ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
По желанию дамы
Фоллер
Ночной Охотник
А я тебя «нет». Как не бояться отказов и идти напролом к своей цели
Замок из кошмаров
Гигантские шаги
Сдвиг. Как выжить в стремительном будущем
Город. Сборник рассказов и повестей
Новые эльфы: Новые эльфы. Растущий лес. Море сумерек. Избранный путь (сборник)
A
A

Михаил Антонович АЛПАТОВ

ВАДИМКА

Вадимка - any2fbimgloader0.png

К читателю

Автор повести «Вадимка» Михаил Антонович Алпатов (1903 — 1980) был человеком двух призваний — историком и писателем. С одинаковым пылом он неутомимо служил двум музам — строгой и вдумчивой Клио — музе истории — и мудрой прекрасноокой Каллиопе — музе эпической поэзии и знания.

В своих исторических трудах М. А. Алпатов был писателем с особой, присущей ему художественной манерой изображения исторических событий. В своих литературных произведениях — романе «Горели костры» о донских казаках в годы первой русской революции, в автобиографической повести о комсомольцах 20-х годов «Возвращение в юность», в публицистических статьях на литературные темы он всегда оставался историком.

Своё художническое кредо М. А. Алпатов изложил со всей определённостью в одной статье. Признавая за писателем право на художественный вымысел, он настаивал на тесной связи литературы с исторической действительностью. «Речь, разумеется, идёт, — писал он, — не о механическом заимствовании у действительности, а о художественном её осмыслении. А это обязательно предполагает элементарное, но непременное условие: художник должен — он обязан — знать ту подлинную действительность, ту подлинную историю, которую он взялся перевести на язык художественного изображения». В своём творчестве М. А. Алпатов строго следовал этим правилам.

Синтез истории и литературы проявился и в повести «Вадимка». Со страниц этой повести с читателем как бы говорят историк и писатель одновременно.

Историк не только изучил описанную в повести эпоху, знакомясь с документами, мемуарами, устными воспоминаниями современников, но и строго проверил все факты. Поэтому в повести присутствует правда истории.

Писатель многое взял из самой жизни, из личных наблюдений, воспоминаний. Ведь он сам был непосредственным свидетелем и участником событий той эпохи. Поэтому в повести есть правда жизни.

Михаил Антонович Алпатов родился на хуторе Сибилёв Митякинской станицы на Дону (ныне Каменский район Ростовской области). Он вырос в казачьей семье и провёл такое же детство, как и его герой Вадимка: бегал по берегам речки Глубочки, гонял с ребятами коней в ночное в родную привольную донскую степь. Все говорило за то, что его ждёт судьба многих его земляков-хлеборобов. Но жизнь рассудила по-иному. В 1914 году отец его ушёл на германскую войну, а дедушка Дмитрий Петрович, у которого стал жить Михаил, круто изменил судьбу своего старшего любимого внука.

Учитель приходской школы Степан Васильевич заметил у Михаила большие способности и тягу к знаниям. Он уговорил деда отдать парнишку учиться в Каменскую гимназию. Сколько тревог и волнений стоили для всей семьи экзамены в гимназию — ведь Михаил, живший на хуторе, не был так подготовлен, как городские дети. К великой радости деда и учителя Мишка сдал все экзамены с высшей отметкой 12 по двенадцатибалльной системе, тогда применявшейся. Четыре года дедушка в зимнюю стужу и буран, в весеннюю распутицу и под пронизывающими осенними ветрами каждую неделю возил в Каменскую «харчи» внуку — плату хозяйке, у которой жил Мишка. Парнишка оправдал надежды родных: он прекрасно учился, приобрёл абсолютную грамотность и каллиграфический почерк, с увлечением учил латинский язык, неплохо освоил французский и немецкий. А сколько и с каким захватывающим интересом он читал!

Михаил Антонович никогда не забывал добро, которое сделали ему дедушка и школьный учитель. С какой теплотой и глубоким уважением нарисовал позднее он образы этих чудесных людей в своём романе «Горели костры»!

