ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Ну, пора! — заявил Хогбен, топнув ногой, словно собираясь бежать наперегонки. Он обратился к лейтенанту Уэнтуорту: — Тысяча гиней! Где деньги этого типа?

Без формы у Уэнтуорта был еще более странный вид, чем у Хогбена. Он изумленно воззрился на приятеля. Наконец понял, что Хогбен не шутит.

— Хогбен, — произнес лейтенант, — позвольте сказать, что я не намерен дольше терпеть подобное обращение. Так нельзя! Каким бы ни был спор, ни к одному джентльмену не подобает…

— Где его деньги, черт побери?

Не говоря ни слова, Чевиот подошел к левой стойке, рядом с которой, прислонясь к стене, стоял Джо Мантон. Он отсчитал тысячу — главным образом, в банкнотах, но попадались и золотые соверены, и немного серебра. Затем, по-прежнему не говоря ни слова, вернулся и встал рядом с Фредди спиной к окну.

Хогбен сбросил плащ и в первый раз посмотрел Чевиоту прямо в глаза.

— Ну, давай! — Он дернул головой в сторону барьера. — Ты первый!

Чевиот шагнул вперед. Фредди, увидев выражение его лица, загородил его собой:

— Бросьте жребий! Так будет справедливо. Бросьте монету!

— Как вам будет угодно, мистер Деббит, — с поклоном отвечал Уэнтуорт, доставая из жилетного кармана монету в два шиллинга. — Хогбен, вас вызвали на состязание — вам выбирать.

— Орел! — объявил Хогбен, когда монетка взмыла в воздух.

— Решка! — констатировал Уэнтуорт, наклоняясь над упавшей монетой. — Чего хотите вы, мистер Чевиот?

— Пусть он стреляет первым.

Сохраняя невозмутимость, Хогбен поправил шляпу и взял первый пистолет слева. Послышался тихий, мелодичный щелчок взводимого курка. Хогбен развернулся боком и поставил ноги в правильную позицию.

Часы в лавке громко тикали. Правила не разрешали шевелиться, поздравлять по случаю удачного выстрела или сочувствовать стрелку, которому не повезло.

Хогбен посерьезнел. Речь шла о крупной сумме, и он вел себя осторожно. Он не спешил, чего нельзя было себе позволить на настоящей дуэли. Его правая рука поднялась, опустилась и вытянулась. Он ждал, пока луч света не упал на крошечную мишень.

Щелк!

Струя огня, громкое эхо от удара по железу. Мишень, пораженная в самое яблочко, разлетелась на кусочки.

Хогбен не спеша положил первый пистолет и перешел ко второму. Вторым выстрелом он задел верхний край мишени; пуля порвала бумагу, однако мишень уцелела и продолжала висеть на стене, а пуля отскочила от стены и покатилась по полу.

Третий выстрел пришелся мимо. Сплющенная пуля высоко отскочила и ударилась о пол на полпути между мишенями и барьером. Хогбен с секунду стоял, опустив голову. Однако он по-прежнему хранил невозмутимость. Вокруг густел едкий пороховой дым. Капитан ждал, пока дым поднимется вверх.

Четвертым выстрелом он задел только угол мишени. Зато пятый и шестой пришлись точно в цель. Более того, шестая мишень даже вспыхнула ярким пламенем, сгорая.

Хогбен положил последний пистолет и расправил плечи.

— Ну вот! — весело произнес он, косясь на кучку банкнотов и монет. — Попробуй-ка побить меня, ты!

Стрелял он отменно. Однако никто не произнес ни слова, пока Хогбен умывался над раковиной, а Джо Мантон водил тряпкой по железной стене, смывая остатки мишеней и приклеивая новые.

Насвистывая сквозь зубы, капитан Хогбен принялся слоняться по тиру, скрестив руки на груди. Джо чистил и перезаряжал пистолеты. Казалось, он трудился нескончаемо долго. Часы все тикали, а Хогбен насвистывал «Лягушку».

— Ваша очередь, мистер Чевиот, — произнес наконец лейтенант Уэнтуорт.

У Чевиота пересохло в горле. Он не посмотрел из окна на Флору. Фредди тронул его за плечо. Поколебавшись, Чевиот подошел к барьеру с левой стороны.

Щелк! Щелк! Щелк! Щелк! Щелк! Щелк!

Фредди, презрев все правила, подпрыгнул и громко завопил от восторга.

Изумленным наблюдателям показалось, что Чевиот даже не сдвинулся с места, так быстро он отстрелялся. Однако все слышали громкие хлопки. Над головами заклубился черный пороховой дым. Не прошло и нескольких секунд, как были произведены все шесть выстрелов.

