ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— И Бетти Харботтл, — резко произнес доктор Фелл, — Бетти Харботтл, как Ева, очень любит яблоки!

— Простите?

— Любит яблоки! — повторил доктор Фелл. — Бетти Харботтл, перепуганная горничная, любит яблоки! Это первое, что нам сказали, когда мы допросили слуг. Я подозреваю нашу добрую домоправительницу, миссис Аппс, в том, что она на что-то намекает. Клянусь всеми святыми, так оно и есть! А вы, — на красном лице доктора, уставившегося на Гора, выражалась сосредоточенность, — вы минуту назад сказали мне, что обычно искали предлог, когда хотели посетить логово книг и Золотой Ведьмы. Вы говорили, что идете за яблоком в кладовую на чердаке, расположенную рядом с чуланом! Кто-нибудь выскажет какие-нибудь соображения, где находилась Бетти Харботтл, когда ее напугали, и где вчера вечером нашелся «Дактилограф»?

Гарольд Уэлкин поднялся и принялся кружить по комнате, но он был единственным, кто двигался. Впоследствии Пейдж вспоминал эти лица во мраке библиотеки и мимолетное выражение одного из них.

Марри заговорил, поглаживая усы:

— Ах да! Да, это, несомненно, интересно! Если мне не изменяет память, лестница на чердак находится в конце коридора возле Зеленой комнаты. Вы считаете, что девушку из чулана отнесли вниз и положили в Зеленую комнату?

Доктор Фелл помотал головой:

— Я только считаю, что мы должны использовать ту скудную информацию, что имеем, или отправляться по домам спать! Любая ниточка ведет к этой маленькой норке! Она — сердце лабиринта и всех потрясений, подобно маленькой чаше с водой из «Дома и разума». Кстати, это название гораздо более уместно, чем может показаться. Нам стоит посмотреть эту норку!

Инспектор Эллиот медленно произнес:

— Думаю, это правильно. И немедленно. Вы не возражаете, леди Фарнли?

— Что вы, ни в коем случае! Только я не знаю, где ключ. Да что там! Ломайте замок! Муж повесил новый висячий замок, если считаете, что это поможет, в-взломайте его… — Молли провела рукой по глазам и вновь взяла себя в руки. — Я проведу вас!

— Спасибо. — Эллиот оживился. — А кто еще, кроме вас, бывал в этом чулане? Только мисс Дейн и мистер Гор? Не пройдете ли вы оба со мной и доктором Феллом? И мистером Пейджем! Остальные, пожалуйста, останьтесь здесь!

Эллиот с доктором двинулись вперед, тихо переговариваясь между собой. Молли обогнала их и пошла первой. За ней шли доктор с Эллиотом, потом Гор, за ним Пейдж с Маделин.

— Если ты не хочешь идти туда… — обратился он к Маделин.

Она сжала его руку:

— Нет, пожалуйста… Я поднимусь. Я хочу посмотреть, удастся ли мне понять, что происходит. Знаешь, я боюсь, что сболтнула что-то, смертельно обидевшее Молли, но мне пришлось ей сказать, другого выхода не было! Брайан, ты же не считаешь меня стервой, правда?

Пейдж был поражен. Хотя ее чуть заметно улыбающиеся губы, казалось, лукаво отвергали это определение, большие глаза оставались совершенно серьезными.

— Господи! Конечно, нет! Как это могло прийти тебе в голову?

— О, да просто так! Но она его не любила, правда? Она делает это только по обязанности. Несмотря на внешне теплые отношения, они не подходили друг другу. Он был идеалистом, а она слишком практична. Погоди, я знаю, что он был обманщиком, но ты не знаешь всех обстоятельств, иначе ты бы понял…

— Тогда он тоже был практичным! — бросил Пейдж.

— Брайан!

— Тоже мне идеалист! Если он действительно сделал то, о чем говорят все, в том числе и ты, наш покойный друг был стопроцентной свиньей! И ты это знаешь! Ты, случайно, не была влюблена в него?

— Брайан! Ты не имеешь права так говорить со мной!

— Знаю, но все же — была?

— Нет, — спокойно ответила Маделин, глядя в пол. — Если бы ты был поумнее и внимательнее, ты бы не стал задавать подобных вопросов! — Маделин запнулась, и Пейдж понял, что она хочет сменить тему. — Интересно, что думают об этом деле инспектор и доктор Фелл?

Пейдж открыл рот, чтобы ответить, но вдруг сообразил, что не имеет об этом никакого понятия. Он действительно не имел понятия.

