ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Простите, в чем дело? — Кент внезапно почувствовал напряженность в уютной и теплой комнате.

— Я знаю, что в том номере вы нашли убитую женщину, — вступил в разговор Хэдли. — Мне сообщили об этом по телефону минут за пять до вашего прихода. Она была задушена. Затем, предположительно когда она уже умерла, ее лицо так сильно изуродовали, что жертву почти невозможно узнать. Вы видели ее при свете зажженной спички. Что ж, мистер Кент, я считаю, что вы сказали нам правду. — Его веки слегка дрогнули. — Боюсь, поэтому мне придется сообщить вам очень плохую новость. Если бы вы ее получше рассмотрели, вы смогли бы ее узнать. Эта леди — миссис Джозефина Кент — жена вашего двоюродного брата мистера Родни Кента.

Кент перевел взгляд с Хэдли на доктора Фелла и понял, что они вовсе не расположены к шуткам.

— Дженни! Но это…

Он оборвал себя на полуслове, потому что не знал, что хотел сказать. Просто Дженни и смерть — это не укладывалось в его голове. Он попытался представить себе Дженни: невысокая изящная женщина. Да, убитая тоже была примерно такого сложения. И у нее были каштановые волосы, как у Дженни. Но под такое описание подошли бы тысячи женщин. Казалось невероятным, что та, над телом которой он всего полчаса назад чиркал спичкой, — жена его кузена. И тем не менее, почему невероятно? Мертвое тело, лежащее в номере рядом с сундуком, не передавало необыкновенной привлекательности Дженни.

Хэдли сурово смотрел на него.

— Сомнений нет — это миссис Кент, если вас это мучает, — пробубнил суперинтендент. — Видите ли, мистер Рипер с друзьями прибыл в гостиницу «Королевский багрянец» вчера вечером. Их апартаменты на седьмом этаже именно в этом крыле.

— Вся компания? Значит, они уже находились в гостинице, когда я туда попал?

— Да. Вы хорошо знали миссис Кент?

— Этого стоило ожидать, — пробормотал Кент. Знай он об их приезде, это избавило бы его от многих проблем. — Дженни? Не знаю, — честно признался он, испытывая некоторое сомнение. — Она была не из тех, кого можно хорошо знать. И все же все ее любили. Это трудно объяснить. Думаю, вы бы ее назвали очень милой. Она была не из эдаких милашек, но невозможно было представить ее в обществе людей, которые делают нечто запретное. И хотя Дженни не слыла красавицей, но была невероятно привлекательной — великолепный цвет лица, уравновешенный, миролюбивый нрав… Род ее обожал. Они поженились всего год или два назад, и… О господи, вот ужас! Род этого не переживет!

Кент живо представил себе двоюродного брата. Он сочувствовал больше Роду, чем женщине, которая умерла, потому что вырос вместе с Родом и очень его любил. — Кристоферу Кенту в жизни все давалось легко, а Родни добивался цели только тяжелым трудом. Род всегда и ко всему относился крайне серьезно. Он превосходно подходил к должности политического секретаря Дэна Рипера — заинтересованно и старательно отвечал на письма, собирал факты для выступлений Рипера (если эти факты собрал Родни Кент, они не подвергались сомнению) и даже писал речи, которые Дэну оставалось только расцветить приемами красноречия.

— Ну конечно, двойной номер в отеле, — вдруг вспомнил Кент. — Они должны были остановиться вместе. Только где же Род? Где он был, когда ее убивали? Сегодня утром брата там не было. Говорю вам, это его просто убьет…

— Нет, — возразил доктор Фелл. — Так или иначе, но он от этого избавлен.

И снова Кент почувствовал, что доктор Фелл и Хэдли как-то странно на него смотрят.

— Придется нам пройти и через это, — вздохнул шеф полиции. — Вероятно, вас удивляет, каким образом я так много узнал о вас и ваших делах. Я знал о вашем пари. Мне рассказал о нем мистер Рипер. Мы пытались с вами связаться, но никто не знал, на каком вы судне и под каким именем. Я уже не в первый раз вынужден иметь дело с обществом ваших знакомых. Дело в том, что ваш двоюродный брат, мистер Родни Кент, четырнадцатого января был убит точно таким же способом, как и его жена.

