ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он бросился к письменному столу и принялся рыться в бумагах.

— Вот почему я хотел вас видеть. Она пришла сегодня утром. — Он вытащил радиограмму, благоухающую жидким инсектицидом номер два, и протянул ее Моргану. Вот что в ней говорилось:

«Капитану парохода „Королева Виктория“, открытое море. Правительственные агенты сообщают 25 марта в пригороде Вашингтона найден неизвестный при смерти. Возможно стал жертвой автокатастрофы сотрясение мозга. Документы удостоверение личности метки на одежде отсутствуют. Пациент в коматозном состоянии направлен в больницу. Две недели в бреду до вчерашнего дня. Несмотря бессвязную речь утверждает что является лицом находящимся у вас на борту. Федеральный агент полагает преступник виновный делах Стелли и Макги. Федеральный агент полагает также врач самозванец на вашем корабле. Весьма известная персона никакой огласки ошибки в опознании быть не должно иначе осложнения стороны медиков всестороннее внимание…»

Морган присвистнул. Уоррен, читавший из-за его плеча, восхищенно хлопнул его по спине.

— Вы тоже пришли к такому выводу? — осведомился капитан Уистлер. — Если в этой радиограмме правда, я не знаю, что и думать. На борту «Королевы Виктории» нет другого врача, кроме доктора Кайла, не считая, конечно, судового врача, но он работает со мной уже семь лет.

«Случай пока неясен. Во избежание ошибки никого пока не арестовывать. Посылаю инспектора Патрика. Он лично знает обвиняемого. Патрик плывет на пароходе „Этруска“ который прибывает в Саутгемптон на день раньше вас. Прошу содействовать расследованию. О результатах известите.

Арнольд, комиссар полицейского управления Нью-Йорка».

— Ха-ха! — Уоррен горделиво выпятил грудь. Затем взял у Моргана радиограмму и торжествующе помахал ею над головой. — Что, капитан, вы и теперь назовете меня сумасшедшим? Ну, давайте же, назовите, если можете. Господи! Я же знал, что я прав. Я его вычислил…

— Каким образом? — удивился капитан Уистлер. Уоррен осекся. Он чуть не попался в расставленный капкан, причем шел туда добровольно и с песнями! Сказать, почему он считал виновным доктора Кайла, Уоррен как раз и не мог, не имел права! Морган похолодел. Он увидел, как остекленели глаза его молодого компаньона. Молчание становилось тягостным…

— Я жду, молодой человек, — отрубил капитан Уистлер. — Чтоб мне потонуть! Гореть мне в вечном пламени, если я позволю полиции произвести арест на моем судне! Да еще думают, будто я помогу поймать этого… Продолжайте! Говорите! Почему вы считаете его виновным?

— Говорю вам, я с самого начала так думал. Спросите Пегги, Хэнка и Валвика, если не верите мне! Я был готов поклясться, что этот человек выдает себя за доктора Кайла с тех самых пор, как он треснул меня по башке у меня же в каюте…

Уоррен в ужасе закрыл рот рукой, но было поздно. Капитан Уистлер, собравшийся отхлебнуть успокаивающего средства в виде виски с содовой, поперхнулся и поставил стакан на столик.

— Доктор Кайл треснул вас по башке у вас же в каюте? — повторил он, сверля Уоррена глазами. — Когда это произошло?

— Капитан, я ошибся. Это был несчастный случай! Честное слово. Я упал и ударился головой…

— Оправданы за недостаточностью улик, молодой человек. Но я больше не позволю водить меня за нос! Вы высказали обвинение, и мне кажется… я повторяю: кажется… вы правы. Почему вы обвиняете доктора Кайла?

Уоррен взъерошил волосы и заскрипел зубами.

— Что ж, капитан, — начал он после паузы. — Я знал, понимаете — понял, что он виновен! У него такой вид. У него… словом, сегодня за завтраком он был сам не свой — юлил, лебезил и заявил нам, что ночью на палубе кого-то изнасиловали. Вот почему… Вы мне не верите? Ладно, я вам докажу; я собираюсь доказать, что его надо немедленно заключить под стражу! И я расскажу вам, зачем я к вам пришел. Вчера ночью на корабле произошло убийство, старый вы осетр! Хэнк, — Уоррен молниеносно обернулся к писателю, — дайте мне бритву!

Капитан Уистлер буквально — мы не преувеличиваем — подскочил на стуле по меньшей мере на шесть дюймов в воздух. Вне всякого сомнения, частично его прыжок был вызван привычкой к морской качке — он взметнулся в воздух, словно пружина. Однако, помимо этого сугубо материалистического объяснения, очевидно было, что капитан чрезвычайно возбужден. Хотя душа его пребывала в смятении, он пошарил в ящике письменного стола и вскоре направил на Уоррена автоматический пистолет.

