ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Я зажгу спичку.

– Нет, подожди. Я и так найду. К двери ведет тропинка, это не больше шести шагов.

Их окружала полная темнота – в таких ситуациях человек не должен давать волю воображению. Клайв услышал шорох юбки Кейт, а потом – наконец-то! – и ее голос.

– Есть! Сделай два шага вперед до скамейки! Потом зажги спичку и иди ко мне!

Клайв сделал два шага вперед и застыл на месте.

– Клайв, что случилось? Ответа не было.

– Клайв, что случилось?

Клайв поставил чемодан на землю и кашлянул. Послышались приближающиеся шаги Кейт.

– Не надо подходить, – проговорил он почти громко. – Я сейчас зажгу спичку, но ты не подходи и не смотри сюда. На скамейке кто-то сидит или лежит – и не движется.

Вспыхнул огонек спички. Первым, на что упал взгляд Клайва, был флакончик для нюхательной соли, но сейчас Клайву было не до него. Его внимание было приковано совсем к другому.

Кто-то задушил Джорджетту Деймон.

Она лежала на скамейке с головой, откинутой на спинку, и темными следами пальцев на шее. Каштановые локоны были разбросаны в беспорядке.

Стояла почти невыносимая тишина, только где-то далеко что-то скрипнуло – может быть, дверь. Клайв показал на лежавший рядом со скамейкой флакончик.

– Она забыла его здесь, – сказал он. – Только не сразу сообразила это. Поэтому она вернулась сюда и поэтому умерла.

14. В трактире

На следующий день, вскоре после полудня, по улицам Лондона – Риджент Стрит, а потом Ковентри Стрит – катился кеб.

Был четверг, 19 октября.

В кебе сидели Кейт и Клайв. Клайв держал в руке утреннюю газету и смятую телеграмму – вторую телеграмму от Уичера. Кеб остановился на северной стороне Лестер Сквера.

Кучер мгновенье колебался, прежде чем спуститься с козел и отворить дверцу.

– Вы уверены, сэр, что это правильный адрес?

– Да. По-моему, мы на месте.

– Но это же трактир! – возразил кучер – Разве можно вести сюда леди!

– А я и не собираюсь вести ее туда. Леди останется в карете. Вы подождете меня.

– Клайв... – начала было Кейт.

– Ты останешься в карете!

Увидев, что его пассажиры прощаются так трогательно, словно молодой человек собирается лет на десять уехать в колонии, кучер тактично вернулся на козлы. Успел он заметить и то, что девушка сильно взволнована, а глаза ее покраснели от слез.

– Ты ведь не задержишься надолго, Клайв?

– Не задержусь. Если Уичер здесь, то, наверняка, не задержусь. Я вовсе не хочу, чтобы ты задерживалась в этих местах дольше, чем необходимо.

– Ну, это-то меня, Клайв, не волнует! Мне здесь даже нравится.

– Думаю, что ночью тебе тут понравилось бы гораздо меньше.

В те времена большая часть Лестер Сквер представляла довольно жалкое зрелище. Посреди площади, окруженная мусором, стояла конная статуя Георга I, которую какой-то шутник выкрасил в снежно-белый цвет, быть может, стремясь обратить внимание на необходимость навести хоть какой-то порядок.

Людей на площади почти не было. Солнечные лучи безуспешно пытались пробиться сквозь густую пелену пыли и дыма. Не улучшился внешний вид площади и от того, что в феврале стоявший на северном краю площади Сэвил Хауз сгорел, а в его уцелевших подвалах обосновалось открытое всю ночь заведение под названием "Тени".

Немного в стороне от "Теней" стояло вычурное, с башенками в мавританском стиле, здание театра и концертного зала "Альгамбра", а по другую сторону был трактир, из которого доносился резкий запах уксуса и красного перца.

Клайв вошел в трактир и сразу же увидел Уичера. Детектив с мрачным видом сидел за одним из столиков.

– Где вы были весь день? – прежде всего поинтересовался Клайв.

– В Хай – Чимниз. Беседовал там кое с кем и только что вернулся оттуда.

Отставной инспектор покачал головой, а потом даже присвистнул.

– Здорово вы это провернули! – одобрительно проговорил он. – Черт возьми! Просто-таки здорово! Устриц попробуете? Они здесь дешевые и неплохие.

