ЛитМир - Электронная Библиотека

— Мистер Хью Прентис, — грохотал раздраженный Батлер, пока Пэм оглядывала нового знакомого. — Леди Памела де Сакс!

Пэм пробормотала, что ей очень и очень приятно.

Патрик Батлер закрыл глаза, задумчиво помахивая ладонью правой руки.

Неожиданно девушка бросилась к Хью, обняла за шею, поцеловала в губы, причем не небрежно, а, можно сказать, вполне полноценно. Потом отпустила его, отступила, по-прежнему с норковой шубкой в руках.

— Вот так, — объявила она с победоносным взглядом невинных глаз. — Да он ведь жутко мивый! И симпати-и-ич-ный… — пояснила Пэм, глядя на Батлера.

Батлер снова закрыл глаза.

— Это правда, — любезно согласился он. — Страшно подумать, моя кошечка, что вы с первого взгляда можете в него влюбиться. Слушайте, старина, Верт сказал, вы зачем-то хотели меня видеть…

Хью поспешно вытащил носовой платок и стер с губ помаду.

— Минуточку! — попросил он. — Как вы назвали того беловолосого типа, который носится повсюду вроде курьера? Кстати, кто он такой?

— А? — переспросил Батлер. — А вы как думаете?

— Я его принял за старшего клерка. Слышал, что он служит в отделе по связям с общественностью…

— Совершенно верно. Кроме того, это коммандер Джон Верт, кавалер креста Виктории[13], начальник особого отдела.

— О, черт побери!

— Вот именно, — согласился Батлер. — Ради бога, будьте поосторожнее в данном обновленном учреждении. Тут никак не поймешь, кто есть кто.

— Стало быть, слово «мистер» означает высокопоставленную персону… — простонал Хью. — Если бы им всем присваивали высокие звания, как в романах, можно было бы догадаться, с кем разговариваешь: с заместителем комиссара или с простым уборщиком… Почему коммандер Верт постоянно поглядывал на часы?

— Потому что к шести часам посетителей отсюда выставляют. А шесть давно уже минуло. Музей обычно открывается в четыре, показывают картографический зал и информационный центр. Но повторяю, зачем я вам понадобился?

Хью оглянулся и понизил голос:

— Во-первых, затем, что меня ищет полиция.

— Что?

— Ш-ш-ш… Мистер Батлер, я не могу вам представить материалы дела…

— Да и не надо, — вставил Великий Защитник, презрительно отметая подобный вопрос.

— …но могу рассказать о загадочном убийстве. Мне точно известно, что мужчину насмерть закололи кинжалом в комнате, куда никто не мог проникнуть. Причем убийство, видимо, связано с парой перчаток.

Хью взглянул на собеседника, ожидая увидеть на его лице недоверие. Но Великий Защитник не проявил ни сомнения, ни скептицизма. Напротив, пришел в экстаз.

— Ничего себе, — прошептал он. — Рассказывайте.

— Здесь?

— Почему бы и нет? — переспросил адвокат. — Можете выдумать более поэтичное место для разработки заговора против невежд и бездельников, чем их собственная контора?

— Н-ну, — пробормотал консерватор Хью, — вы понимаете, речь идет о полиции?

— Разумеется.

— Значит, вы поможете мне?

Батлер величественно выпрямился:

— Не просто помогу, сэр. Я вместо вас разгадаю загадку.

— А… вдруг ошибетесь?

— Я никогда не ошибаюсь, — провозгласил Патрик Батлер.

Надо добавить, что говорил он без всякого высокомерия. Будучи ростом шесть футов два дюйма и обладая пропорциональным телосложением, барристер с приятной улыбкой па красивом, хотя несколько красноватом лице просто констатировал очевидный, по его мнению, факт.

И был по меньшей мере один солиситор, который этому факту верил.

— Теперь попрошу выложить все детали, — добавил Батлер.

— Но сюда в любую минуту может вернуться инспектор Василиск со своей компанией! А где коммандер Верт? Неужели требуется так много времени, чтобы доложить инспектору о моем приходе?

— Попрошу изложить детали.

— Ну ладно!

Хью тихо, быстро, толково начал рассказывать о своем споре с Элен и приходе Абу Испахана. Пэм немедленно перебила, спросив, кто такая Элей. Хью поспешил ответить, дабы адвокат не успел заткнуть ей рот.

