ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Но послушай! Если женщина идет к Лорье, это еще вовсе не значит, что она не леди. Самое большее, несколько свободно ведет себя.

– Свободно ведет себя? На этот раз речь о гораздо более серьезных вещах! Ну, иди же!

Виктор медленно удалился.

Клайв, сделав вид, будто разглядывает витрину, уголком глаза наблюдал за Джорджеттой, вышедшей из театра. Она не заметила или, во всяком случае, не подала виду, что заметила его. Напрасно подождав несколько минут кеб, она недовольно скривилась и пошла пешком по направлению к Оксфорд Стрит.

Клайв незаметно последовал за нею.

Заведение Лорье было чем-то средним между рестораном и обычным трактиром. Здесь не беседовали об охотничьих собаках и скаковых лошадях. А женщины могли здесь находиться сколько им вздумается, лишь бы не было скандалов.

Что это, однако, был за пакет с таинственным мужским костюмом? Тем самым, почти наверняка, который был на убийце...

"Где вы его нашли?"

"Там, где он и должен был быть. Среди вещей одной девушки, в спальне Хай – Чимниз!"

Например, у Кейт?

Здесь, на тротуаре Оксфорд Стрит, среди толпы прохожих, эти слова Джорджетты будто вновь громко прозвучали в ушах Клайва, приобретая какое-то новое, большее значение.

Похоже, что Джорджетта еще не знала о смерти мужа. Но, с другой стороны, если Селия права в том, что убийца любой ценой стремится навести подозрения на Кейт, то костюм действительно должен был бы оказаться среди ее вещей, подложенный Джорджеттой (или, может быть, кем-то другим?). Это было бы логично.

При определенном стечении обстоятельств убийцей может оказаться сама Джорджетта.

Никаких чудес для этого не требуется. Иное дело, если бы в момент убийства Мэтью Деймон сидел один в запертом изнутри кабинете, но изнутри заперт был только дом! Вполне можно представить, что у Джорджетты в Хай – Чимниз есть соучастник!

Да. В половине шестого Джорджетта собирается и на виду у всех уезжает. Бербидж запирает за ней входную дверь, но незадолго до убийства сообщник открывает одну из дверей или, может быть, окно и впускает Джорджетту, которая, разыграв свою роль, исчезает тем же путем.

"Чушь! – воскликнул про себя Клайв. – Откуда у нее мог взяться сообщник? Ты сам-то в это веришь?"

"Нет, – ответил он самому себе. – Но в таком кошмарном сне все возможно."

Клайва охватила злость. Он никак не мог прийти к какому-нибудь определенному мнению о Джорджетте. Она казалась ему то одинокой и сдержанной, то вспыльчивой и склонной к насилию, то чем-то напуганной, то измученной угрызениями совести. Быть может, она более чувственна, чем большинство женщин? Да, но и у Кейт, его Кейт, чувственности сколько угодно, а судить Джорджетту за то же самое, что казалось ему восхитительным в Кейт, Клайв не считал себя вправе.

Джорджетта ускорила шаги. Клайв тоже.

Они оставили уже позади Бернерс Стрит с великолепными магазинами, миновали и Ньюмен Стрит. Уже видна была Ратбон Плейс с заведением Лорье на углу. Дальше, за Тотенхем Роуд были трущобы, в которых хозяйничали грабители и воры.

Джорджетта пересекла площадь. Сворачивавшая карета заслонила от Клайва украшенную арабесками вывеску Лорье и матовые стекла под нею.

Перейдя на противоположную сторону, Джорджетта не вошла к Лорье, а поспешила дальше по Тотенхем Корт Роуд, в сторону перекрестка Краун Стрит и Сент-Джайлс Хай Стрит.

Клайв тоже ускорил шаги, не чувствуя приближающейся беды.

9. Встреча на Оксфорд Стрит

– Я не знаю вас, сэр, – сказала внезапно остановившись и обернувшись Джорджетта. – Почему вы идете за мной?

– Я не далее как вчера имел удовольствие познакомиться с вами, миссис Деймон. Причем, вы заметили, что это была уже вторая наша встреча.

– То, что меня зовут миссис Деймон, это верно, но вы либо жертва недоразумения, либо сумасшедший. Почему вы следуете за мной? Почему вы пристали ко мне?

Артистка резко повысила голос.

"Да, – подумал горько Клайв, – с такой дамой бороться невозможно."

