ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Нет, конечно, об этом мне ничего не известно. Я просто на них взглянула, чтобы удостовериться, что муж действительно заплатил за апартаменты сумму, которую он назвал. На номер я вообще не обратила внимания. Боюсь, вам придется, как обычно, спросить у мужа.

И такая возможность представилась уже в следующую минуту. Появившийся в номере Дэн внезапно остановился, удивленный присутствием жены. За ним стояли Франсин и встревоженный Хардвик, который держал в руках лист, испещренный пометками.

— Этот браслет… — возбужденно заговорил Дэн и осекся. — Нет, Хардвик, лучше вы сами расскажите.

Управляющий вежливо поздоровался со всеми, прежде чем приступил к нелегкой задаче. Он напоминал седого клерка, корпящего над бухгалтерской книгой.

— Касательно браслета. Он принадлежал миссис Кент. Мисс Форбс только что опознала эту вещь. Но мы пока не разобрались с другим браслетом. Я только что разговаривал по телефону с миссис Джоупли-Данн. Ее браслет, в виде серебряной цепочки с маленькими бриллиантами, стоит около трех тысяч долларов, и она говорит, что совершенно точно позабыла его в бюро. — Хардвик оторвал взгляд от бумаги. — Я думаю, мистер Хэдли, она говорит правду. Она… не предъявляет нам никаких требований, но все равно нам не хотелось бы подобных неприятностей. И мне необходимо каким-то образом найти этот браслет.

Доктор Фелл выпрямился в кресле.

— Спокойно! — пророкотал он. — Дайте подумать. Вы хотите сказать, что в бюро было два браслета?

— Похоже, что так, — подтвердил Хардвик.

— Два браслета. Оба были украдены, но один возвращен. Тот, что вернули, принадлежал миссис Кент. Это, вероятно, имеет какое-то значение для нашего расследования. А тот, что бесследно исчез, принадлежит миссис Джоупли-Данн, не имеющей отношения к нашему случаю. Если бы все было наоборот, это бы имело какой-то смысл. Но все именно так, а не иначе. О господи, Хэдли! Ничего не получается!

Хэдли быстро и цепко оглядел лица присутствующих.

— Не так быстро, — отрезал он. — Что-нибудь еще, мистер Хардвик?

— Да. Я проверил всех служащих, которые дежурили ночью. Насколько я понимаю, вас интересует время около полуночи? Мистер Рипер видел в коридоре этого «служащего гостиницы» в две минуты первого?

— Правильно. Ну и что?

Управляющий поднял на него глаза, прячущиеся за стеклами очков:

— Тогда у каждого из ночных служащих имеется то, что вы называете надежным алиби. Это долго рассказывать, но здесь все записано, чтобы вы могли убедиться. Я поднял их всех из постели так быстро, как только мог. Мне зачитать записи?

— Прекрасно, — без особого восторга произнес Дэн. — Надеюсь, это проясняет обстановку. Но поскольку лично меня в основном интересует тесный круг моих друзей… У вас, случайно, нет средства доказать алиби каждого из нас?

— Собственно, для одного из вас я могу это сделать. — Хардвик забылся и машинально сунул карандаш за ухо. — Это совпадает с алиби Биллингса, ночного портье, который находился внизу, в гостиной. Ровно в полночь ему позвонили. Биллингс снял трубку. Один из гостей наводил кое-какие справки, и они проговорили до трех минут первого. Биллингс может узнать голос клиента, который с ним разговаривал; а один из младших портье слышал, как Биллингс говорил по телефону. Так что… э… решать, конечно, вам, но мне кажется, это алиби для обоих собеседников.

— И кто же был этим гостем? — спросил Хэдли.

— Мистер Рейберн из 705-го номера.

Глава 9

Мужчины под подозрением

Хэдли ничего на это не сказал. Казалось даже, что он и не слышал. Но он старательно избегал взгляда доктора Фелла, внимательно изучая кольцо лиц вокруг себя. Бесстрастные или взволнованные, сейчас они представляли всех участников драматического случая. Кроме одного. Очень умный человек — знай он это — находился бы в тот момент на расстоянии оклика.

— Мы перейдем к этому позднее, — заметил Хэдли. — Спасибо за сообщение. А сейчас скажите мне, у вас при себе этот браслет? Хорошо. Мисс Форбс, вы подтверждаете, что он принадлежал миссис Кент?

