ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Никто и не ждет от вас, мистер Стрикленд, уважения к моему несчастному отцу...

– Напротив, мисс Деймон! Я уважал его гораздо больше, чем вы думаете! У него, однако, был небольшой недостаток: он был идеалистом. Во имя идеи он жил и во имя ее умер!

– Аминь, – дрогнувшим голосом проговорила Селия. – Надеясь на то, что вам можно будет довериться, я и пришла сюда...

Ее голос сорвался. Клайва охватило сочувствие к девушке.

– Вы можете мне довериться, – сказал он. – Извините за то, что я наговорил вам. Может быть, вы все-таки присядете?

– Разве что на минутку. Спасибо, пальто я снимать не буду.

Клайв усадил Селию в кресло рядом с камином. Девушка беспокойно поглядела на Клайва, словно не решаясь заговорить, но потом все-таки заговорила.

– Мистер Стрикленд, я...

– Да?

– Есть люди – дядя Ролло, например, – которые считают, что женщине вообще нечего размышлять о том, кто же преступник. Очень жаль, но я так не могу. В конце концов, убит был мой отец!

– И ваша мачеха!

– Да, я знаю. Мне стыдно за то, как я вела себя во вторник. Я была уверена, что убийцей, – Селии стоило немалого усилия выговорить это слово, – может быть только Джорджетта. Для нас ведь не было тайной – Кавви часто намекала на это – что наша мачеха не совсем правильно вела себя с лордом Альбертом Трессидером.

Клайв поднял на девушку глаза, но промолчал.

– По-моему, я рассказывала вам, – продолжала Селия, – что Джорджетта часто, словно это ей доставляло удовольствие заводила речь о том случае, когда Кейт переоделась в мужское платье. Я решила, что Джорджетта убила отца так, чтобы навести подозрения на Кейт. А потом...

– Потом?

– Вчера вечером была убита и она сама. – Селия вздрогнула. – Задушена! Я решила, что обязана воздать ей должное.

– Вы это уже сделали, мисс Деймон. Почему, однако...

– Я знаю, – перебила Селия, – что меня считают фантазеркой. Может быть, так оно и есть. Только в этом нет ничего плохого. Иногда это даже помогает. В конце концов историю о переодевании рассказывала не только Джорджетта, но и Кавви.

Клайв выпрямился.

– Старая, добрая миссис Каванаг! – процедил он сквозь зубы. – Милая, верная Кавви!

– Что вы говорите?

– Ничего существенного. Продолжайте, пожалуйста!

– Кавви и впрямь предана нам! Можете в этом ни на минуту не сомневаться! Просто у нее, как и у всех пожилых людей, бывают свои причуды. Кавви в связи с этой историей так же часто подтрунивала и надо мной, как и над Кейт, – во всяком случае до тех пор, пока не начала упоминать при этом о некой Констанции Кент. Мне пришло в голову...

Селия внезапно встала.

– Мне не следовало приходить сюда! Не следовало обманывать дядю Ролло, надо было послушаться его и лечь отдохнуть!

– Мисс Деймон, – спросил Клайв, – что вам пришло в голову? Что вы хотели мне сказать?

– Ничего! Если я как-то обидела вас...

– Господи, чем вы могли меня обидеть?

– Ну, хорошо. Мне пришло в голову, что, может быть, Джорджетта и Кавви хотели просто предупредить Кейт...

– Мисс Деймон, я ни слова не понимаю!

– Собственно, я тоже. В трудные минуты у людей возникают самые странные мысли. Даю вам честное слово, что без нужды никому не обмолвлюсь об этом ни словом. Мистер Стрикленд, что сказал вам отец, когда во вторник вы беседовали с ним в кабинете?

– Этого я не могу вам сказать.

– Но я могу попробовать угадать?

– Естественно.

Селия глубоко вздохнула.

– Да простит мне бог, если словом или мыслью согрешу против кого-нибудь. Но не может ли быть так, что оба эти убийства совершил лорд Альберт Трессидер? И не может ли быть так, что его соучастницей в этом была моя родная сестра, Кейт?

17. Сломанный нож для бумаг

– Кейт? Вы с ума сошли!

– Сошла с ума? – воскликнула Селия.

Стоявший на огне чайник загудел, и перелившаяся через край вода брызнула на огонь. Схватив чайник, Клайв поставил его на подставку таким резким движением, которое со стороны могло показаться угрожающим. Отшатнулась назад и Селия.

