ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я был совершенно трезв! — загремел капитан. — Если какая-нибудь сухопутная крыса еще раз упомянет об этом стечении обстоятельств…

— Я знаю, сэр, все так и было, как вы говорите. Разумеется. Но ведь это одно и то же, разве вы не понимаете? И в том и в другом случае просто стечение обстоятельств. Если рассуждать символически — вот мистер Болдуин меня поймет, — нас окружают слоны и медведи. И если вы настаиваете на своих слонах, почему бы вам не позволить Керту иметь своих медведей?

— Ничего не понимаю! — ошеломленно рявкнул капитан. — Я, сэр, человек простой и люблю выражаться просто. Куда вы клоните? Чего хотите?

— Ничего особенного. Представьте, что завтра утром за завтраком мне придет охота поболтать и я расскажу о том, что видел сегодня ночью… О нет, разумеется, я не сплетник. — Морган многозначительно подмигнул. — Просто, видите ли, я использую эту иллюстрацию в качестве примера…

Простые речи такого рода капитан прекрасно понимал. На мгновение его потрясенное и возмущенное лицо вынырнуло из воротника плаща.

— Вы что же, — грубо начал он, — пытаетесь шантажировать…

Моргану потребовались все его дипломатические таланты и гибкость, чтобы успокоить капитана. В целом их разговор напоминал перекрестный допрос свидетеля неумолимым адвокатом: судья приказывает присяжным не принимать во внимание очередной вопрос, потому что он не имеет отношения к делу, однако определенные слова уже произнесены и оказали свое действие. Вне всякого сомнения, слова Моргана произвели на капитана впечатление.

— Я ничего плохого не имел в виду, — принялся защищаться Морган. — Бог свидетель, от нас толку мало. Однако мне хочется довести до вашего сведения вот что. Мы, так же как и вы, заинтересованы в том, чтобы поймать вора. Если бы вы держали нас в курсе того, как продвигаются поиски…

— Не вижу никаких препятствий, — проворчал Уистлер после паузы, во время которой он несколько раз откашливался. Как заметил Морган, капитану было очень больно; подбитый глаз и помятая челюсть давали о себе знать. Однако, к его чести, он сумел удержаться на точке кипения. И все же слова собеседника начинали давать побеги в сознании капитана; то, что он понял, ему, очевидно, не понравилось. — Не вижу никаких препятствий, почему бы мне не держать вас в курсе хода поисков. Не стану скрывать, завтра утром я намерен привлечь вас к ответу перед лордом Стэртоном и заставить вас рассказать ему ту же историю, какую вы поведали мне. Если бы не было так поздно, я повел бы вас к нему прямо сейчас. Не волнуйтесь, вы будете в курсе… А вам, мистер Уоррен, скажу откровенно, — добавил он совершенно другим тоном, оборачиваясь к молодому дипломату, — если бы не ваш дядюшка, вам не оказывали бы такого внимания, какое вы здесь получаете. Но я буду беспристрастен. Дам вам шанс.

— Спасибо, — сухо поблагодарил Уоррен. — А я, в свою очередь, могу поклясться, что дядя Уорпас будет вам весьма за это признателен. И даже очень!

— Мистер Болдуин!

— Да, сэр?

— Примите к сведению. Завтра утром вы назначите расследование — придумайте любой предлог, укажите любую причину, какие вам угодны. Необходимо узнать, получила ли какая-либо пассажирка нашего судна описанные выше ранения. Но, черт вас побери, будьте тактичны! Иначе я вас разжалую. О результатах доложите мистеру Моргану. Ну вот, больше я ничем не могу вам помочь, — отрезал капитан, поворачиваясь кругом, — засим желаю всем спокойной ночи. Однако помните, я надеюсь на вашу ответную помощь. Жду сотрудничества! С меня довольно; если кто-нибудь скажет еще хоть одно словечко об этом происшествии… то помоги вам Бог! А если хотите знать мое мнение, мистер Уоррен, — внезапно добавил Уистлер, чей глаз циклопа вылез из орбиты, — по-моему, сэр, вы сумасшедший. Вы просто спятили! У вас не все дома, и вы опасны для общества!!! А ваши друзья вас покрывают. Еще один сомнительный поступок, сэр, еще только один, и вы окажетесь в смирительной рубашке. Все!!! Спокойной ночи. — И он обиженно хлопнул дверью.

