}