В бетонной пещере со светлым деревянным полом и посмертными масками повешенных в витринах едва слышался монотонный голос инспектора Василиска, объяснявшего устройство мошеннической ярмарочной рулетки.

Хью тихо продолжал излагать деталь за деталью — открывающуюся внутрь кабинета дверь, которая была под постоянным наблюдением, закрытые и крепко запертые окна, отсутствие других выходов, корчившийся на ковре умирающий мужчина, — чувствуя, как в обоих его компаньонах нарастает волнение. Закончил он тем, как сбежал по лестнице дома номер 13 на Линкольнс-Инн-Филдс, столкнувшись с полицейским из Сити.

Сверкающие глаза Батлера, погрузившегося в раздумья, бегали по сторонам.

— По-моему, — невнятно промямлила Пэм, — ты просто молото-ок! — И снова поплыла к Хью, но адвокат не глядя схватил ее сильной рукой за шею и потянул назад.

— Мистер Прентис, предлагаю посовещаться у меня дома. Это недалеко, у меня тут машина. Но продолжайте! Что было дальше?

— По пути в ваш в офис я позвонил Элен, попросил собрать два чемодана…

— Зачем?

— Понимаете, мистер Батлер, я не был уверен, что вы возьметесь за подобное дело…

— Вы так думали? Хо!

— Тут требуется слежка, возможно, погоня, охота… Я даже точно не знаю, кто такой Абу, где искать его родственников и знакомых, хотя, наверно, из его рассказа можно вывести методом дедукции какие-то заключения. Вот какой у меня план. — Готовый изложить упомянутый план, Хью вдруг остановился. — Кстати, что означает французское слово «escroque»?

— Обман, конечно.

— Обман?…

— Угу-у, — вставила Пэм, кипя радостным возбуждением. — Слушайте, Па-атрик! Последние слова бедня-жечки…

— Пролейте бальзам на мое сердце, заткнитесь.

— Н-ну, Па-атрик…

— Мадам, мы рассматриваем уголовное дело, вмешательство женщины в которое не только не поощряется, но и запрещается с помощью оплеухи. О, боги Вавилона! Если начнется охота, то пусть о ней знает весь город! Мы с Прентисом об этом позаботимся.

— И я с ва-ами пойду, — простодушно заявила Пэм. Батлер оглянулся, бросив на нее долгий, медленный взгляд, как говорится в романах. Она вытащила откуда-то сумочку, причесала белокурые волосы, внимательно рассмотрела и накрасила губы, придав им для пущего эффекта круглую форму.

— Да, пойду-у, — повторила она, прерывая процесс. — Или скажу папуле. А он скажет министру внутренних дел, комиссару полиции и… ох, кому хо-очешь, кто делает самые жуткие ве-ещи. Вот так вот.

— Избави меня, Боже, от всех женщин! — вскричал Батлер, который оказался бы в тяжелом положении, поймай его Господь Бог на слове.

— Да, я иду с мистером Пре-ентисом, — утверждаясь в своем решении, добавила Пэм и бросила на Хью соблазняющий взгляд.

— Мадам, вы испорченная девчонка с единственным девическим достоянием — интеллектом. Будьте любезны, позвольте расспросить клиента, пока мы все преждевременно не очутились на виселице. — Он повернулся к Хью: — Слушайте! Вы, разумеется, вымыли окровавленную руку?

— Э-э-э… нет. Не успел.

— И после всего, что мне рассказали, отправились прямиком в Скотленд-Ярд?

— Что я еще мог сделать? Ваш клерк сказал, что вы здесь. В конце концов, опасность мне не грозит.

— Да? Почему вы так думаете?

— Я же вам говорю, — объяснил Хью, — преступления, совершенные в Сити, расследует своя полиция. А тот констебль оттуда.

— Я сильно опасаюсь, — покачал головой барристер, — что у вас в мозгах все перепуталось. Возможно, вы в гораздо большей опасности, чем думаете.

— Почему?

— Преступления в своем районе действительно расследует полиция Сити, — подтвердил Батлер. — Но когда надо выслать полицейский автомобиль на поиски беглеца, столичная полиция действует даже в Сити. Вы же знаете, машины у них общие. Было бы просто чудом, если бы сведения о вас уже не поступили в здешний информационный отдел.

Вдали послышался веселый добродушный голос инспектора Василиска:

вернуться

13

Крест Виктории — высший военный орден Британии.

8
{"b":"13279","o":1}