ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

«Молокососы! — сказала она. — Какие скучные! Нет, мне подавайте человека постарше и поопытнее».

Она тогда смотрела не на меня. Нет! Ее глаза, в которых я подметил странное, загадочное выражение, устремились куда-то поверх моего плеча. Хотя вас моя просьба, безусловно, огорчит, леди Дрейтон, тем не менее я вынужден просить вас говорить. Кто стоял сразу за мной на лестнице и следом за нами поднялся наверх?

Флора, у которой от ужаса пересохло в горле, не смогла вымолвить ни слова. Она тоже вспоминала сцену на лестнице.

— Там… там стоял мистер Хенли, — с трудом проговорила она. — Но я совсем про него позабыла.

Чевиот развернулся на каблуках.

— Мы все позабыли о нем, — сказал он. — Но взгляните на него, взгляните как следует! Он человек привлекательный, чего никто не сможет отрицать. В нем много мужского обаяния. Он возвысился из… из низов, как вы сказали бы, и стал старшим клерком в комиссариате полиции.

Когда и где он познакомился с Маргарет Ренфру? Не знаю и не смогу сказать. Однако примечательно, что одинокая и красивая женщина, презревшая любовь, презревшая страстность, свойственную ее пылкой натуре, и подчас демонстрировавшая подобие отвращения, которое никто не мог объяснить, — так вот, примечательно, что она пала жертвой пожилого человека, который отлично освоил искусство лести!

И даже более того! Разве вас удивляет то, что и у него голова пошла кругом?

Он поднялся из низов, надеялся взлететь еще выше. Околдованная им женщина крала для него деньги — по крайней мере, некоторое время. Она украла драгоценности леди Корк. Но зачем? Для того, чтобы он мог набить себе карманы и играть в заведении Вулкана, и для того, чтобы стать «настоящим джентльменом» в собственных глазах, каким он хотел быть.

Тем не менее одного он не учел. Хенли не учел того, что в глубине души мисс Ренфру такая же снобка, как и все ее окружающие. Оскорбите снобизм — и вам конец. Вспомните ее, ведь вы все ее знали! Страсть, бальзам комплиментов и лести еще могли на некоторое время вскружить ей голову. Но потом… Потом ей неизбежно стало стыдно, что она грабила леди Корк. И не только… Больше всего ее ужасало то, что она выбрала себе в любовники человека, которого никогда не сможет открыто предъявить всему свету. В ее глазах он был грубым и неотесанным, говорил как человек из простонародья, а манеры его были и вовсе неуклюжими. Короче говоря, для нее он был человеком низкого происхождения. Вот почему ей было стыдно! Вот почему она готова была выдать его, что он отлично видел и понимал. И чтобы сохранить свое благополучие, Хенли убил ее из духового ружья, не дожидаясь, пока она заговорит!

Чевиот замолчал.

Мистер Алан Хенли за конторкой под зеленой лампой издал сдавленный крик. До этого момента он не произнес ни слова. Он дернул правой рукой, сжимавшей набалдашник трости, и документы разлетелись веером.

— Стойте! — потребовал мистер Мейн. Как будто очнувшись после сеанса гипноза, барристер потер лоб и надул щеки. — Вы говорите убедительно, мистер Чевиот, но этот человек, — кивком он указал на Хенли, — верой и правдой служил нам, в соответствии со своими способностями…

— Согласен! — подтвердил полковник Роуэн.

— И улики против него должны быть очевидными. — Мистер Мейн стукнул кулаком по столу. — Разумеется, духовое ружье — важная улика, которую можно предъявить в суде. При том условии, что необгоревшая пуля действительно выпущена из него…

Мистер Даниэль Сларк, который постукивал краем шляпы по подбородку, опустил взгляд к полу.

— Сэр, — обратился он к мистеру Мейну, — я мог бы сказать вам, что данную пулю выпустили из духового ружья. Будучи хирургом, сэр, я немного разбираюсь в пулях.

— Но вы ведь не сказали этого мистеру Чевиоту?

— Я, сэр, человек осторожный. Меня не спрашивали.

— Отлично! — Мистер Мейн посмотрел на Чевиота в упор. — Однако мало толку говорить в суде: «То-то и то-то видела эта женщина. Тот мужчина говорил так-то». Есть ли у вас доказательства того, что мисс Ренфру крала драгоценности леди Корк, и того, что Хенли присваивал их?