Морган в задумчивости уставился на пол, пожевывая пустую трубку. Потом еще раз внимательно осмотрел пустую, аккуратно застеленную койку. Мысли, приходящие в голову, ему не нравились. Качка немного ослабела, в каюте стала слышна монотонная вибрация гребных винтов. Морган замерз и невыразимо устал. Ему показалось, что он бредит: до его слуха донеслось отчетливое пение. Он недоуменно поднял голову. Пегги Гленн и Кертис Уоррен, с ангельским выражением на лицах (и это в два часа ночи!), сблизили головы, обняли друг друга за плечи и, медленно раскачиваясь из стороны в сторону, вдохновенно распевали:

О, дом на гребне волны!
Свет морской глубины…
До-ом на гребне волны…

Вскоре и капитан Валвик одобрительно загудел и присоединил к сладкому дуэту свой довольно немузыкальный бас. Этого Морган уже не вынес.

— А ну, заткнитесь! — прошипел он. — Мало того, что вы перебудите всех пассажиров, из-за вас сейчас вернется капитан.

Эта угроза подействовала; они замолчали, не допев куплета. Но все члены трио радостно пожали друг другу руки, причем Уоррен, ухватив Моргана за плечо, настоял на том, чтобы обменяться рукопожатием и с ним. Англичанин обвел их взглядом: Валвик, добродушно улыбаясь, облокотился на умывальник, а Пегги с Уорреном захихикали. Интересно, дошло ли до них, что тут случилось на самом деле? Морган сомневался, стоит ли просвещать друзей на сей счет.

— Ну, друг, — восхищенно произнес Уоррен, — должен признать: сработали вы превосходно! Бесподобно. Просто блеск! — Он шумно хлопнул рукой по колену. — Чего стоят одни медведи и слоны! Здорово же испугался наш Старый Морж, когда вы пригрозили разоблачить его, как неисправимого пропойцу!… Да-а! Потрясающе! Отныне вы считаетесь мозговым центром нашего предприятия. С настоящего момента мы подчиняемся всем вашим приказам. Я же обещаю вести себя хорошо. И даже очень. Слышали, что сказал старый морской терьер?

— Та, конешшно, — согласился Валвик, помогая себе неуклюжей жестикуляцией. — Утром он притет ф норма и найтет исумруты. Кто пы ни шил в той каюте, кута мисс Пекки просил слон, он проснется утром и саметит коробку. И фот, пошалуйста.

Уоррен выпрямился, потрясенный этой новой мыслью:

— Кстати, детка, а в чью же каюту вы все-таки забросили слона?

— Откуда мне знать? — немного обиженно ответила Пегги. — Я не знакома со всеми пассажирами на нашем корабле. Просто этот иллюминатор подвернулся мне под руку; я действовала по наитию. А какая разница?

— Да так, мне просто пришло в голову… — Он обвел взглядом лампочку, скошенный потолок, дверцу платяного шкафа. — В общем… я не думаю, что вас угораздило подбросить слона кому-то, у кого вещица могла бы… как бы это выразиться… вызвать искушение.

— Вот это та! — отреагировал капитан Валвик. Все трое как по команде уставились на Моргана. Тому бы радоваться, как высоко ценят его друзья — назначили Мозговым центром, которому суждено вычислить вора… Однако его терзали сомнения, не ведомые, очевидно, никому из его заместителей. Моргану очень не хотелось осматривать койку, но он понимал, как необходимо это сделать. Тем временем веселая троица, уже готовая забыть горестные происшествия и начать веселиться, как ни в чем не бывало, продолжала выжидательно смотреть на него.

— Что ж, — устало проговорил он, — если вы действительно хотите узнать, кто занимает ту каюту, это не составит труда. Найдите каюту, примыкающую к иллюминатору, в который вы бросили коробку (я ясно выражаюсь?), и определите ее номер. Затем просмотрите список пассажиров — и готово… Пегги, в какой иллюминатор вы бросили коробку?

Девушка в волнении раскрыла рот, потом снова его закрыла. Нахмурила брови. Поежилась, как будто этим помогала себе мыслить.

— К черту! — слабым голосом произнесла она. — По-моему… в общем… честно говоря, я не помню.

Глава 8

Кровь под одеялом

Уоррен так и подскочил на месте.

18
{"b":"13278","o":1}