ЛитМир - Электронная Библиотека

Выйдя из павильона, Хью свернул к югу и пошел влево по вымощенной дорожке, которая привела его к Серл-стрит на Грейс-Инн-Сайд. На Серл-стрит он снова повернул налево — на Кэри-стрит. Чуть дальше стояла известная пивная под названием «Семь звезд», где можно вымыть руки. Напротив, за корпусами Дворца правосудия, располагалось не менее четырех кабин таксофонов.

В закрытой пивной было темно. Видимо, сейчас не больше половины шестого, во что, правда, трудно поверить, а паб, должно быть, открывается после шести.

Он стоял в нереальном мире. Впереди слева, в нескольких футах, едва различались низкие дома, мостовая, дальше высилась белая стена, мистически мерцая в туманной тьме, освещаемой немногочисленными бликами света. Тем не менее неподалеку маячили прямоугольные телефонные будки.

Все они пустовали. Хью шмыгнул в одну, чудом нашарил в карманах три пенни, набрал номер квартиры Элен в Найтсбридже.

Пока гудели гудки, он взглянул на окровавленную правую руку, повесил трубку, вытащил из кармана пальто перчатки, которые сунул туда после убийства, и натянул обе. Крови больше не видно, это самое главное.

«Все беды свалились на мою голову из-за ваших перчаток».

Хуже того:

«Мой брат, чародей, escroque». Черт побери, что значит «escroque»?

Хью снова набрал номер, и снова бесконечные безответные гудки. Отправившись домой в подземке, Элен, несомненно, уже успела доехать. Правда, она почему-то разозлилась, но не настолько же, чтобы не отвечать на звонки. Вряд ли…

Неожиданно его бросило в жар. Наконец-то!

— Да? — произнес знакомый голос, добавив что-то неразборчивое.

Он нажал кнопку, и пенни провалились в щелку автомата.

— Элен!

Последовала пауза.

— А… — холодно протянула она. — Это ты? — Снова пауза. — Знаешь, ты вытащил меня из ванны. Я вся мокрая и завернута в полотенце. Слушай, Хью, даже если ты меня считаешь маленькой девчонкой…

Вот в чем дело! Вот что ее мучит. Он никогда в жизни не называл ее девчонкой, но, видимо, обращался с ней именно так, а она этого не забывает.

— Слушай, дело серьезное. Я звоню из автомата на Кэри-стрит, по пути к мистеру Батлеру. Меня ищет полиция, мне нужна помощь…

Снова пауза.

Много миль отделяло его от Элен, но он видел выражение ее лица столь же четко, как если бы она стояла с ним рядом: мгновенно забыла, что он считает ее девчонкой или того хуже, взгляд карих глаз смягчился, губы сочувственно дрогнули.

— Ох, Хью, рассказывай! Наверно, какой-нибудь бред из твоих детективных романов? Что случилось?

— Некогда сейчас рассказывать. Только тот самый перс… мертв. Возникла проблема.

— Ничего, дорогой, ничего. Что ты от меня хочешь?

— Во-первых, собери два чемодана без инициалов и опознавательных знаков. Потом…

На этот раз Хью сделал паузу, чтобы хорошенько подумать.

— Опять детективная белиберда? — совершенно справедливо уточнила Элен.

Разрабатывая замечательный план поисков убийцы, он действовал слепо, не думая о последствиях. Кровь была настоящей. Констебль, который поднимался по лестнице дома номер 13 на Линкольнс-Инн-Филдс, уже поднял тревогу в Скотленд-Ярде.

Хью прокашлялся.

— Извини, — буркнул он. — Я свалял дурака. Не надо тебя впутывать.

— Хью!

— Я потом позвоню, дорогая. Пока.

— Постой! Не вешай трубку!

Он помедлил в мучительной нерешительности. Казалось, будто Элен протягивает к нему руки, умоляет бесконечно любимым тихим, нежным голосом.

— Я не знаю, в чем дело, — сказала она, — и знать не желаю. Но какой во мне прок, если я не сумею помочь? Если ты вообще меня любишь…

— Ты знаешь, что люблю. И поэтому не могу тебя впутывать. До свидания.

Телефонная трубка решительно щелкнула. Близость исчезла, призывы и уговоры смолкли.

Хью подхватил кейс, толкнул плечом дверцу, выскочил на холод, свернул направо на Белл-Ярд к Флит-стрит. Его преследовал образ Элен, что ранило еще больнее. Джим, без сомнения, справедливо упрекал его в том, что он плохо за ней ухаживает. Дело поправимое, но пока о ней надо забыть.

