ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вы говорите, что слышали шаги — кто-то находился у вас в кабинете. Шаги были легкими или тяжелыми?

— Во всем этом деле, — после недолгих размышлений сказал Гэй, — я кажусь себе лишь старым и беспомощным «медиумом».

— Это не могла быть одна из ваших горничных?

— Почему? Они бы мне сказали.

— Ваши слуги давно у вас работают?

— Да, конечно. Они приехали со мной из Норфолка. Я… э-э-э… Да, я полностью им доверяю.

— Вы сказали, что в то время, когда миссис Кент приезжала в Англию, вы жили в Норфолке?

— Да, если я правильно установил даты.

— Гм-м. И все-таки, сэр Гайлс, попытайтесь просто предположить, кто бы мог все это проделать?

Не отводя взгляда от огня, Гэй покачал головой. Его губы скривились в странной улыбке.

— Это ваша работа. Признаю, дело касается и меня, но в другом отношении. Не могли бы вы ответить, честно и искренне, на один вопрос?

Осторожный Хэдли поторопился вмешаться, прежде чем доктор Фелл успел открыть рот:

— Это зависит от существа вопроса, сэр Гайлс. Что вы хотите знать?

— Почему, — Гэй по-прежнему завороженно смотрел на огонь, — почему вы приставили полицейского следить за мисс Форбс?

Глава 18

Схватка над могилой

Кент вздрогнул и со стуком опустил кружку с пивом на стол. Он быстро оглядел собравшихся и по их спокойствию понял, что Хэдли и доктор Фелл восприняли вопрос чрезвычайно серьезно.

— Почему вы так решили? — поинтересовался Хэдли.

— Понятно, — усмехнулся Гэй. — Вы никому ничего не можете сказать, да? Когда сегодня днем мисс Форбс с мистером Кентом отправились на прогулку, вы послали следить за ними своего человека. Не знаю точно кого, но, кажется, это один из сержантов, что были в «Королевском багрянце». Когда молодые люди вернулись в «Четыре входа», ваш человек последовал за мисс Форбс. Я склонен подозревать, что причина, по которой вы… завлекли меня сегодня в паб, вместо того чтобы прийти ко мне, заключается в том, чтобы и в моем доме поместить своего человека. Я не возражаю. Но если мой дом используется для какой-то цели, я имею право знать о том, что готовится. Норфилд так и кишит полицейскими. Сегодня вечером в пабе тоже торчал один из них. В такой маленькой деревушке это невозможно скрыть. И я раздумываю, что же происходит.

— Лучше сказать ему, Хэдли, — предложил доктор Фелл. — Я все время на этом настаивал. Он может оказать нам большую помощь. А если почему-либо все пойдет не так, он может сорвать нам весь наш план.

— Но почему, — вмешался в разговор Кент, — почему вы следите за мисс Форбс?

Хэдли недовольно усмехнулся:

— Не по тем причинам, о которых вы думаете. Просто для того, чтобы она не попала в беду, что вполне возможно. — Он обратился к Гэю: — Хорошо. Дело в том, что, если повезет, сегодня ночью мы схватим убийцу.

Гэй присвистнул и резко выпрямился:

— Интересно! Даже захватывающе! Где и как?

— У вас весьма необычный дом, — стал пояснять Хэдли. — Он полностью соответствует своему названию. В противовес «Виду на море» или «Парк-сайду», у него на самом деле четыре входа, по одному на каждой стороне здания. За всеми дверьми будут наблюдать. Если Фелл прав, мы надеемся, что сегодня в полночь кое-кто выйдет из одной из этих дверей.

— Выйдет из дома? Зачем?

— Пока мы этого не можем сказать, — отрубил Хэдли.

Гэй озадачился:

— Все равно ничего не понимаю. Если кто-то выйдет из дома в полночь, разве это доказывает, что он — убийца? Я всегда думал, — размышлял старик вслух, — что, когда расставляются подобные ловушки и хватают кого-то подозрительного, человек готов расколоться и признать свою вину. А если он спокойно сложит руки на груди и заявит: «Это все подстроено. Я приглашу адвоката»? Что тогда будет с вашими доказательствами?

— У нас есть причины надеяться, — ответил Хэдли, — что они у нас есть. — Он сменил тон: — Но вот о чем я хотел вас просить, сэр Гайлс. Если случайно вы увидите у себя в доме полицейского, как бы подозрительно вам это ни показалось, пожалуйста, ничего не предпринимайте и никому ничего не говорите. Пусть все, как обычно, разойдутся спать. Возможно, рано утром вас разбудят, но если повезет, к этому времени все будет кончено. Вы обещаете молчать?

