ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Нет! — произнес вдруг доктор Фелл.

— Нет? — Вздрогнув, Бренда отвела взгляд. — Что вы имеете в виду?

— Не то, о чем вы сейчас думаете. Сэм Кент очень искренне убеждал Тоби Саундерса, что тот не понимает натуры покойной. А тем временем…

— А тем временем, — вмешался Марк, — что нам удалось установить?

— Как я уже сказал, в одиннадцать тридцать она стояла под уличным фонарем с книгой в руках. Потом пошла по дорожке. Вошла в бунгало, скорее всего, прикрыла за собой дверь и направилась в комнату.

Доктор Фелл, используя набалдашник одной из тростей как указку, ткнул в сторону двери и повернулся на месте.

— Насколько нам известно, — вздохнул он, — она никого не ждала. Но ей было о чем поразмышлять; да, она была разгневана, но в то же время она наслаждалась предвкушением того, что завтра ей предстоит разоблачить истинное лицо какого-то члена этого сообщества, которого все считают человеком безукоризненной репутации и честности.

Марк, продолжая обнимать Бренду, выкинул левую руку вперед, словно пытаясь отразить удар.

— Думаю, вам лучше объясниться, — сказал он.

Доктор Фелл, погруженный в свои мысли, коротко отмахнулся:

— Прошу прощения, сэр. Доказательства появятся. Но успокойтесь, это ничем не угрожает ни вам, ни вашей жене; даю вам слово! Тем не менее разрешите мне продолжить…

Бренда перевела дыхание.

— Итак? — напомнил Марк.

— Я думаю, что когда она очутилась в своей комнате, то скоро успокоилась и пришла едва ли не в восторженное настроение, обдумывая завтрашние перспективы. Как вы сами здесь могли убедиться, ей было свойственно стремление к домашнему уюту, чистоте и аккуратности. — Он указал на разложенное на кресле платье, на матерчатый поясок и на скатанные чулки. — Она разделась привычным для себя аккуратным образом. Накинула белый хлопковый халатик с красным орнаментом и завязала поясок на левом бедре. Затем надела меховые тапочки. На следующее утро вы увидели ее мертвой. Вы согласны с моим изложением фактов?

Куда бы Марк ни смотрел, он, казалось, видел перед собой только трехстворчатое зеркало на туалетном столике и лежащий рядом с ним стул с низкой спинкой.

— Да, на ней в самом деле был халат. Тапочек я не видел, но тогда я и не мог их заметить. Часть ее тела была зажата под столиком. Вы убедительно продемонстрировали, что она не была там убита. Кто-то оказался у нее за спиной и из-за плеча нанес удар — сверху вниз и справа налево. Но если она не сидела за туалетным столиком, то где же она была?

Доктор Фелл вытаращил глаза.

— Вы еще спрашиваете? — воскликнул он и ткнул пальцем в угол.

Тут Марку стало понятно, что за спинкой кресла, стоявшего в нескольких футах от угла, было достаточно места.

Напольная лампа, прикрытая таким же абажуром янтарного цвета, располагалась слева от кресла. Ее свет падал на темно-пурпурный переплет книги, которая вниз страницами, распластанная лежала на столе.

— Стоп! — сказал доктор Фелл.

Марк и Бренда, вцепившаяся ему в рукав, отпрянули.

— Я сказал «стоп», — повторил доктор Фелл, — ибо ваше воображение может завести вас слишком далеко. Роз Лестрейндж раздевалась неторопливо. Она накинула белый халат и взяла меховые тапочки. И села в это кресло, чтобы почитать «Армадейл». Наверное, она успела прочитать две или три страницы, когда раздался стук в дверь. Она не ждала гостей.

Но это не имело значения. Я грубо прикидываю, что было около четверти первого, когда она, полная радостных ожиданий, открыла дверь…

— Кому? — поинтересовался Марк.

— Убийце.

— Она заподозрила гостя?

— Как убийцу? Нет! Некто явился убить ее. Но ей это и в голову не могло прийти. Она с неподдельным презрением относилась к людям, она бы высмеяла любую мысль о насилии по отношению к себе.

— Доктор Фелл! — У Марка перехватило горло. — Если вы говорите, что так и было, я не собираюсь спорить. Но можете ли вы это доказать? Вы уверены в своих словах?

