ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– В таком случае, мисс Деймон, не буду больше беспокоить вас своими вопросами. – Отставной инспектор повернулся к Бленду. – Надеюсь, сэр, вы не будете возражать, если я, исключительно ради порядка, задам несколько вопросов вам? Вы не думали всерьез, что убийца мистер Стрикленд?

– Но, сэр! Я никогда не утверждал ничего подобного!

– Прошу прощения, сэр, но не исключено, что вы могли подумать именно так. Говоря между нами, я думаю, вы опасаетесь, что убийца – кто-то, кому нельзя было совершать такое преступление.

– Не понимаю вас, друг мой. Такое совершать нельзя никому.

– Справедливо, сэр, очень справедливо. Тем не менее, кто-то это убийство совершил. Вы, кажется, сказали, доктор, что были старым другом покойного мистера Деймона?

– Совершенно верно.

– Хорошо! Очень хорошо! Вероятно, вы издавна были его домашним врачом? Вы лечили его первую жену? Помогали появиться на свет его детям?

– Нет, наше знакомство началось позже. – В голосе доктора вдруг зазвучало волнение. – Если вы клоните к тому, что в семье бедняги Деймона есть еще кто-то с неустойчивой психикой...

Кейт, приоткрыв рот, смотрела на них, а потом подошла к письменному столу.

– Дядя Ролло! О чем вы? Кто говорит такое?!

– Во всяком случае, не я, дорогая, и вообще все это абсурд. Забудь об этом.

– Но вы же сказали...

– Забудь об этом, Кейт.

Уичер вынул из кармана визитную карточку Тресса.

– Прошу прощения, доктор, но у меня к вам еще один вопрос. Почему вы вчера вечером, перед тем, как было совершено убийство, так настойчиво искали ее?

– Ее? Кого?

– Миссис Деймон. Насколько я знаю, сэр, вы искали ее и притом дело было настолько срочным, что вы пробились даже в кабинет к мистеру Деймону. Что было поводом для этого?

Бленд смерил Уичера взглядом.

– Если какая-то причина и была, – предельно вежливым тоном ответил он наконец, – то сейчас я ее не помню. Как бы то ни было, миссис Деймон тогда уже не было в доме.

– Да, как мы знаем, тогда она уже уехала.

– Так что дело было несущественным – в чем бы оно ни состояло...

– Одну минутку! – проговорил Уичер.

Вновь сунув визитную карточку Тресса в карман, он вытащил часы и открыл крышку.

– Прошу извинить, но должен обратить ваше внимание на то, что уже поздно – предполагая, что вы хотите успеть на поезд в половине третьего. Отсюда до вокзала кебом езды, по крайней мере, полчаса, а омнибусом и того больше. Мисс Деймон! По соседству с вашим домом есть какая-нибудь гостиница, где я смог бы остановиться в случае необходимости?

– Вам вовсе незачем останавливаться в гостинице. Само собой, вы поселитесь у нас.

– Ну, если вы не имеете ничего против такого неотесанного чурбана, как я... Большое спасибо. А сейчас лучше всего будет, если вы и доктор Бленд отправитесь на вокзал. Мы с мистером Стриклендом выйдем немного-позже, но к поезду обязательно постараемся успеть.

Кейт с внезапной неуверенностью взглянула на Клайва.

– Ты ведь поедешь с нами?

– Я поеду с тобой, Кейт. Обязательно.

– Тогда почему бы тебе...

– Прошу прощения, мисс Деймон, – вмешался Уичер, – во-первых, мне надо собраться, а во-вторых, я хотел бы перекинуться с мистером Стриклендом парой слов наедине. Обещаю, что на поезд мы не опоздаем. Можете верить мне.

"Надеюсь, что и я могу тебе верить", – подумал Клайв.

Кейт продолжала колебаться.

Она не делала тайны из того, что полюбила Клайва, так же, как Клайв не скрывал своих чувств к ней. Человек со строгими взглядами наверняка назвал бы это чрезмерной свободой нравов. Ну и, разумеется, доктор Бленд стоял между ними как воплощение хорошего воспитания.

– Разрешите вашу руку, дорогая! – сказал доктор.

– Но...

– Кейт! – прозвучало уже не терпящим возражений голосом.

Дверь затворилась за ними. Уичер торопливыми шагами расхаживал по комнате.