Кент не отрывал от нее глаз с тех пор, как она вошла, размышляя об умозаключениях Гэя и о том, в какую историю все они попали. Выражение лица Франсин, когда она смотрела на браслет, смутило Кента. Это было незнакомое ему выражение.

— Да. Он был на ней вчера вечером.

— Кто-нибудь может это подтвердить? Миссис Рипер? Мистер Рипер?

— Уверена, что никогда его не видела, — сказала Мелитта.

— Я тоже, — подтвердил Дэн, озираясь, словно в удивлении. — Странно. Такую вещь, да еще с надписью, нельзя не заметить. Ты полагаешь, она купила браслет уже в Англии?

Хэдли метнул взгляд на доктора Фелла. Тот проигнорировал его.

— Вряд ли подобную вещь можно приобрести в Дорсете и даже в Лондоне, как говорит доктор. Однако! Она надела его вчера вечером, когда была в театре?

— Да, — холодно сказала Франсин, заставляя своим тоном усомниться в своей правдивости. — Может, остальные его не заметили, потому что она все время была в меховом манто. Но я видела его перед театром. Я…

— Мы не сомневаемся, мисс Форбс, что вы говорите правду, — сказал Хэдли таким тоном, словно желал уколоть ее. — Когда вы его видели?

— До театра. Как раз перед тем, как уходили обедать. Я зашла к ней, чтобы спросить, собирается ли она надеть в театр вечернее платье.

— В какое время это было?

— Около семи вечера.

— Продолжайте, пожалуйста.

— Она сказала, что слишком устала для этого. И еще сказала, что не пошла бы в театр, но не хотела отставать от компании, сказала, что считает это неприличным. — Франсин замолкла. Темно-карие глаза под удлиненными веками, которые придавали такую живость ее белоснежному лицу, сверкнули в сторону Хэдли, словно раздумывая. — Она сказала…

— Минутку. Она сказала, что не хотела отставать от компании. Значит, она была встревожена или напугана?

— Нет, я так не думаю. Ее не так просто напугать. — Опять возникла пауза. Франсин говорила так бесстрастно, что Кент удивился. — Когда я к ней вошла, ее дорожный сундук был открыт, но еще не распакован. Она сказала, что займется этим после театра. Она стояла перед туалетным столиком и рассматривала этот браслет на руке у себя. Я от восхищения сначала слова не могла сказать. Я спросила, не новая ли это покупка. Она сказала «да» и добавила: «Если со мной что-нибудь случится, чего я вовсе не ожидаю, возьми его себе».

Хэдли скользнул по ней быстрым взглядом:

— Она была вашей близкой подругой?

— Нет. Я даже не уверена, что нравилась ей. Но, думаю, она мне доверяла.

Для Франсин это было странным замечанием. Очевидно, так же показалось и Мелитте с Дэном, потому что они начали перешептываться.

— Что-нибудь еще, мисс Форбс?

— Ну, она очень строго на меня посмотрела и спросила, приходилось ли мне видеть что-нибудь в этом роде. «Нет, конечно», — сказала я и стала рассматривать браслет более внимательно. Я спросила у нее, имеет ли надпись на нем какой-то смысл, то есть личный смысл. И она ответила: «Только если человек способен ее прочитать. В этом-то и заключается ее смысл».

И снова Хэдли посмотрел на доктора Фелла. Тот казался заинтригованным и сардонически улыбался.

— «Только если человек способен ее прочитать. В этом-то и заключается ее смысл»… — пробормотал Хэдли. — Постойте! Вы хотите сказать, что эта латинская надпись представляет собой какую-то загадку или шифр? Господи, неужели нам и так недостаточно…

— Осторожнее, Хэдли, — предостерег доктор Фелл. — Я в этом очень сомневаюсь. Еще что-нибудь, мисс Форбс?

— Нет, это все. Не знаю, что она хотела сказать. Я никогда не подозревала ее в хитрости. Поэтому я возвратилась к себе, и больше она об этом не говорила. Могу я теперь взять его?

— Что взять?

— Этот браслет. Она обещала…

Это было настолько не в ее характере, что даже голос звучал фальшиво. Франсин быстро исправилась, слегка закашлявшись, и попыталась вернуть себе прежний невозмутимый вид. Хэдли с не очень приятной улыбкой захлопнул блокнот и откинулся на спинку кресла с видом безграничного терпения.

21
{"b":"13280","o":1}