Однако забыть оказалось не так-то просто. Элен шла вместе с ним по затянутой пеленой тумана Флит-стрит, сквозь плотные потоки ползущих мимо домов машин. Неожиданно выплывали автобусы, громоздкие, словно красные освещенные дома, потом останавливались, все вокруг замирало под визгливые требовательные автомобильные гудки. Ничто не двигалось с места, кроме торопливых пешеходов с бледными лицами, которые норовили смести Хью с тротуара.

— Мистер Прентис, мистер Прентис! — укоризненно вскричал тонкий старческий голос, когда Хью распахнул переднюю дверь кабинета Патрика Батлера.

Маленькие часики на каминной полке в передней показывали почти без четверти шесть. Хью взглянул мимо них на дверь Батлера. Она была закрыта.

За аккуратным письменным столом сидел старый маленький мистер Пилки, давний помощник Батлера, качая никогда не седеющей головой с волосами табачного цвета.

— Мистер Прентис, мистер Прентис… — повторял он.

— Наверно… он ушел?

— Да, сэр.

Пилки мог бы напомнить, что Хью опоздал на сорок пять минут. Но старичок настолько же отличался от прочих помощников адвокатов, насколько сам Великий Защитник отличался от своих коллег.

— К сожалению, сэр, мистер Батлер ушел в четыре.

— В четыре?…

— Да, мистер Прентис. Просил передать вам свои извинения. Понимаете, некая юная леди…

— А, клиентка… Тем не менее…

— Нет, сэр. — Пилки сложил вместе кончики пальцев. — Не клиентка. Юная леди, к которой, осмелюсь сказать, мистер Батлер проявляет особый личный интерес.

Хью от изумления забыл о приличиях.

— Разве он не женат? Разве лет семь назад он не женился на вдове, миссис Люсии Реншо?

— Нет, мистер Прентис. Это новая юная леди, — пояснил Пилки, тщательно подчеркнув определение.

— Слушайте, — отчаянно взмолился Хью, — я должен его найти. Вопрос жизни и смерти. Вы, случайно, не знаете, где он?

— Знаю, сэр.

— Отлично! Если можно до него дозвониться…

Пилки сочувственно посмотрел на него. Ему всегда нравился младший Прентис за несгибаемую честность, тогда как его дядюшку он всегда считал жирным старым мошенником.

— В данных обстоятельствах, сэр, трудно будет до него дозвониться. С другой стороны, он находится неподалеку. Вы легко найдете его, если постараетесь.

Хью облегченно вздохнул:

— О! Превосходно! Где же он?

— Мистер Батлер, сэр, в Скотленд-Ярде.

Глава 4

Поднимаясь по лестнице Нового Скотленд-Ярда, Хью пришел к заключению, что его действия не так глупы, как кажется.

На подобную мысль навело его одно слово, случайно прозвучавшее в разговоре с Пилки.

— Понимаете, сэр, — доверительно объяснил Пилки, — сложились необычные обстоятельства. В полиции мистер Батлер не пользуется популярностью. Но ему захотелось показать той самой юной леди Музей столичной полиции.[10]

— Неужели тот самый, где выставлены чудовищные экспонаты? Тот самый, который называют «черным музеем»?…

Пилки кивнул головой с волосами табачного цвета.

— И она охотно приняла предложение?

— Леди Памела, сэр, потомственная аристократка. Пресыщенная, иначе не скажешь. Можно сказать, скучающая. Вряд ли в нашем огромном городе можно найти другую такую же юную даму, настолько уставшую от привычных…

— Спасибо, — тихо поблагодарил Хью и вышел из кабинета с уверенностью в душе и с блистательным планом в уме.

Сити! Лондонский Сити…

Он совсем забыл, что квартал Линкольнс-Инн-Филдс располагается в центре города, в лондонском Сити, который фактически вовсе не принадлежит столице. В лондонском Сити имеется своя полиция, которая занимается всеми преступлениями, совершаемыми в его пределах, и ревностно оберегает свои права. Сообщение об убийстве и убежавшем мужчине с окровавленной правой рукой должно поступить в полицейское управление Сити, где бы оно ни находилось. По крайней мере, на данный момент известие еще не дошло до Скотленд-Ярда.

вернуться

10

Столичная полиция — официальное название лондонской полиции; се власть не распространяется на Сити, самоуправляющийся административный район, имеющий собственную полицию.

6
{"b":"13279","o":1}