ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ну да! – воскликнул Марк, ударив ладонью по подлокотнику кресла. – Теперь я тоже вспомнил. Это старый Кенион, судья Кенион. Мы с ним потом пропустили по рюмочке…

– Да, мы знаем и это. Как бы то ни было, факт был замечен, так как хозяин дома сказал кому-то: «Смотрите, Люси Деспард танцует со смертью!» Ваша супруга подняла голову и на несколько мгновений сняла маску, чтобы получше разглядеть «смерть». Как я вам уже доложил, это было как раз в двадцать три пятнадцать. Следовательно, и здесь полное алиби! – заключил Бреннан, откладывая в сторону листок.

Глава XII

Марк Деспард, видимо, почувствовал огромное облегчение, поднялся и направился к Люси, говоря несколько театральным голосом:

– Позвольте мне представить вам ту, которая танцевала со «смертью». Капитан Бреннан, моя супруга.

Затем, правда, он тут же разрушил возникшее было шутливое настроение, прибавив:

– Какого черта вы не сказали нам обо всем этом сразу по прибытии и наводили страх от ощущения, что в нас подозревают преступников?

Однако внимание Стивенса было приковано к Люси и Бреннану.

Со своей обычной порывистостью Люси шагнула вперед, и в глазах ее зажглась живая искорка любопытства. Но она была все так же бледна и не выглядела уж очень обрадованной словами сыщика. Стивенс заметил, что она бросила мгновенный взгляд на Марка.

– Мне кажется, капитан, что я слышала разговор с самого начала. Возможно, вы специально подстроили, чтобы вышло именно так. Есть некоторые обстоятельства, которые требуется уточнить… – Она, казалось, готова была расплакаться. – Я не знала, что случившееся так серьезно… хотя можно было бы и догадаться… В общем, я вам очень благодарна.

– О, это мой долг, миссис Деспард, – не без удивления сказал Бреннан. Он стоял перед Люси, покачиваясь с ноги на ногу и избегая ее взгляда. – Однако, хочу заметить, что вы очень правильно поступили, вернувшись вскоре после того, как покинули бал. И прекрасно, что метрдотель видел, как вы возвращаетесь. Не случись этого, вы бы оказались в очень сложной ситуации…

– Однако, Люси, – строго сказал Марк. – Кто тебе звонил, и куда ты ходила?

Она сделала небрежный жест, и ответила, не глядя на мужа:

– О, это неважно. Я объясню тебе позднее. Мистер Бреннан, Марк только что спросил вас о том, почему вы не рассказали нам все это тотчас после прибытия. Мне кажется, что я догадываюсь о причине. Я слышала, что о вас говорят. В некотором роде меня даже пытались восстановить против вас. – Она улыбнулась. – Я не хотела бы вас обидеть, но правда ли, что коллеги зовут вас Лисом?

Бреннан вовсе не обиделся, он улыбнулся и широко махнул рукой.

– О, не стоит верить всему, что говорят, миссис Деспард. Мои молодые коллеги…

– Утверждают, что вы всегда прячете в рукаве несколько козырей. И сейчас также? – серьезно спросила Люси.

– Если я сейчас поведаю вам, какой у меня козырь… – медленно начал он и неожиданно спросил: – А где вы слышали обо мне?

– Трудно сказать. Однако слова запомнились… Может быть, от комиссара… Хотя нет! Ведь все эти телеграммы к нам с просьбой вернуться домой подписаны вами?

– Нет. Я вам ничего не посылал. Напротив, я сам от кого-то получил послание. Надо в этом разобраться. Оно подписано «Борец за справедливость». Ясно, что автор в курсе всего происходящего. Кто мог его послать?

– Мне кажется, я сумею ответить на ваш вопрос, – сказал Марк.

Он быстро подошел к маленькому секретеру и откинул крышку, под которой обнаружилась старая пишущая машинка «Смит Фёст». Не найдя листка бумаги, Марк вынул из кармана письмо и заправил его в каретку.

– Попробуйте эту машинку, – попросил он капитана. – И сравните шрифт со шрифтом письма, которое получили вы.

Бреннан с важным видом нацепил на нос очки в роговой оправе и сразу сделался похожим на некоего виртуоза, приготовившегося ударить по клавишам фортепьяно. «Да будет мир на земле для всех добрых людей», – отстучал он, сравнил буквы и объявил:

– Я не эксперт, но идентичность оттиска бросается в глаза. Конечно же, письмо мне напечатали именно на этой машинке. И кто же, по-вашему, это сделал?