– Погодите! – сказала она. – Я сказала вам об этом только потому, что вы любите Кейт. Вы приехали в Хай – Чимниз с тем смешным предложением руки, но что означало оно на самом деле? Кейт и в детстве была легкомысленной... Сейчас это, надо полагать, известно и вам самому. Вы слышали, с каким отвращением она говорила о лорде Трессидере. Не показалось вам это отвращение преувеличенным?

– Мисс Деймон...

– Не перебивайте! – чуть не выкрикнула Селия. – Вы уговорили Кейт бежать из Хай – Чимниз или она вас?

– Какое это имеет значение?

– Надеюсь, никакого. Дай бог, чтобы это было так!

– Что вы этим хотите сказать?

– Вы дослушаете меня спокойно до конца и не ударите, если я расскажу, о чем я думаю? – спросила Селия.

– Вы шутите! Мне и в голову никогда не придет ударить вас, мисс Деймон!

Селия сделала еще шаг назад, глядя прямо в глаза Клайву, стоявшему возле камина с пересохшим от страха и гнева горлом. Потом Селия скользнула за стоявшее рядом с маленьким столиком кресло. На столике рядом с элегантным чайным сервизом лежал деревянный нож для разрезания бумаг, напоминавший по виду тяжелый кинжал.

В комнате понемногу темнело. Прислонившись спиною к стене, в которой были двери в прихожую и столовую, Селия откашлялась.

– Моего отца убили двое: женщина и высокий мужчина. Они составили заговор против него. Нет, не перебивайте!

Клайв не произнес ни слова.

– В течение двух вечеров каждый из них сыграл свою роль. Одеты они были одинаково, чтобы мы подумали, будто речь идет об одном и том же человеке. Таким образом, каждый из них снимал подозрения с другого. Это было умно придумано.

Селия повысила голос:

– Пенелопа!

Прошло десять показавшихся вечностью секунд, пока отворилась дверь из столовой и вошла Пенелопа.

– Пенелопа, дорогая моя! – даже не взглянув на нее, бросила Селия. – В понедельник ночью, вернувшись с проповеди, вы увидели кого-то на лестнице. Все остальные тогда уже легли спать. Вчера вы сказали инспектору Масвелу, что видели переодетую в мужское платье женщину, не так ли?

– Если и так, – вмешался Клайв, то что это доказывает? Кстати, мисс Бербидж рассказала об этом и мне. Но что это доказывает?

– Пенелопа!

– Да, мисс Селия?

– Вы видели тогда мою сестру?

– Не знаю, мисс Селия. Бог свидетель, что...

– И все же – как вы думаете, кто это был?

– Я право же...

– Возвращайтесь в столовую, Пенелопа, и затворите дверь!

Пенелопа от радости, что может уйти, изо всех сил захлопнула за собой дверь.

– Как бы то ни было, там стояла женщина в мужском платье, – вновь заговорила Селия, – и, судя по всему, с единственной целью – показаться Пенелопе. Но для чего – вот в чем вопрос? Для того, чтобы все поверили: неизвестный – мужчина, к тому же мужчина, живущий в Хай – Чимниз – ведь в тот вечер никто извне проникнуть в дом не мог.

На следующий вечер отец был убит. Мистер Стрикленд, вы видели стрелявшего в него человека, видели, потому что убийца хотел этого. И – во всяком случае, так я слыхала – вы утверждаете, что этот человек был мужчиной. Это верно?

– Да, я говорил это. Тогда я придерживался такого мнения.

– Разумеется! – воскликнула Селия. – Стало быть, их было двое!

Неподвижно глядя перед собой, она продолжала:

– В понедельник вечером, когда никто не мог проникнуть в дом, Кейт сыграла роль высокого мужчины. Она стояла на лестнице гораздо выше Пенелопы и в слабом свете свечи показалась ей гораздо выше своего роста. Во вторник вечером, когда Кейт была со мной и располагала алиби на момент убийства, она впустила убийцу в дом, а после того, как он ушел, заперла за ним дверь или окно. О такой возможности вы не думали, мистер Стрикленд?

Клайв не ответил.

– Говорите же! Вы не думали об этом?

– О том, что у убийцы, вероятно, был соучастник, думал, но...

33
{"b":"13281","o":1}