На улице заржали гнедые, нервно зацокали копытами. Чевиот положил последний пистолет и присоединился к стоявшему у окна Фредди. Дым уже почти весь вышел в трубу и через окно.

Каждая из шести мишеней, простреленная точно посередине, либо сгорела, либо разлетелась на куски. Серьезный и искренний Уэнтуорт, который до этого не отрываясь задумчиво смотрел на Хогбена, очень вежливо обратился к Фредди:

— Мистер Деббит, полагаю, вы не сомневаетесь, что ваш друг выиграл?

— Да! Да! Черт возьми, какие могут быть сомнения?

— Отлично. — Уэнтуорт повернулся к Чевиоту: — Сэр, мы согласны сообщить вам некоторые сведения…

Но Чевиот, кашляя от дыма, жестом остановил его:

— Сэр, данные сведения мне больше не нужны. Я освобождаю вас от взятых обязательств.

— Вот и хорошо! Вот и отлично, черт побери! — заявил Хогбен и расхохотался. — Ты бы так и так ничего не узнал.

Светловолосый, белокожий Уэнтуорт густо покраснел.

Можно было бы предположить, что меткая стрельба Чевиота слегка охладит пыл задиристого гвардейца. Нетрудно было догадаться, что на расстоянии двадцать шагов обоим дуэлянтам угрожает смертельная опасность. Но Хогбен по-прежнему держался надменно и вызывающе.

— О, я сдержу слово! — заявил он, поднимая с пола плащ и накидывая его на плечи. — Тут ты ошибся, приятель. Я сказал, что сообщу кое-какие сведения, но не сказал, кому я их сообщу, верно? Я не обещал передать сведения тебе.

Он выпучил глаза, довольный собственным коварством, и снова расхохотался.

— Я как можно скорее сообщу все твоему начальству — как-бишь-их-там — на Уайтхолл-Плейс. Кстати, Уэнтуорт… Вы договорились с Деббитом относительно времени и места встречи?

— Да.

— Стреляемся моими пистолетами?

— Стойте! — воскликнул Фредди, потирая запачканное лицо. — Я забыл упомянуть…

— Пистолеты любые, — сухо заявил Чевиот и направился умываться к раковине.

— Значит, все решено, приятель, — ухмыльнулся Хогбен, — и тебе крышка! — Он зашагал к двери. — Идете, Уэнтуорт?

— Нет.

— Идете, Деббит?

— Да, да! То есть… не с вами. У меня нет лошади. Я должен кое с кем встретиться. Джек, старина! Поздравляю, позволь пожать твою руку. — Фредди понизил голос: — Насчет вечера даже не сомневайся. Ты его победишь. Встретимся на месте. Пока!

За окном Флора, поднявшись во весь рост в карете, бросала в сторону Чевиота молящие взгляды. Он, закончив умываться, помахал ей рукой и улыбнулся.

Хогбен вышел, хлопнув дверью, вскочил на белую лошадь и галопом помчался на юг, по направлению к Беркли-сквер. Фредди последовал за ним. Он остановился лишь для того, чтобы, приподняв шляпу, поклониться Флоре и (как показалось) отвесить ей цветистый комплимент. Затем поспешил на север, к Оксфорд-стрит.

Не подозревая, какой удар ждет его через несколько секунд, Чевиот заплатил Джо уговоренную заранее скромную плату за то, что они стреляли в его тире, и выслушал поздравления. Затем, отвернувшись от вспотевшего на радостях Джо, поднял с пола у барьера свой зеленый бювар.

Лейтенант Уэнтуорт, стоя у умывальника, мрачно смотрелся в зеркальце. Чевиот вежливо попрощался с ним и открыл дверь.

— До свидания, сэр! — крикнул Джо Мантон-младший. — Я было подумал, что ждать беды… Ей-богу, так и подумал!

Уэнтуорт дернул ручку насоса. В умывальник мощной струей хлынула вода, залив его костюм. Отраженное в зеркале лицо исказилось в гримасе, не предназначенной для посторонних глаз.

— Мистер Чевиот, — произнес лейтенант, отряхнувшись, — позвольте поговорить с вами по делу, имеющему жизненно важное значение!

Глава 18

Ловушка у Воксхолл-Гарденз

Из приоткрытой двери тянуло теплым, приятным осенним воздухом, в котором, однако, уже чувствовалось холодное дыхание. Чевиот шире распахнул дверь.

— Да? В чем дело?

Он нехотя повернулся. Флора из боязни нарушить приличия не позволила себе выпрыгнуть из кареты и войти в тир; она состроила нетерпеливую гримаску. У Чевиота болела голова; спал он меньше получаса, к тому же ему приснился страшный сон.

46
{"b":"13277","o":1}