— Уверен ли я? О, мудрецы Афин! Могу ли я, как простой смертный, быть уверенным в своей непогрешимости, могу ли считать себя застрахованным от ошибки? Нет, я не уверен. Но я убежден! И думаю, вы тоже увидите истину, если отдадите себе отчет в том, что именно так беспокоит вас. Почему кто-то — предположительно убийца — забрал «Армадейл» и подменил его «Женщиной в белом»?

— Об этом я вас и спрашиваю. Почему?

— Вспоминайте! Если вы не обнаружили подмену в воскресенье утром, когда это событие было еще свежо в памяти, можете ли вы по истечении времени быть уверенным, что по ошибке не вручили ей другую книгу?

— Да, уверен, этого не было.

— Пусть даже часть первых страниц «Армадейла» была аккуратно изъята?

— Даже и в этом случае. Я могу утверждать!

— Очень хорошо. Теперь вернемся к мисс Лестрейндж и к ее гостю, явившемуся в четверть первого ночи. Она отнюдь не встревожилась, а скорее очень обрадовалась. Она может играть в кошки-мышки с человеком, который — в этом она не сомневалась — является ее жертвой. Она пригласила гостя зайти. Снова села, держа книгу. Потешаясь, она сделала вид, что погружена в чтение. Лучшей возможности и представиться не могло! Любой небрежный вопрос типа «Что вы читаете?» или «Интересная ли книга?» мог позволить убийце, не вызывая у нее никаких подозрений, подойти к ней сзади. Она смотрела в книгу. Убийца нанес удар. Кровь, пятна которой остались на халате, артериальная: она более светлая. Ее вытекло совсем немного, ибо клинок и рукоятка тут же закрыли рану. Но что же случилось со страницами этой книги?

Марк лишь кивнул, искоса глядя на кресло.

— Пятна крови! — вымолвил он.

— Да! — воскликнул доктор Фелл. — И что из этого следует?

Марк снова кивнул.

В своем воображении он ясно увидел, как тело женщины, пораженное ударом кинжала, выгнулось дугой: не издав ни звука, она лишь открыла рот. Книга выскользнула у нее из рук и, закрывшись, упала на ковер. Марк услышал свой голос.

— Из этого следует, — как во сне произнес он, — что с самого начала убийца знал, как завершится преступление.

— Да! И это почти получилось! Каким образом?

— Все должно было выглядеть как самоубийство. Он не мог забрать книгу и уничтожить ее; это было бы слишком странно — кто-то мог бы вспомнить о ней. Но он не мог оставить ее на месте, со страницами, залитыми кровью или таинственно исчезнувшими из книги. Ему пришлось пойти на риск подмены в надежде на то, что я приду к выводу, будто дал Роз не ту книгу, которую она просила.

— Все верно! — воскликнул доктор Фелл.

— Естественно, мы называем убийцу словом «он». Но, возможно, это была…

— О да, могла, — буркнул доктор Фелл, мельком бросив на него какой-то странный нервный взгляд. — Строго между нами, должен признать, что убийцей могла быть и женщина.

Когда это случилось? Во сколько точно произошло убийство?

— Убежден, что примерно в половине первого, может, чуть раньше. Но ни я, ни полицейский медик не можем с уверенностью утверждать это. Почему вы спрашиваете?

— Потому что кинжал находился не здесь. Он был в гостиной, через холл отсюда. Убийца должен был взять его.

Казалось, что доктор Фелл, озабоченный другими проблемами, не обратил внимания на эту мелочь. Под взъерошенными волосами на лбу у него выступили капельки пота.

— Это вас так волнует? Да убийца мог воспользоваться любым предлогом, чтобы, не вызывая подозрений, войти в гостиную. Любым! Мисс Лестрейндж и сама могла его попросить… — Он осекся.

Бренда высвободилась из рук Марка.

Она не сорвалась с места и вообще не отошла от мужа. Но по крайней мере на секунду создалось впечатление, что она не в силах выносить это напряжение, она оцепенела.

— Она это сделала! Она! Я ее слышала!

Вскрикнув, Бренда схватилась за голову, не отрывая взгляда от открытого окна. Трудно представить, что человек с комплекцией доктора Фелла может побледнеть, но тем не менее это произошло.

— Кто это сделал, миссис Рутвен?

33
{"b":"13283","o":1}