— Ладно, — сказал он. — Спокойно, ребята!

— Капитан, это истинная правда. — Морган схватил его за руку. — Он не сумасшедший и не шутит. Преступник действительно убил человека; я имею в виду самозванца на борту. Если вы дадите мне минуту времени, я вам докажу. Действуйте, Валвик. К черту его пушку. Усадите его обратно на стул и держите, пока мы не вобьем правду ему в голову. К этому времени второй помощник наведет справки и узнает, что пропала одна из пассажирок. Вчера ночью была убита женщина, а труп выкинули за борт…

Раздался стук в дверь. Все похолодели; друзьям почему-то показалось, что они остались в дураках… Наступило молчание. Наконец Уистлер невнятно крикнул:

— Войдите!

— Осмелюсь доложить, сэр, — на пороге стоял второй помощник, — вам, а также… — глаза его сверкнули, — мистеру Моргану, как вы и приказывали. Мы вдвоем совершили полный обход корабля. Мы навели справки обо всех пассажирах и членах экипажа. Вчера ночью никто не пострадал.

На виске Моргана забилась жилка.

— Отлично, мистер Болдуин. Но мы не ищем человека, который просто пострадал или был ранен. Мы ищем женщину, которая была убита и исчезла…

Болдуин окаменел.

— Сэр, можете сами проверить, — он огорченно пожал плечами, — но вы не найдете ее. Я лично проверил судно. Все пассажиры и члены экипажа в наличии.

— Верно ли это, мистер Болдуин? — почти добродушно пророкотал капитан Уистлер. — Так-так…

В 11.45 по летнему времени Уоррена под усиленным конвоем препроводили в корабельную тюрьму.

Интерлюдия

Наблюдения доктора Фелла

Косые лучи теплого майского солнышка падали на пол просторного, уставленного книгами кабинета в доме по Аделфи-Террас; река за окном искрилась и сверкала. Через открытое окно до них доносился отдаленный звон курантов на здании парламента. Биг-Бен отбивал полдень. В пепельнице скопилась гора сигарных окурков. Морган совершенно выдохся и охрип.

Глаза доктора Фелла были полузакрыты. Откинувшись спиной на спинку стула, он оторвался от созерцания потока машин на набережной Виктории и перевел взгляд на собеседника. Его тройной подбородок под бандитскими усиками подпрыгивал от сдерживаемого смеха.

— Полдень, — сказал доктор Фелл. — Отдохните немного, я прикажу подать нам ленч. Большой глоток холодного пива доставит вам неизъяснимое наслаждение. — Отдуваясь, он дернул шнурок колокольчика. — Во-первых, мой мальчик, позвольте признаться: я отдал бы год моей жизни за то, чтобы оказаться на «Королеве Виктории» вместе с вами. Хе! Хе-хе-хе! А пока — только один вопрос. Скажите, вы больше ничего не натворили? Хотя трудно представить, что можно запутаться и наделать бед больше, чем сделала ваша славная компания!

Морган смущенно хмыкнул.

— Сэр, — глаза его были печальны, — то, что я успел вам рассказать, это… всего лишь микроскопическая часть, можно сказать атом, микроб, скрытый в капле воды, по сравнению с обширным океаном бедствий, которые нас ждали. Вы еще ничего не слышали, ни-че-го! Охотно признаю: мозг у меня до сих пор не расплавился, но почему я пока не сошел с ума — просто не понимаю. После зловещего эпизода с золотыми часами… но об этом после. — Он немного помялся. — Послушайте, сэр. Я знаю, вы мастер распутывать детективные интриги. Если бы я пришел просить вас о помощи, то так сразу и заявил бы. Когда я пишу роман, то особенно слежу за тем, чтобы сюжетная линия была ясна и четко очерчена. Если, невзирая на всю путаницу и глупости, на корабле действительно произошло убийство, мне надо быть в этом уверенным, понимаете? К такому развитию событий необходимо подготовиться; обидно, если все окажется просто гигантской мистификацией, розыгрышем. Выражаясь фигурально, нужен труп на полу. Когда в детективе кто-то внезапно исчезает, автору не на что опереться. Чаще всего требуется недюжинная ловкость, чтобы доказать, что убийства вовсе не было или убили не того человека… Читателя такой поворот только раздражает… Разумеется, с аналитической точки зрения, а не с общечеловеческой. Однако, если вы сейчас спросите меня, действительно ли на борту «Королевы Виктории» произошло убийство, я вынужден буду признаться, что не уверен в этом.

32
{"b":"13278","o":1}