— С удовольствием! Я так понимаю, что вы… э-э-э… поверили в мой рассказ?

— А иначе разве я доверил бы вам наш тайный план?

— Не знаю, — искренне признался Гэй. — Но можете на меня положиться. Если я чувствую грязную работу, мне это даже нравится. Спокойной ночи, джентльмены. Надеюсь, вскоре увидимся.

Он натянул на голову шляпу, встал и сунул трость под мышку. Остановившись у двери, он с минуту смотрел на собравшихся за столом, затем быстро махнул им рукой и вышел. В комнату ворвался клуб холодного ночного воздуха.

Хэдли взглянул на часы:

— Пойду повидаюсь с хозяином. Нам нужно избегать вмешательств.

Он выключил свет.

В то время как комнату освещал неровный свет пламени в горелке и Хэдли неуверенно шагал в темноте к бару, Кент посмотрел на доктора Фелла. Тот молча потягивал пиво. Казалось, он прислушивался к церковным часам, которые должны были вскоре пробить очередные полчаса.

— Можно узнать, что вы задумали? — почти прошептал Кент. — И в чем дело с Франсин? Я имею право знать…

Он не очень отчетливо видел лицо доктора Фелла, только слышал его дыхание с присвистом.

— Мисс Форбс, — заявил доктор Фелл, — не грозит никакая опасность. На этот счет можете не беспокоиться.

— Но если она в опасности, я хочу…

— Гм… да. Думаю, это часть нашей идеи.

— Я веду к тому, что хочу быть на месте, чтобы…

— Нет, — сказал доктор Фелл, — больше такого не будет. Я допустил это в случае с восемью мечами и дал себе страшную клятву, что больше этого не повторится. Иначе выльется в трагедию. Это работа для профессионалов, мой друг. И пусть они ее делают. Но если желаете, можете оказать помощь. Нам нужно поставить у каждой из четырех дверей по два человека, а людей не хватает. Если хотите, можете принять участие в наблюдении. Не хочу преувеличивать серьезность дела, но мы можем столкнуться с человеком, который способен на самые ужасные вещи, если вдруг наш план сорвется.

Часы на улице громко пробили очередные полчаса.

Вернулся Хэдли с полными кружками пива. Они пили ароматный напиток и лишь изредка перебрасывались словами. Сидя близко к огню, чтобы можно было видеть наручные часы, Хэдли не сводил с них глаз. Царила тишина, нарушаемая лишь легким позвякиванием посуды, тиканьем часов и потрескиванием дров в камине. Пробило четверть часа, затем час. Норфилд погрузился в сон.

В пять минут двенадцатого Хэдли, который переходил от окна к окну, поднимая шторы, прошел к двери, выходящей на конюшню. Он широко открыл дверь и остановился на пороге, вглядываясь в темноту. В комнату врывался и стелился по полу холодный ветер, и пар от дыхания Хэдли курился над его плечами. В конном дворе послышался какой-то треск и шепот.

— Таннер!

— Да, шеф.

— Люди на местах?

— Все готово, сэр.

— Хорошо.

Под ногами Хэдли, когда он вышел наружу, скрипнула половица на крыльце, и он начал тихо совещаться с Таннером. Вернувшись в комнату, Хэдли снял со стула пальто и посмотрел на Кента.

— Ваше место, — сказал он, — будет с инспектором, у задней двери дома. Ему даны инструкции, так что вы только выполняйте его приказания. Вы не должны выходить на задний двор. Туда выходят окна комнаты мисс Форбс, и она может вас заметить, если выйдет луна. Стойте прямо снаружи, у ворот на границе с кладбищем. Оттуда хорошо видно заднюю дверь. Не боитесь?

— Как будто нет.

— На всякий случай… — Хэдли нагнулся, взял с камина кочергу и протянул Кенту. — Захватите с собой на всякий случай. Вы штатский, так что должны быть вооружены. А теперь идемте.

Они вышли на улицу. Там их ждал Таннер, выглядевший очень воинственно в своей плоской шапке. Но говорил он мало, лишь отдавал команды. Они осторожно двинулись через ворота, ведущие на луг.

43
{"b":"13280","o":1}