— Да! — ответил Чевиот, снова открывая зеленый бювар. — Здесь, — продолжал он, — письмо, написанное леди Корк и доставленное мне лично в «Олбани» сегодня утром. В нем содержится суть разговора, который я имел с ней вчера ночью. Леди Корк видела, как мисс Ренфру украла кольцо с бриллиантом, которое фигурирует в списке пропавших украшений. Леди Корк знала, что мисс Ренфру готовится сознаться ей во всем, и, как видно из письма, она готова подтвердить свои слова под присягой.

Он снова полез в бювар и достал оттуда носовой платок, связанный узлом, в котором лежали драгоценности. Развязав платок, Чевиот высыпал их на стол и подвинул к мистеру Мейну. Следом Чевиот вытащил две конторские книги.

— Вот сами драгоценности, — заявил он. — Любой из моих подчиненных подтвердит, что я нашел их в игорном доме Вулкана. Леди Корк их опознала. А теперь взгляните на данные записи! — Он зашуршал страницами. — Посмотрите, чья фамилия фигурирует напротив этих описаний. Все пять украденных драгоценностей! И в каждом случае имя заложившего их человека — мистер Алан Хенли!

— Кажется… — начал было Ричард Мейн.

— Все ясно, — закончил за него полковник Роуэн и облегченно выдохнул.

— И вы, мистер Чевиот, догадывались обо всем с самого начала? — спросил мистер Мейн, со вздохом закатывая глаза.

— Нет, сэр. Именно об этом я и пытаюсь вам сказать! У меня раскрылись глаза лишь вчера днем после одной фразы, оброненной мисс Луизой Тримейн.

— Какой именно? — изумилась Луиза.

Она подалась вперед, ее глаза казались огромными, губы дрожали.

Флора, не глядя, бросила муфту на сиденье стула. В этот миг она так ненавидела Луизу, что, казалось, готова ее убить.

— Вы высказали предположение, — продолжал Чевиот с язвительной улыбкой, — будто любовником мисс Ренфру мог оказаться я!

— Но на самом деле я никогда не думала, что…

— Неужели, мисс Тримейн? — ласково переспросил он. — Как бы там ни было, я все отрицал. Я сказал что-то вроде: «Послушайте! Да я впервые услышал имя этой женщины…» — и вдруг замолчал. Я вспомнил, когда я впервые услышал ее имя и кто произнес его: мистер Хенли. События прошлого начали приобретать истинные формы и вырисовываться яснее. В то же время я смотрел вниз, на стол, на котором лежал пистолет полковника Роуэна с серебряной рукояткой. То самое оружие, которое сейчас, как мы видим, положили на конторку мистера Хенли…

Алан Хенли застыл. Никто не видел его, кроме Чевиота.

— …и я вспомнил, совершенно отчетливо, что в галерее, где была убита мисс Ренфру, не чувствовалось запаха пороха. Не раздался грохот выстрела, не оказалось обгорелой пули. Я совсем позабыл о духовых ружьях, пока не взорвался пружинный механизм под рулеткой в притоне Вулкана! Последовательность событий в ночь убийства стала мне абсолютно ясна. Маленький пистолетик, — Чевиот поднял оружие с золотой ромбовидной пластинкой на рукоятке, — предназначался для отвода глаз. Кто одолжил пистолет у леди Дрейтон? Официально — леди Корк. Однако, как нам известно, именно Маргарет Ренфру попросила пистолет на время. Как нам также известно, мистер Хенли прибыл в дом за полчаса до меня и леди Дрейтон. Ему нетрудно было выкрасть оружие из комнаты своей любовницы, которая больше ни на что не обращала внимания, потому что собиралась сознаться. Когда он убьет мисс Ренфру, никто не заподозрит, что его толстая узловатая трость на самом деле представляет собой духовое ружье!

Нужно было найти другой пистолет, причем разряженный, который сочтут орудием убийства. К такой же уловке, как вы помните, прибег и Джон Тартелл, замышляя убить Вуда. Сомневаюсь, что Хенли разрядил пистолет в доме. Вероятнее всего, он произвел выстрел в саду, в мягкую землю. У него осталось время, чтобы вернуться в дом, спрятать пистолет под столом в галерее наверху, рядом с будуаром леди Корк, и тихонько сесть под лестницей в вестибюле… Леди Дрейтон перед убийством нашла разряженный пистолет. Имея веские причины, которые она мне изложила, но которые я не стану излагать, она спрятала пистолет в муфту.

53
{"b":"13277","o":1}