ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Полный сантехник
Наложница космического султана
Как отделаться от декана за 30 дней (СИ)
Острые края (сборник)
«Падение Дома Ашера», «Рукопись, найденная в бутылке», «Колодезь и маятник» и другие произведения
Синдром Золушки. Как избавиться от комплекса хорошей девочки
Помощь. Как ее предлагать, оказывать и принимать
Изгоняющий бесов
Академия властелинов эмоций. Прочтем, заберем, используем
A
A

— Ш-ш! — прошипел Морган, когда все трое сцепили руки театральным жестом. — Ладно! Делайте по-своему. Раз все с ума посходили, то чем я хуже? Ведите; я последую за вами… Главное, скажите, где вы предполагаете спрятаться?… Да, миссис Перригор, спасибо, я и правда выпью шампанского.

Пегги захлопала в ладоши.

— Придумала! Придумала! Я знаю, где вы спрячетесь так, что они не посадят вас в эту ужасную тюрьму. Вы спрячетесь среди марионеток.

— Как — среди марионеток?

— Конечно, глупенький! Слушайте. Ведь марионеткам отведена отдельная каюта, так? И она примыкает к каюте дяди Жюля, верно? Стюарды боятся туда заходить. Вы трое наденете форму, словно вы марионетки, и нацепите накладные бакенбарды. Еду вам можно будет незаметно передавать через каюту дяди Жюля… А если кто-то случайно заглянет, то увидит только кукол, которые валяются на полу. Милый, это чудесно, и все получится…

— Рад слышать, — заметил Морган. — Не хочу показаться занудой, но мой пыл изрядно охлаждает перспектива провисеть целый день на крючке, а потом окажется, что номер все же не прошел. И еще, мне кажется, капитану Уистлеру достаточно на сегодня; не хватает только, чтобы марионетка чихнула ему в лицо, когда он заглянет в каюту! Пегги, вы сумасшедшая! И потом, как нам туда попасть? Мы попусту тратим время. Скоро в этой каюте столпятся все умники и начнут интересоваться, готов ли дядюшка Жюль к началу представления. Тут-то нас и накроют. Возможно, гримерка уже окружена, и мы даже не сумеем пробраться в убежище. Я также считаю возможным, что участники поисков проникнутся особым любопытством к трем мавританским воинам в полном облачении, которые рука об руку бродят по кораблю.

Пегги устремила на него указующий перст.

— Нет, нас не схватят! Потому что вы трое немедленно облачитесь в эти одежды, и мы сами дадим представление! В костюмах вас никто не узнает; а после спектакля вы поможете откатить марионеток обратно в их каюту и сами останетесь там.

Наступило молчание. Морган стиснул голову руками и беспомощно заплясал на месте.

— Детка, идея просто потрясающая! — восхищенно выдохнул Уоррен. — Но как мы все проделаем? Я охотно могу стоять перед сценой с секирой в руках; но как же остальное? Я даже не умею двигать этих марионеток, не говоря уже о том, чтобы произнести текст…

— Послушайте меня. Быстро, шампанского, кто-нибудь! — Она выхватила бутылку у сияющей миссис Перригор и отпила большой глоток. Спустя секунду, лучась вдохновением, продолжила: — Вдобавок мы спасем шкуру дяди Жюля. Начать с того, что на корабле нет ни одного настоящего француза, за исключением дядюшки Жюля и Абдула. В зале собрались в основном дети, а взрослые помнят по-французски только несколько слов. Всем хочется посмотреть битву марионеток…

— А Перригор? — напомнил Уоррен.

— Я о нем не забыла, дорогой. Вот тут в игру вступает Хэнк. Хэнк будет императором Карлом Великим, а также коварным Бангамброй, мавританским султаном…

— Здорово, старина! — Уоррен захлопал в ладоши и добродушно хлопнул императора Карла Великого по спине.

— … потому что я слышала, как он говорит по-французски; этого вполне хватит, чтобы обмануть Перригора. Все решат, что он и есть дядюшка Жюль, потому что мы обвяжем его подушками и переоденем до неузнаваемости; а пролог он будет произносить из-за кулис, на фоне освещенной газовой ширмы, и никто и не поймет, кто там. Да, это чудесно, и чем больше я об этом думаю, тем больше мне нравится мой план! В остальное время его не видно. У меня есть перепечатанный на машинке текст его роли; ему придется лишь прочесть его… А что касается движений марионеток, я обучу вас за десять минут, пока мадам Кампозоцци будет петь, Кайл декламировать стихи, а Перригор произнесет вступительную речь. Все, что вам нужно, — это иметь сильные руки. Тут Керту и шкиперу равных нет. Вам ничего не стоит заставить кукол сражаться! Итак…

