ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я зову ее Модницей, сэр, потому что Нелли не позволяла дать ей настоящее имя, когда я практиковался. Сказала, что приревнует. Такая уж была Нелли. Хоть она все равно меня бросила.

Правая рука метнулась назад и вверх. Хью сделал шаг вперед.

— Эй! Потише…

— Не беспокойтесь, сэр, — сказал мистер Коттерби и с достоинством улыбнулся. — Даже после первого глотка джина по вечерам рука у меня по-прежнему твердая. — Он нахмурился. — Дело не столько в руке, как думают люди, а в сноровке. Видите?

Бумс!

Хью не видел броска. Однако нож с фигурой апостола Павла вибрировал и сверкал над макушкой манекена, не задев ни единого волоска. Деревянная перегородка затрещала, затряслась от удара.

Мистер Коттерби под этот шум бормотал:

— Отец Билл вас ищет…

Бумс!

— …бегите, пока его ребята…

Бумс!

— …до вас не добрались. Они почему-то запаздывают…

От широких взмахов руки мистера Коттерби лампа над его головой закачалась. Синий, желтый, белый свет газовой горелки отбрасывал дикие тени. Еще два ножа вонзились у щек куклы с обеих сторон.

Кто-то спускался по закрытой лестнице. Все услышали шаги.

Неуместное в данной обстановке имя — отец Билл — ничего не сказало Хью, но, как только оно донеслось до Патрика Батлера, тот сразу оставил перчатки и оглянулся.

Вспотевший мистер Коттерби замахнулся четвертым ножом. В тот самый момент, ударившись в стену, широко распахнулась дверь на лестницу. В ней стоял худой моложавый мужчина и смотрел на присутствующих.

То ли джин не укрепил руку мистера Коттерби, то ли он был расстроен, а может, пальцы соскользнули. Нож сверкнул, полетел в сторону, острие вонзилось в створку двери дюймах в трех от горла стоявшего там мужчины.

Никто не проронил ни слова, слышалось только тяжелое дыхание мистера Коттерби. Сине-белый свет покачнулся, уравновесился. Вошедший заговорил не грубо и не мягко, не слишком приятным, но и не слишком неприятным голосом:

— Ну не глупо ли метать ножи в вашем возрасте и в нетрезвом состоянии?

— Может, глупо, а может, и нет, — парировал мистер Коттерби заискивающе, но в то же время и вызывающе. — Вы, мистер Лейк, человек образованный. — Он взглянул на Хью и Батлера. — Знаете? У мистера Лейка наверху контора.

Мужчина, поименованный мистером Лейком, молча выдернул из дверной створки нож и шагнул вперед.

Темные волосы были стрижены очень коротко, словно он хотел избавиться от докучной проблемы чересчур частой стрижки. Лицо недурное, с тонкими чертами, взгляд внимательный, настороженный, но сдержанный. Коричневый костюм не хорош и не плох, он просто висел на нем, как будто подобная мелочь его не заботила.

Весь его вид и манеры можно было бы описать одним словом — практичность. Практичный, сухой, уравновешенный деловой человек. Из пиджачного кармана торчала свернутая газета.

— Да, — сказал он, покачивая в руке сверкающий апостольский нож, — моя фамилия Лейк. Джералд Лейк. Возможно, вы видели табличку на двери. Солиситор.

— Солиситор? — встрепенулся Хью.

Джералд Лейк внимательно их оглядел — без особой приязни и без неприязни.

— Людей вроде вас, — заметил он, — удивляет, что юрисконсульт держит контору не в самом популярном районе.

— Почему же? — вставил Патрик Батлер, величественно распрямившись.

Куртуазность окутывала его плащом дуэлянта эпохи Регентства.

— Бедняки тоже нуждаются в юридической помощи, — заявил Лейк. — И получают ее за очень малую плату почти от такого же бедняка. Необразованным людям и иностранцам надо советовать, как обращаться с деньгами. Некоторые совсем потеряли надежду. Могу привести статистические данные…

Темно-карие глаза Лейка вдруг вспыхнули. Держа в одной руке сверкавший нож, он другой вытащил из кармана газету и развернул ее.

Это был экземпляр «Дейли уоркер». Батлер еще сильней напрягся. Взглянув на него, Лейк положил нож и газету на прилавок.

— Впрочем, не важно, — устало вздохнул он. — Вам вообще неизвестно о существовании бедняков.