Компания поднялась по широкой, удобной дубовой лестнице, ведущей на верхний этаж, прошла по площадке и свернула в коридор налево, к Зеленой комнате. В открытой двери этой комнаты виднелась тяжелая кабинетная мебель прошлого века и безвкусно украшенные стены. Справа по коридору располагались двери двух спален. В конце коридора было окно, выходящее в сад. Пейдж помнил, что внутренняя лестница на чердак находилась во внешней стене здания в конце коридора, а дверь, ведущая туда, была слева от окна.

Но не это занимало его. Он понял, что, несмотря на пресловутую гениальность доктора Фелла и легкомысленную откровенность инспектора Эллиота, он так ничего и не узнал от них. Разумеется, оба они разглагольствуют обо всем. Но как же обычная полицейская работа? Как же отпечатки пальцев, как же допросы и поиски в саду, как же дознание Эллиота? Нож найден, да, он знал это, потому что в данных обстоятельствах скрыть это вряд ли бы удалось. Что еще, хотя бы чисто теоретически? С некоторых людей сняты какие-то показания, но что дают эти показания?

В конце концов, это, конечно, их дело! И все же ему было не по себе. Новое направление их интереса возникло, как ему казалось, на пустом месте. Словно история с бленгеймскими черепами — но череп не даст никакого предупреждения, пока не скатится к краю стола! Нет, лучше сравнить с чем-нибудь другим!

Впереди маячила огромная фигура доктора Фелла, заполняющая, казалось, весь коридор.

— В какой она комнате? — тихо спросил Эллиот.

Молли показала на дверь дальней спальни, что напротив двери на чердак. Эллиот легонько постучал в дверь, но изнутри донесся чуть слышный сдавленный плач.

— Бетти, — прошептала Маделин.

— Там?

— Да. Ее поместили в ближайшую спальню. Она, — запнулась Маделин, — она не в очень хорошем состоянии.

До Пейджа только сейчас стало доходить значение происходящего. Доктор Кинг открыл дверь спальни, оглянулся и тихо закрыл ее, выходя в коридор.

— Нет, — сказал он. — Вам пока нельзя с ней видеться. Может быть, вечером, а еще лучше завтра или послезавтра. Я хочу, чтобы успокоительное подействовало. А если ее тревожить, оно не подействует.

Эллиот, похоже, был разочарован:

— Да, но, доктор, это, надеюсь, не…

— Серьезно, хотите вы спросить? — перебил доктор, опустив тронутую сединой голову, словно хотел боднуть инспектора. — Господи! Простите… — Он снова открыл дверь.

— Она что-нибудь сказала?

— Ничего, что могло бы вас заинтересовать, инспектор. Больше половины — бред. Хотелось бы мне выяснить, что она видела.

Все притихли. Молли, изменившись в лице, казалось, изо всех сил пыталась сохранить хладнокровие. Доктор Кинг был старинным другом ее отца, и между ними не могло быть никаких церемоний.

— Дядя Нед, я хочу знать. Я все сделаю для Бетти, и вы это знаете. Но я так и не поняла — это по-настоящему серьезно, да? Люди бывают напуганы, но это же не значит, что они на самом деле больны? Это не опасно?

— Нет, — ответил доктор, — это не опасно. Ты хорошая, сильная девушка, ты даже не нервничаешь! Энергия в тебе бьет ключом: при виде опасности ты наносишь удар первой! Да, ты могла бы… Конечно, разные люди реагируют по-разному. Возможно, это была мышь или вой ветра в трубе. Надеюсь только, что я с этим не столкнусь, что бы это ни было. — Его тон смягчился. — Ну-ну, все будет хорошо. Помощи не надо, спасибо: мы с миссис Аппс справимся. Но ты могла бы приготовить нам чай.

Дверь закрылась.

— Да, друзья мои, — заметил Гор, глубоко засунув руки в карманы, — я думаю, не ошибусь, если скажу, что дело серьезное. Поднимемся?

Он открыл дверь напротив.

Внутренняя лестница была крутой, здесь стоял тот слабый кисловатый запах, который всегда бывает у старого камня, долго лежавшего в закрытом помещении. Сама железная лестница, оставшаяся в первозданном виде, напоминала костяк какого-то доисторического животного. Пейдж знал, что комнаты слуг находятся на другой стороне дома. Окна на лестнице не было, и Эллиоту, вошедшему первым, пришлось воспользоваться электрическим фонарем. Гор последовал за ним, потом двинулись доктор Фелл, Молли, а замыкали шествие Маделин с Пейджем.

27
{"b":"13282","o":1}