— Та, но кте ше путу я? — спросил Валвик. — По-францусски я не кофорю, снаю пару слов, и все; но я умею шонклировать тарелками, — с надеждой прибавил он, — и икрать на пианино…

— Вы умеете играть на пианино? — Пегги оживилась. — Тогда… все в полном порядке. Потому что, видите ли, остальные роли со словами очень маленькие — рыцарь Роланд, рыцарь Оливер и разбойник Терпин. Их текст будет произносить Керт. Я в общих чертах подскажу ему — это всего несколько слов; но то, что он будет говорить, значения не имеет, так как в это время капитан будет громко играть на пианино какую-нибудь бравурную музыку…

Морган расхохотался. Он ничего не мог с собой поделать. Нарастающее возбуждение от шампанского побуждало его прыгать и кричать; усталость испарилась. Он оглянулся на сияющую миссис Перригор, которая уселась на живот бесчувственного дядюшки Жюля и кокетливо поглядывала на него. Планы снова начали роиться и плясать у него в голове.

— Здорово! — вскричал он, хлопая в ладоши. — Во имя Господа! Мы овеем себя бессмертной славой, даже если не сделаем больше ничего! Затея чертовски рискованная, можно сказать, безумная, но мы это сделаем! Мы им покажем! Пошли, капитан, переоденемся в форму — времени нет…

Времени и правда не было. Сверху, из зрительного зала, доносились все более стройные и настойчивые аплодисменты; шум голосов усилился; от криков на потолке закачалась люстра. Пегги лишь на минутку остановилась, чтобы наскоро пошептаться с Уорреном и пожелать ему удачи, и тут же ринулась доставать грим.

— И здесь, — продолжил Морган, возбужденно сбрасывая куртку, — в игру вступает миссис Перригор. Ребята, возблагодарите милосердные звезды, пославшие ее сегодня нам…

— Хо-хо! — возрадовалась миссис Перригор. — О, вы совегшенно, совегшенно ужасный чевовек, вы не довжны говогить такие вещи! Хи-хи!

— …потому что, — продолжал он, хлопая Уоррена по груди, — она поможет нам избавиться от людей, которые должны были сегодня исполнять роли в костюмах. Разве непонятно? За кулисами не должно быть никого, кроме нас. Кажется, эта мадам Кампозоцци должна была играть на фортепиано, а какой-то русский — на скрипке? Да, а парочка каких-то профессоров должна была изображать воинов…

— О господи! Я о них совсем позабыла! — вскричала ошеломленная Пегги. — Хэнк, но как же мы…

— Легко! Когда они явятся, миссис Перригор посмотрит на них ледяным взглядом, как она умеет, и скажет, что их места заняты. Она — организатор концерта, и они ей подчинятся; иначе будет скандал, и нас мигом разоблачат… Слушайте! — Он круто обернулся к ней. — Ведь вы согласны, правда? Миссис Перригор! Синтия! Ведь вы сделаете это для меня? — Голос его был медоточив.

Организаторша концерта не наградила его ледяным взглядом. Она сказала: «О, вы ужа-асный, ужа-асный чевовек!», встала и обвила его руками за шею.

— Нет, послушайте! Погодите немного… да послушайте, Синтия! — в отчаянии молил Морган. — Послушайте, мне нужно вам кое-что сказать. Да отпустите же меня, черт побери! Говорю вам, нельзя терять ни минуты! Позвольте, я сниму жилет…

— По-моему, вы выразились недостаточно ясно, — критически заметил Уоррен. — А если бы вас сейчас увидела ваша жена, старый вы греховодник? Отпустите сейчас же бедную женщину!

— Хэнк, вам просто необходимо привести ее в чувство, чтобы она говорила с ними! — воскликнула Пегги, летая по комнате. — О, к-какой уж-жас! К-как мы уж-жасно обх-ходимся и муч-чаем этих прот-тивных пьяниц!…

— Кто это ужасные пготивные пьяницы, осмелюсь спгосить? — поинтересовалась миссис Перригор, внезапно отрывая пылающее лицо от плеча Моргана.

— Дорогая, я только хотела сказать…

Снаружи по двери забарабанили, отчего заговорщики застыли на месте.

— Синьор Фортинбрас! — позвал голос с сильным итальянским акцентом. Стук повторился. — Синьор Фортинбрас! Это есть я, синьор Бенито… Фуриозо… Кампозоцци! Синьор Перригор, она хочет знать, весь ли вы в порядок. Она…

Пегги с трудом обрела дар речи и дрожащим голосом проговорила:

— Синьор Кампозоцци, с ним все в порядке. Она… то есть он переодевается. Пожалуйста, возвращайтесь через пять минут. Миссис Перригор хочет поговорить с вами.

48
{"b":"13278","o":1}