ЛитМир - Электронная Библиотека

— О да. Понимаю. Но прежде чем обвинять себя…

— Да?

— Не следует ли сначала удостовериться, — сказал доктор Фелл, — что мисс Фей Ситон действительно является той особой, которая мутит воду?

Майлс резко выпрямился.

Доктор Фелл с выражением страдания на лице — так должен был бы выглядеть скорбный Гаргантюа, — искоса взглянул на Майлса через криво сидевшие на носу очки и извлек из карманов шерстяного жилета пенковую трубку и кисет, полный табака. Он набил трубку, а потом с некоторым усилием опустился в большое кресло, развалился в нем, чиркнул спичкой и закурил.

— Сэр, — продолжал он, выпуская из ноздрей дым и все более воспламеняясь сам, — я не могу считать заслуживающей доверия версию Риго о вампирах после того, как вчера прочитал его рукопись. Заметьте, я готов поверить в вампира, который появляется днем. Я даже могу поверить в вампира, совершившего убийство шпагой-тростью. Но я никогда не поверю, что вампир способен украсть чей-то портфель с деньгами.

Это противоречит моему представлению о порядке вещей. Почему-то я не способен в это поверить. Ночью, когда вы повторили мне рассказ Фей Ситон, — между прочим, в нем была одна деталь, отсутствующая в рукописи, — меня словно озарило. Я увидел в этом преступлении не умысел дьявола, а дьявольскую жестокость человека. Затем что-то страшно испугало вашу сестру. И в данном случае все было по-другому, черт возьми! Здесь не обошлось без дьявола. И мы еще не избавились от него. Пока мы не узнаем, что находилось в комнате или за окном, мы не можем вынести окончательный приговор Фей Ситон. Эти два события — убийство на крыше башни и смертельный испуг вашей сестры — связаны между собой. Одно зависит от другого. И в центре так или иначе каждый раз находится эта странная девушка с рыжими волосами. — Он на мгновение замолчал. — Простите, но я задам вам вопрос личного порядка. Не влюблены ли вы в нее?

Майлс смотрел ему прямо в глаза.

— Не знаю, — честно ответил он. — Она…

— Волнует вас?

— Слишком мягко сказано.

— Предположим, что она, — он громко прочистил горло, — человек или демон, — является преступницей. Это способно повлиять на ваши чувства к ней?

— Черт побери, вы что, тоже предостерегаете меня?

— Нет! — загремел доктор Фелл и со страшной гримасой на лице гневно ударил кулаком по подлокотнику. — Напротив! Если мои догадки верны, то многие обязаны униженно просить у нее прощения. Нет, сэр, мой вопрос носит, как сказал бы Риго, чисто академический характер. Повлияло ли бы это обстоятельство на ваше отношение к ней?

— Нет, не могу утверждать, что повлияло бы. Мы не влюбляемся в женщину за то, что у нее хороший характер.

— Справедливость ваших слов не умаляется тем фактом, — удовлетворенно сказал доктор Фелл, — что люди редко в этом признаются. В то же время меня больше беспокоит ситуация в целом. Мотив, который был у одного человека — простите мне некоторую загадочность выражений — лишает смысла мотив другого человека. Ночью я задавал вопросы мисс Ситон, — продолжал он, — и говорил с ней намеками. Сегодня я намереваюсь спросить ее обо всем напрямик. Но боюсь, что ничего не добьюсь. Вероятно, лучше всего было бы связаться с Барбарой Морелл…

— Подождите! — сказал Майлс, вставая. — Мы уже связались с Барбарой Морелл! Она позвонила сюда за пять минут до вашего прихода!

— Вот как? — Доктор Фелл сразу встрепенулся. — Чего же она хотела?

— Если подумать, — сказал Майлс, — то я не имею об этом ни малейшего представления. Я забыл спросить ее.

Доктор Фелл несколько секунд смотрел на него.

— Мой мальчик, — доктор Фелл был не в силах удержаться от вздоха, — я все больше и больше убеждаюсь, что мы с вами — родственные души. Я воздержусь от негодующих восклицаний, потому что сам всегда поступаю подобным образом. Но что вы сказали ей? Вы спросили ее, кто такой Джим Морелл?

— Нет. Тут как раз вошел Стив, и я не успел задать ей этот вопрос. Но я помнил ваши слова, что от нее мы можем получить необходимую нам информацию, и договорился о встрече сегодня днем в городе. И я не прочь уехать отсюда, — добавил Майлс с горечью. — Доктор Гарвис подыскивает сиделку для Марион, и все дают мне понять, что я мешаю, не говоря уже о том, что именно я нарушил покой этого дома, пригласив сюда означенную особу и показав себя пустоголовым боровом.

Майлса охватывало все большее уныние.

— Фей Ситон не виновна! — крикнул он и, возможно, развил бы эту мысль, если бы в дверях не появился сам доктор Лоренс Гарвис со шляпой в одной руке и чемоданчиком в другой.

Доктор Гарвис, симпатичный седовласый мужчина средних лет с безукоризненными манерами, был явно чем-то озабочен. Он потоптался в дверях, прежде чем вошел в комнату.

— Мистер Хэммонд, — сказал он с полуулыбкой, — не могу ли я переговорить с вами до того, как отправлюсь к моей пациентке?

— Разумеется. От доктора Фелла у меня нет секретов, пусть вас не смущает его присутствие.

— Мистер Хэммонд, — сказал доктор Гарвис, входя и закрывая за собой дверь. — Вы могли бы сказать мне, что напугало мою пациентку? — Он поднял руку, в которой держал шляпу. — Мой вопрос вызван тем, что за всю свою практику я еще не сталкивался с таким сильным нервным шоком. Должен вам сказать, что чаще всего, почти всегда, такой ужасный шок связан с физической травмой. Но в данном случае никакой физической травмы нет. Является ли эта леди очень нервной особой?

— Нет, — сказал Майлс. У него перехватило дыхание.

— Да, я бы и сам этого не подумал. С точки зрения врача, у нее прекрасное здоровье. — Последовала пауза, в которой было что-то зловещее. — Очевидно, на нее пытался напасть кто-то, находившийся за окном?

— Не могу ответить на ваш вопрос, доктор. Мы не знаем, что произошло.

— О, понимаю. Я надеялся, что вы мне все объясните… Нет каких-нибудь признаков того, что здесь… побывали грабители?

— Я ничего не обнаружил.

— Вы поставили в известность полицию?

— Господи, нет! — Выпалив эти слова, Майлс с усилием перешел на небрежный тон: — Вы понимаете, доктор, что мы не хотим впутывать в это полицию.

— Да. Разумеется. — Похлопывая шляпой по колену, доктор Гарвис не отрывал глаз от узора на ковре. — У леди не бывает… галлюцинаций?

— Нет. Почему вы спросили об этом?

— Ну, — ответил врач, поднимая на него глаза, — она снова и снова повторяла о каком-то шепоте, который слышала.

— Шепоте?

— Да. И это меня тревожит.

— