ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Интересно, мой друг, представляете ли вы себе, сколько людей проходило через мой офис в то время?

— Значит, вы не были ее другом?

— Нет, не был. Эту женщину я в жизни не видел.

— Тогда посмотрите сюда. Мне сказали, что это очень необычный документ, личное приглашение. На бланке написано: «Личное собеседование, удовлетворительно» — написано и подписано лично вами. Вы признаете, что это ваш почерк?

Гэй не взял документ, который Хэдли протягивал ему. Он резко встал и начал расхаживать под книжными полками. Огонь в камине угасал, в кабинете сгущались сумерки. Остановившись возле коробки с сигарами, Гэй побарабанил по ее крышке, затем поднял ее и достал сигару. Он казался скорее задумчивым, чем встревоженным. Не оборачиваясь, старик обронил:

— Дайте подумать… Вы считаете, будто до приезда компании Рипера я знал, что некая миссис Джозефина Кент на самом деле мисс Джозефина Паркес?

— Может, знали, а может, и нет. У нее изменилась фамилия.

— И все-таки я должен был знать, кто она такая? У меня были эти фотографии, недавно присланные мне Рипером.

Хэдли помолчал, прежде чем ответить.

— Да, у вас были фотографии, сэр Гайлс. Вот почему их понадобилось разорвать и до неузнаваемости залить красной тушью.

— Признаюсь, я не понимаю.

— Я хочу сказать, — слегка повысил голос Хэдли, — что фотографии, присланные мистером Рипером, были не единственными в этом ящике. В вашем альбоме было много старых снимков, принадлежащих лично вам. Полагаю, на некоторых вы засняты вместе с миссис Кент. Вот почему они должны были исчезнуть.

Гэй с треском захлопнул крышку ящичка и повернулся:

— Черт побери вашу изобретательность! Все очень умно, очень красиво и вместе с тем — совершенно неверно. Каким бы я ни был, я же не какой-то лунатик. Ваша теория не выдерживает критики, мой друг. Если вы говорите правду, у меня была не одна неделя, чтобы заранее их уничтожить. А вы считаете, что я ждал до сегодняшнего утра, затем нарочно вышел из себя, чтобы привлечь ваше внимание. Как вы это объясните?

— Я жду, когда вы сами объясните.

— То есть вы этого сделать не можете, верно? Тогда возьмем фотографию с угрожающей надписью на обороте. Вы утверждаете, что тушь сохла целую неделю. И при этом якобы я воспользовался ею по каким-то причинам, которые я не постигаю. У вас есть еще что-нибудь?

Очевидно, он уже достаточно оправился после напряжения, вызванного внезапной атакой, и начал сопротивляться. Но, отрезая кончик сигары, он едва не поранил палец. Хэдли сохранял полное спокойствие.

— Есть. Прошлой ночью нам пришлось усердно потрудиться. Следуя этой нити расследования, сержант Беттс ездил в Дорсет повидать тетушек миссис Кент. Пока что мы можем их исключить. Они действительно никогда раньше ее не видели. Джозефина не сочла нужным навестить их в свой предыдущий приезд в Англию. Видимо, у нее были другие дела. Но их существование оказалось ей очень на руку. Когда она захотела избежать встречи с вами и поддержать свою теорию, что никогда не была в Англии, она решила остановиться у них…

— Провались все пропадом! — драматически воскликнул Гэй, словно действительно потрясенный. — Зачем ей вообще делать вид, что она никогда не была в Англии? Ответьте! Если можете. Она что, совершила преступление? Кроме того, вы забываете, что мы с ней встречались позавчера вечером.

— В тот вечер, когда она была убита, — согласился Хэдли, словно просто подтверждал факт. — Да. Я сказал, что у меня есть еще кое-какие факты. Когда миссис Кент находилась у тетушек, она получила два письма, отправленных отсюда. Одно было от ее мужа — его почерк старушки уже знали. Второе написано неизвестным им почерком.

— Письма, конечно, у вас?

— У нас имеется письмо Родни Кента. Второе она уничтожила. Почему? Но она ответила на оба письма. — Хэдли подался вперед. — Сэр Гайлс, я полагаю, что вы узнали миссис Кент по снимкам, которые прислал вам мистер Рипер. Ничего удивительного в том, что она возражала против поездки в Англию. Затем вы написали, что готовы встретиться с ней как с незнакомкой. В тот вечер вы так и сделали.

Гэй раскурил сигару.

— Вы набрасываетесь на меня с обвинением в бессмысленных шутках. Где-то в процессе вашего расследовании вы сбились с пути. Мне начинает казаться, что вы обвиняете меня в убийстве. — Гэй вытянул руки вперед и сплел пальцы, неприятно хрустнув ими, и продолжал говорить с сигарой во рту: — Господи, да неужели вы думаете, что я… — Его пальцы разжались и снова стиснулись в кулак. — Я взял и убил этих двух невинных… — Он закончил глубоким воплем. — Но это нелепо, чудовищно!

— Сэр Гайлс, я попросил вас объяснить некоторые факты. До сих пор вы не ответили ни на один вопрос. Если вы так и не ответите на них, мне придется просить вас поехать со мной в Лондон для дальнейшего расследования. А вы знаете, что это означает.

В конце комнаты Кент видел белую дверь в переднюю гостиную. Снаружи вдруг кто-то заколотил в нее. Кент знал, почему это его напугало. Это был первый признак жизни, громкий стук, который нарушил призрачную тишину дома. Стук в дверь был не очень громким, но в окутанном тишине доме показался тяжелым и настойчивым. Из-за двери донесся голос Гарви Рейберна. Он задавал вопросы и сам на них отвечал.

«Тук-тук!» — говорил Рейберн. «Кто там?» — «Джек». — «Какой Джек?» — «Джек Кетч».

Рейберн внезапно открыл дверь и усмехнулся:

— Простите, я понимаю, шутка глупая и выходит за рамки моих правил, но я только что из паба и подумал, что вы поймете.

Гэй покрылся мертвенной бледностью. Остальные не стали ждать, что скажет Рейберн, который был слегка навеселе, когда увидит Хэдли. За спиной Кента раздался хриплый шепот Дэна:

— Давайте уйдем отсюда.

Никто из них не обращал внимания на ароматный запах жареного ягненка, когда они возвращались по черной лестнице через верхний коридор. Мелитта и Франсин повернули первыми. Все ступали на цыпочках, словно воры. Впрочем, таковым себя и чувствовал Кент. И первое, на что они наткнулись, удирая с наблюдательного поста, что высилось в коридоре, как бы преграждая им путь, была объемистая туша доктора Фелла.

Глава 16

Женщина на спуске

— Я только что рассматривал знаменитую Голубую комнату, — дружелюбно сказал доктор Фелл. — И думаю, вы поступаете правильно: так же, как и я. Вы не хотите спускаться. Почему бы нам не присесть?

Он показал на открытую дверь комнаты, окнами выходящую на фасад здания, и направил компанию туда своей тростью, словно церемониймейстерским жезлом. Кенту стало жарко от стыда. Повинуясь, он, как и остальные, растерянно вошел в помещение. Несколько секунд все подавленно молчали. Затем Мелитта Рипер, которая инстинктивно направилась к газовому обогревателю, обернулась и несколько резко воскликнула:

— Итак?!

— Очевидно, вам не приходилось слышать, как Хэдли открывает огонь из своих замаскированных батарей? — спросил доктор Фелл, утопив подбородок в воротник. — Да, это искусный прием. И любой, кому удастся пробить самооборону сэра Гайлса Гэя, заслуживает моего искреннего восхищения. Интересно, удалось ли Хэдли? Сможет ли он это сделать?

Дэн виновато посмотрел на доктора:

— Вы все слышали, да?

— Конечно. С таким же интересом, как и вы. Разумеется, я знал, что он прячет в рукаве, — отчасти я сам помогал ему в этом, — но не знал, когда и как он это сделает. Хрмпф!

Доктор лучезарно улыбнулся.

— Значит, виновен Гэй? — спросил Дэн. Казалось, он близок к истерике. — Господи, никогда бы не подумал, честное слово! Похоже, Дженни со своим прошлым всех нас обвела вокруг пальца. Но даже если это был он, почему он это сделал?

Доктор Фелл присел на край подоконника. Он стал очень серьезным.

— Вы были бы довольны, узнав, что он виновен?

— Во всяком случае, стало бы значительно спокойнее, — быстро взглянув на него, ответил Дэн. — А сейчас каждый раз, когда я сворачиваю за угол или открываю дверь, я чувствую настороженность. Проблема в том, что тебе нечем ответить на удар.

37
{"b":"13280","o":1}