— Неизвестно, друг мой? Я защищаю их чаще, чем вы консультируете, и вообще бесплатно.

Лейк поднял брови:

— И вы этим гордитесь? Не мелите чепухи. Вы можете себе это позволить.

— Почему?

— Вы получили образование. Вы заплатили за него?

— Вы получили несколько пар перчаток. — Батлер постучал по прилавку.

— Вы заплатили за эти перчатки?

Проигнорировав его вопрос, Лейк повернулся и бросил через плечо:

— Поднимайтесь ко мне в контору, вы оба. Я обязан рассказать кое-что полезное для вас и для вашего друга.

— Одну минуточку! — спохватился Батлер.

Лейк оглянулся, посмотрел в окно. То же самое сделал и мистер Коттерби, обливавшийся потом и тайком подававший им предупредительные знаки.

— Меня привела в восхищение табличка насчет исторических реликвий, — добродушно признался Батлер. — Наверняка вы ее написали.

— Нет.

Батлер рассмеялся:

— Да бросьте, до чего вы любите спорить! Допустим, вы сочинили, а наш приятель мистер Коттерби написал. При всем моем к нему уважении сомневаюсь, чтобы он употреблял такие слова, как «реликвии» и даже «ценители». — Тут ирландец заговорил другим тоном: — Только, ради бога, ответьте: зачем вам понадобилась такая затейливая приманка, чтобы заманить меня в магазин, а потом к себе в контору? Я мгновенно примчался бы на телефонный звонок, сообщи вы о какой-нибудь чрезвычайной проблеме.

— Телефонный звонок или письмо, — усмехнулся Лейк, — могли и не дойти до великого мистера Патрика Батлера. А чего вы добились, в конце концов?

— Когда молодой человек спрашивает о моих успехах, — улыбнулся Батлер, — пусть лучше расскажет сначала о собственных.

Лейк обернулся с горящими глазами:

— По-моему, я не сделал ничего хорошего. Да. Слишком мало принес добра миру, который в нем так нуждается. Но и не причинил никакого вреда.

— Никакого вреда! — вскричал Батлер. — Никакого вреда? — Он кивнул на мистера Коттерби. — Запугали старика чуть не до смерти вместе с вашим проклятым отцом Биллом. И если мы когда-нибудь снова встретимся, вы за это заплатите, мой лицемерный друг!

— Берегитесь, мистер Батлер!

— Чего? — спросил ирландец. Он смерил собеседника взглядом с головы до ног, лениво застегнул пальто, натянул кожаные перчатки с меховой подкладкой и взглянул на Хью: — Пойдем, мальчик?

— Я готов, — кивнул Хью, хотя сгорал от любопытства. — Только что это за разговоры об исторических перчатках? Вот эти, например, на прилавке. Чьи они?

— Ах эти! Каждая пара стоит как минимум небольшого состояния, если Коттерби их не продаст или Лейк не использует как приманку. Возможно, их раздобыл отец Билл, крупнейший мошенник нашего времени. Именно он украл одну пару из Музея Лондона. Они нас заманили в ловушку с помощью интригующего объявления. Пошли.

— Предупреждаю ради вашей же безопасности, — сказал Джералд Лейк. — Не выходите в ту дверь.

Взяв Хью под руку, Батлер плечом отодвинул его и открыл парадную дверь. Хью задохнулся в сыром и туманном морозном воздухе, остановился па тротуаре, глядя по сторонам. Адвокат, громко хлопнув дверью, прошел вперед и встал слева от Хью, чуть поодаль.

— Приготовьтесь, — шепнул он, кривя губы. — Скоро появится шайка отца Билла.

Никто не появился.

Поле обзора по-прежнему составляло в лучшем случае десять футов. В дымке тумана медленно, очень медленно возникли три мужские фигуры, бесшумно шагавшие по асфальту, не сводя глаз с Хью Прентиса и Патрика Батлера. Остановившись футах в десяти, они радостно переглянулись.

Глава 9

Патрик Батлер расстегнул пальто, сорвал его с себя, швырнул налево на тротуар и почувствовал, что его активность возросла вдвое. Хью сделал то же самое, бросив пальто направо.

Еще кто-то замаячил среди возникших перед ними мужчин.

Хью с Батлером стояли спиной к большой витрине мистера Коттерби, начинавшейся в восемнадцати дюймах от тротуара. В водянистом газовом свете противников было видно плоховато, однако они были вовсе не иллюзорными.

18
{"b":"13279","o":1}