– Миссис Деймон, уверяю вас...

– А я уверяю вас, сэр, что если вы ошиблись, я с готовностью приму ваши извинения. Однако если вы и дальше не оставите меня в покое, я вынуждена буду позвать полицейского.

До сих пор мимо них проходило немало элегантно одетых людей. При слове "полицейский" тротуар вокруг Клайва и Джорджетты, словно по волшебству, опустел. Выражение лица Джорджетты внезапно изменилось. Если только что она стояла в позе мученицы, глядя на Клайва невинными голубыми глазами и прижимая к груди отделанную жемчугом сумочку, то теперь она смотрела куда-то за спину Клайва.

– Нет! – воскликнула она. – Нет!

– Но почему же? – ответил низкий, самоуверенный голос, который Клайв сразу же узнал. – Я не могу извинить его.

Одного роста с Клайвом, но несколько более плотный, Тресс подошел к ним со стороны Ратбон Плейс мягкой походкой дрессированного тигра. Его шляпа была сдвинута на затылок, серое пальто с каракулевым воротником расстегнуто, на губах играла неприятная улыбка. Поигрывая тростью с серебряным набалдашником, Тресс смерил Клайва взглядом.

– Так... – протянул он презрительно, словно только что узнав Клайва, – Стрикленд, значит.

– Тресс!

– Снова ваши старые штучки, а?

– Нет! – выкрикнула Джорджетта, обеими руками сжимая сумочку. Сейчас в ее голубых глазах было искреннее, глубоко человеческое сочувствие.

– Что вы можете сказать в свое оправдание, Стрикленд?

– Убирайтесь отсюда. Предупреждаю вас...

– Вот как? О чем же, любопытно знать?

– Хотите устроить скандал? Здесь на улице?

– А вы этого, держу пари, не хотите.

– Послушайте...

Тресс ухмыльнулся в свои желтоватые усы.

– Вы не хотите получить трепку на людях, Стрикленд. Я это понимаю. Но вы заслужили ее и получите прямо сейчас.

Тресс молниеносным движением поднял трость и ударил ею по лицу Клайва. Удар не был сильным и Клайв, шагнув вперед, хотел было, вне себя от гнева, всей тяжестью тела нанести ответный удар, когда почувствовал, что его схватили чьи-то сильные руки.

Два сильных голоса прозвучали, перекрывая возгласы зевак.

– Хо-хо! – проговорил схвативший левую руку Клайва бородатый полицейский. – А ну-ка, спокойнее!

– Хо-хо! – одновременно проговорил схвативший правую руку другой, тоже бородатый полицейский. – Что здесь происходит? Беспокоите даму, сэр?

– Нет, – ответил Клайв.

– Конечно, да, – с ухмылкой проговорил Тресс.

– Почему бы вам не спросить у самой дамы? – воскликнул Клайв.

Дама, однако, успела уже исчезнуть.

– Приставали вы к этой даме или нет, сэр?

– Вы же слышали, как она сама это сказала, не так ли? – вмешался Тресс.

– Это верно, – проговорил один из полицейских. – Спокойно! – бросил он Клайву. – В участок его, Том!

– Дорогу! – послышался новый голос. – Дорогу! Оба полицейских вытянулись по стойке смирно, не выпуская, однако, Клайва. Сквозь свистящую и хихикающую толпу зевак пробивался коренастый, средних лет мужчина с веснушчатым лицом. Несмотря на старенький штатский костюм он производил впечатление человека, привыкшего командовать.

– Приставал к женщине, сэр, – с внушительным видом проговорил один из полицейских. – Той леди, наверное, стало дурно. Во всяком случае, здесь ее уже нет.

– Да, я слышал! – Веснушчатый мужчина, нахмурившись, оглядел Клайва, а затем повернулся к Трессу. – Вы готовы свидетельствовать против этого человека, сэр?

– Да. – Тресс вынул бумажник. – Вот моя визитная карточка.

– Спасибо. В случае необходимости мы вас вызовем, сэр. А этого отведите в участок, ребята. Не спускайте с него глаз.

В определенных ситуациях ярость настолько ослепляет человека, что разумнее слушать, чем смотреть. В данный момент Клайв слышал два звука. Одним из них был звон колоколов, возвещавших, что наступил полдень, и напоминавших Клайву, что он сейчас должен был быть совсем в другом месте, а другим – тихий, почти беззвучный смех Тресса.

16
{"b":"13281","o":1}