– Совершенно ясно, что Огден, – ответил Марк. – Я это понял, как только взял в руки ваше письмо. Огден единственный в доме, кто умеет печатать. – Марк повернулся к Стивенсу и Партингтону: – Он выдал себя, когда упомянул о кошке. Помните, прошлой ночью, обрисовывая вам суть дела, я сказал, что в момент, когда я хоронил животное, по парку проехала машина Огдена, и я испугался, что он заметил меня. Теперь ясно, что он все видел, но до сих пор это скрывал.

– Так, по-твоему, он разослал нам эти телеграммы? – воскликнула Люси. – Но это ужасно, Марк? Зачем он так поступил?

– Не знаю, – устало опускаясь в кресло, сказал Марк. – Ведь Огден, в общем-то, не злой. Он не стал бы делать это с дурными намерениями… впрочем, я ничего не понимаю… Может быть, он посчитал, что сумеет извлечь из всего этого какую-то пользу… Он обожает устраивать такие вещи, а потом наблюдать, кто и как реагирует. Огден относится к тому типу людей, которые могут пригласить на ужин двух заклятых врагов и посадить их напротив друг друга. Это желание сильнее его самого, а потому…

– Ну что ты, Марк! – сердито оборвала его Люси. – Кажется, ты вообще не можешь поверить, что встречаются люди, способные совершить зло. С Огденом что-то не в порядке. Он очень изменился, раньше он никогда не был таким. Огден, как мне кажется, определенно ненавидит Мэри Стивенс… Простите, Тед!.. Неужели ты можешь допустить, что он без всякого злого умысла отправил письмо, в котором обвиняет члена семьи в совершении преступления?

– Откуда мне знать? Конечно, он иногда смахивает на шпиона и юного негодяя… Я думаю, не догадался ли он, что мы собираемся открыть скле…

Марк оборвал фразу. Возникла почти физически ощу­тимая тишина, в которой слышалось лишь ритмичное посту­киванье. Это Бреннан, сняв очки, отбивал ими такт по поверхности секретера. Он поглядывал на всех с приветливой улыбкой и наконец произнес:

– Продолжайте, продолжайте, мистер Деспард. Не останавливайтесь. Вы собирались сказать «склеп». Я играл с вами в открытую и жду, что вы ответите мне тем же.

– Лис… – прошептал Марк и спросил: – Не означает ли сказанное, что вы в курсе и этого дела?

– Означает. И этот вопрос беспокоит меня больше всего. Я жду, не расскажете ли вы мне, что же вы там обнаружили?

– Вы мне не поверите.

– Можете быть уверены в обратном, мистер Деспард. Я в курсе всех ваших дел с того самого момента, как вы отправились в Нью-Йорк встречать доктора Партингтона. За вами наблюдали.

– Вы в курсе того, что произошло этой ночью?

– Да. Я могу рассказать вам все, начиная с восемнадцати часов пятнадцати минут, когда вы вернулись сюда вместе с мистером Партингтоном, и до двадцати одного часа сорока минут – времени, когда вы принялись открывать склеп. Проникли вы в него без четверти двенадцать.

– Значит, Хендерсон был прав, когда говорил, что ему кажется, будто за нами наблюдают! – зло заметил Марк.

– В двадцать восемь минут первого, – продолжал Бреннан, – доктор Партингтон, мистер Стивенс и Хендерсон выскочили из склепа так поспешно, что наш человек решил, будто случилось нечто неприятное, и проследил за ними. Но выяснилось со всей очевидностью, что они просто не могли больше находиться в подземелье, им хотелось подышать свежим воздухом. Хердерсон и Стивенс, захватив табуретки, снова вошли в склеп в тридцать две минуты первого. Доктор Партингтон присоединился к ним в тридцать пять минут. В ноль часов сорок минут наш человек слышал, как вы с шумом двигали мраморные урны. В ноль пятьдесят пять вы все окончательно вышли из склепа и направились к дому Хендерсона…

– Вы бы могли не рассказывать так подробно, – пробормотал Марк. – Мы и сами все это знаем. Неважно, что мы делали, я бы хотел знать, слышал ли ваш наблюдатель, о чем мы говорили? Разобрал ли он наши слова?

23
{"b":"13284","o":1}