Но вскоре наступил новый крутой поворот в жизни юноши. На Дон пришла гражданская война, революционные события захватили и Каменскую, где жил Михаил. После Октябрьской революции большая часть казачества перешла на сторону Советской власти. Фронтовые казачьи части приняли непосредственное участие в установлении Советской власти на Дону. В январе 1918 года на Дону образовались две власти: контрреволюционная в Новочеркасске и Донской казачий военно-революционный комитет во главе с Фёдором Подтелковым и Михаилом Кривошлыковым в Каменской. М. А. Алпатов, тогда гимназист 3-го класса, был свидетелем этих революционных событий, все симпатии его были на стороне красного казачества. Донской казачий военно-революционный комитет разгромил силы белогвардейцев. К февралю 1918 года на Дону была установлена власть Советов.

Но до окончательной победы было ещё далеко. Вскоре силам контрреволюции удалось временно захватить Дон. Шли суровые годы гражданской войны. В это время определилась жизненная позиция Михаила Алпатова, он навсегда связал свою жизнь с революцией. После окончательной победы Советской власти на Дону в 1920 году он, учительствуя в своём родном хуторе, стал комсомольцем, вступил в отряды самообороны.

В 1923 году по комсомольской путёвке он уехал учиться в Ростов. Писатель сам рассказал в повести «Возвращение в юность» об этих бурных и счастливых годах своей молодости. Время было трудное, но яркое, захватывающе интересное. Михаил стал комсомольским вожаком, с головой окунулся в перестройку жизни молодёжи, в бесконечные идейные споры, с максимализмом юности вёл борьбу против буржуазных пережитков, мещанства, потребительской психологии. В годы «поднятой целины» М. А. Алпатов был директором школы в станице Романовской, боролся за проведение политики Советской власти. В 1930 году М. А. Алпатов вступил в Коммунистическую партию, в рядах которой он состоял ровно полвека.

В душе молодого человека все время жила мечта стать учёным-историком. В 1932 году он едет учиться в Москву, блестяще оканчивает Московский институт философии, литературы, истории. Затем потекли годы упорного труда, научных поисков, постоянного самосовершенствования. Постепенно выкристаллизовалась главная тема его научных исследований — «Русская историческая мысль и Западная Европа», которой он посвятил два своих фундаментальных труда. Около 30 лет доктор исторических наук М. А. Алпатов проработал в Институте истории АН СССР. Он не забывал и донскую тему, изучал историю донского казачества, писал публицистические статьи. Не забывал он и своих земляков, постоянно бывал у них, участвовал в читательских конференциях по своему роману «Горели костры». М. А. Алпатов очень любил мать и сестёр, живших в посёлке Глубоком на Дону, регулярно навещал их в родных краях. Высокого роста, богатырского сложения, на вид немного суровый, он был в душе очень добрым человеком, всегда доброжелательным к людям.

М. А. Алпатов любил природу своего детства, чувствовал прелесть ночной степи, притягательную силу ночного костра, красоту ранней зорьки на тихой реке. Он, проведя детство и юность на казачьем хуторе, хорошо знал и любил животных. Став заправским горожанином, большую часть жизни прожив в Москве, он тосковал по деревенской жизни, мечтал завести большую собаку, но боялся, что в городе ей будет трудно жить. Случай все же послал ему четвероногого друга. Маленький, жалкий, приблудившийся котёнок был им отмыт, отпоен тёплым молоком, согрет лаской. Потом он превратился в огромного пушистого дымчатого кота необыкновенной красоты. Они всегда были неразлучны: когда Михаил Антонович работал за своим письменным столом, кот всегда лежал рядом и наблюдал за творчеством. Своего кота Ферапонта М. А. Алпатов даже вывел в одной из своих книг.

В повести «Вадимка» автор описывает последний этап гражданской войны на юге России. Зимой 1919 — 1920 годов оттесняемые Красной Армией белогвардейские войска Деникина отступали на юг, к Чёрному морю. Когда фронт проходил по Донской области, белогвардейцы часто угоняли с собой местное население. В водоворот отступления разбитой деникинской армии попал герой повести четырнадцатилетний Вадимка. В марте 1920 года деникинские войска упёрлись в берег Чёрного моря. Дальше пути не было. Вадимка невольно стал участником последнего акта драмы, разыгравшейся на пристанях Новороссийского порта. Брошенные и преданные белогвардейским командованием, бежавшим на английских и французских кораблях, солдаты хотели одного: поскорее добраться домой, покончить с опостылевшей войной, вернуться к труду, о котором так истосковались их руки и души.

1
{"b":"1328","o":1}