– Спасибо, обойдусь без устриц. Я хочу сказать...

– Догадываюсь, о чем.

– Не думаю.

– В любом случае – присядьте.

Клайв, хоть и со скрежетом зубовным, но послушался.

– Послушайте, сэр, – заговорил Уичер, – то, что вы увезли мисс Кейт в Лондон, я вполне могу понять. Но, ради бога, почему именно тогда, когда вы нашли труп миссис Деймон? Насколько я понимаю, вы ведь нашли его. Почему вы решили все-таки уехать после этого? Чья это была идея?

– Естественно, моя.

"Правде это не вполне соответствует, но пока сойдет", – подумал Клайв.

Настроение у него было далеко не радужным: за последние сутки он столько испытал... Он был искренне потрясен, увидев труп Джорджетты Деймон, но – при всем при этом – отказаться от плана побега не мог.

Решимость Кейт тоже была твердой – до того момента, когда они сели в поезд. Там ею овладели угрызения совести, она расплакалась и начала сравнивать свое поведение с поступками Мессалины, Лукреции Борджиа и прочих сомнительной нравственности дам.

К моменту приезда в Лондон она была уже в таком состоянии, что в гостинице Клайву пришлось поручить ее заботам горничной.

"Впрочем, все нормально", – подумал Клайв.

Немного разбираясь в человеческой натуре, он был готов к тому, что на следующий день найдет Кейт совсем иною. Действительно, сейчас Кейт обвиняла себя в том, что накануне вечером наговорила глупостей, спрашивая Клайва – любит ли он ее, спрашивала... Впрочем, опустим это!

Об этом Клайв не обмолвился Уичеру и словом, но на душе у него было очень тяжело.

– Да, это было безумие. Признаю. Однако, ни Кейт, ни я не раскаиваемся в нем.

– Вы серьезно так думаете?

– Да! – решительно ответил Клайв.

– Что ж, сэр! Инспектор Масвел...

– Получил ордер на арест Кейт? Или, может быть, нас обоих?

– Ну...

– По обвинению в убийстве?

– Ну-ну-ну, – ухмыльнулся Уичер. – Вам, адвокату, да не знать, что в делах об убийстве полиция не нуждается в ордере для ареста подозреваемого? В случае более мелких преступлений – да. Но при убийстве?!

– Так что же произошло?

– На время вам обоим лучше будет скрыться. Не попадаться никому на глаза.

– Отлично! – бросил Клайв. – Мы хоть завтра можем выехать в Фолькстон и в тот же вечер быть в Париже. Кейт будет счастлива.

Уичер встал из-за стола и, бросив: – Черт побери! – начал нервно расхаживать по комнате.

– Я уж боялся, что окончательно разочарую вас, сэр. Но не падайте духом. Нет, нет! Если вы готовы помочь мне, если готовы пойти на некоторые неудобства, а, может быть, и опасность, тогда завтра вам уже нечего будет бояться Масвела. Кстати, вчера из Хай – Чимниз бежали не только вы и мисс Деймон.

– Кто же еще?

– Убийца.

– Вы, стало быть, подозреваете, кто это?

– Я знаю, кто это. И ваша девушка тоже это знает. Уичер вновь начал расхаживать взад-вперед, позвякивая мелочью в кармане.

– Еще одно! – сказал он. – Вчера я, быть может, немного ввел вас в заблуждение. Не в той степени, как мистер Деймон, но только он сделал это помимо воли, а я умышленно. Вы понимаете меня?

Клайв постарался взять себя в руки.

– Мистер Уичер, – ответил он вежливо, но с горечью в голосе, – прошу вас, не напускайте еще большего туману. Пусть окажется, что Земля перестала вращаться, что трава красная, а статуя Нельсона изображает усатую женщину, но в любом случае, я хочу знать правду! Достаточно с меня загадок.

– Сэр, сэр! Я вижу, что вы чересчур взволнованы.

– Не спорю. Так вот, я хотел сказать вам, что вчера вечером, – Клайв стукнул по столу, – я пришел к выводу, что убийцей может быть только миссис Каванаг. У нее достаточно мужеподобная фигура. У нее сильные руки. Она гладко причесывает волосы. Если к тому же она скроет лицо за чулком, невозможно будет сказать – мужчина это или женщина.

Уичер вопросительно посмотрел на Клайва.

27
{"b":"13281","o":1}