Глава 3

Заявление Ричи Беллоуза

— Следовательно, — продолжал Хэдли, — я полагаю, что вы можете нам помочь. — Впервые на его лице появилось человечное выражение, если можно назвать так тень раздраженной улыбки. — Я пришел к этому тупице за помощью, — кивнул он в сторону доктора Фелла (Фелл в ответ нахмурился), — потому что это дело походит на те нелепые случаи, которые он так обожает. Мы имеем счастливых супругов, недавно поженившихся. Все единодушно согласны в том — во всяком случае, те, с кем я уже побеседовал, — что ни он, ни она не имели врагов. Определенно, у них не было врагов в Англии, так как до сих пор они проживали в Южной Африке и в Лондон приехали впервые. Кажется, нельзя сомневаться в том, что они были совершенно безобидными людьми. И тем не менее кто-то терпеливо выследил их и убил — одного в доме сэра Гайлса Гэя в Сассексе, а другую — здесь, в гостинице «Королевский багрянец». Убив их, преступник на этом не успокоился, а жестоко изуродовал лица со злобной мстительностью, равной которой я еще не видел. Итак?

Повисло тягостное молчание.

— Естественно, я помогу всем, чем смогу, — с горечью произнес наконец Кент. — Но я все еще не могу поверить… Это… Черт побери, это просто непристойно! Как вы сказали, у них не было врагов во всем… Кстати, как дела у Дженни? Может, ей нужны деньги или еще что-нибудь… О черт! Я совсем забыл — она же умерла! Но у вас есть хоть какое-то представление, кто мог это сделать?

Хэдли помолчал, затем, отодвинув пустую тарелку, открыл плоский чемоданчик.

— У нас в тюрьме сидит один парень. Не по обвинению в убийстве, хотя, собственно, поэтому он там и оказался. Его зовут Беллоуз. Большая часть улик указывают на него как на убийцу Родни Кента…

— Беллоуз, — спокойно вмешался доктор Фелл, — если я правильно понял, становится теперь самой важной фигурой в этом деле.

Он издал носом протяжный насмешливый звук. Привыкшие вечно спорить друг с другом, Фелл и Хэдли на время забыли о визитере. Лицо доктора Фелла раскраснелось.

— Я терпеливо стараюсь навести вас на мысль, — продолжал он, — что заявление этого Беллоуза, которое в тот момент показалось вам таким смехотворным…

— Заявление Беллоуза не может быть правдивым. Прежде всего, в комнате были обнаружены отпечатки его пальцев. Во-вторых, когда человек, не важно, пьяный он или трезвый, серьезно утверждает, что видел человека в сверкающей униформе служащего гостиницы, который в два часа ночи расхаживал по дому в Сассексе…

— Послушайте! — попытался привлечь к себе внимание Кент.

— Я думаю, — мягко улыбнулся доктор Фелл, — следует посвятить нашего друга в некоторые события. Кхр-р… Сделаем так, Хэдли: вы снова расскажете все факты и попросите нужную вам информацию. Лично я больше слушать не могу. Это напоминает бессмысленные монологи короля Лира. Они звучат так гладко, что вам начинает казаться — да вы же все понимаете. Признаю: служащий гостиницы в далеком загородном доме — это проблема; но не считаю, что это свидетельствует против Беллоуза.

Хэдли обратился к Кенту:

— Позвольте сначала спросить: вы знакомы с сэром Гайлсом Гэем?

— Нет. Дэн много о нем рассказывал, но мы никогда не встречались. Кажется, он какой-то государственный деятель?

— Был. Он был помощником министра Южно-Африканского союза. По-моему, это нечто среднее между буфером и офицером связи Уайтхолла и Претории. Но год назад Гэй ушел в отставку и вскоре приобрел загородное поместье в Норфилде, графство Сассекс, как раз на границе с графством Кент. — Хэдли задумался. — Главная причина приезда Рипера в Англию — желание повидаться с Гэем. Ему нужно было решить кое-какие деловые вопросы по собственности в Миддлбурге. Рипер ее то ли продавал, то ли покупал по поручению сэра Гайлса. Ну и, кроме того, он хотел нанести Гайлсу визит. Гэй — холостяк и всегда с удовольствием приглашает людей в свой новый дом.

Хэдли опять задумался, затем, словно с облегчением отбросив какие-то сомнения, встал и начал расхаживать по комнате. Его голос слегка дрожал от неуверенности, как и его коротко остриженные усы. Но у Кента сложилось впечатление, что настороженность не покидает начальника полиции.

5
{"b":"13280","o":1}