– Сэр, ситуация выглядит хуже, чем я думал. Думаю, что лучше будет, если я расскажу вам то, что мистер Деймон узнал от меня в августе.

– Слушаю вас.

– В Хай – Чимниз есть человек, знающий тайну ребенка Гарриет Пайк, и поскольку нам придется...

– Разрешите обратить внимание, – воскликнул Клайв, – что вы не первый раз упоминаете об этом! Более того, вы сказали, что я должен был бы давно догадаться об этом, исходя из того, что услышал от мистера Деймона.

– Разве он не сказал вам, что тайну знает и еще кто-то кроме него?

– Да, сказал. Я думал, что он имеет в виду вас.

– О, разумеется, он имел в виду не меня. Но ведь кроме меня кто-то еще должен знать. Представьте себя на месте мистера Деймона девятнадцать лет назад. Он намерен взять кукушечье яйцо в свое гнездо – в величайшей, по возможности, тайне. Задача трудная, но выполнимая – ведь между детьми был всего год или два разницы. Человек просто переезжает из одной части страны в другую, как это сделал мистер Деймон. Помимо этого он порвал связи с узким кругом друзей. Жена умерла, слуги уволены.

Разрешите процитировать вам слова мистера Деймона – те самые, которые я услышал от вас. "Я уволил всех слуг за исключением няни, ухаживающей за двумя моими родными детьми". Ну? Черт возьми! Соображайте же! Кем может быть человек, знающий тайну?

Клайв сглотнул слюну.

– Няней, – ответил он сразу же. – Миссис Каванаг, которую девочки зовут Кавви.

– Ну вот вы угадали! До сих пор вы не думали об этом?

– Пожалуй, нет, – ответил Клайв. – После смерти мистера Деймона я не встречался с нею. Правду говоря, я вообще забыл о ее существовании.

– Если дело идет об убийстве, оставлять без внимания нельзя никого.

– Но не думаете же вы, что... Одну минутку! Подозревать миссис Каванаг мы можем на одном-единственном основании: она знала тайну, не так ли? Какие у нее могли быть мотивы для убийства?

– Ну, один, пожалуй, был, – ответил Уичер.

– А именно?

– Тот самый, о котором я совершенно случайно узнал в августе.

– Даже если так! Эта кислая, почтенная старуха с елейным голосом?

– Кислая? Почтенная? С елейным голосом? – Уичер получал явное удовольствие от разговора. – Да, такой она хотела бы представить себя. Но не забывайте, что мистер Деймон упомянул вам и еще кое о чем.

– Что вы имеете в виду?

– Процесс Гарриет Пайк.

Где-то за окном загремел духовой оркестр, заглушив на мгновенье голос Уичера.

– Так вот, до процесса Деймон никогда не встречался с Гарриет Пайк. Тем не менее, эта женщина смотрела на него со скамьи подсудимых так, словно что-то знала о нем. Он не говорил вам об этом?

– Да, но вполне возможно, что это было сказано только для красочности.

– Кой черт... простите за выражение! Эта женщина и впрямь знала кое-что о личной жизни Деймона. Ему не удалось установить, откуда, но наверняка не из газет, как она утверждала. Он говорил вам, что Гарриет Пайк была умной и расчетливой женщиной?

– Да, но...

– В этом, мистер Стрикленд, Деймон тоже был прав. Эта женщина была, безусловно, преступницей. Она застрелила своего любовника, а потом задушила горничную. Убийства были совершены в состоянии аффекта, но после этого у нее хватило ума для того, чтобы пытаться спасти себя даже в камере смертников. Она знала, что сумеет пробудить в Деймоне угрызения совести, если только он посетит Ньюгет. Так и случилось. Конечно, заботилась она не о ребенке, а о спасении собственной шкуры – и это почти удалось ей. Впрочем, это ничего не дает нам, если мы не сумеем раздобыть доводы...

Уичер на мгновенье сделал паузу, словно прислушиваясь к духовому оркестру.

– Да, доводы! – повторил он задумчиво. – Театр "Принцесса"! "Альгамбра"! Гром и молния! Быть может, если удастся поставить ловушку... А теперь, сэр, забудьте все, о чем я говорил, и поспешите за мисс Деймон и доктором Блендом. Поезжайте с ними поездом в половине третьего. Я еще на пару часов задержусь в Лондоне, чтобы переговорить с одним полицейским агентом, и, как только смогу, отправлюсь вслед за вами.

20
{"b":"13281","o":1}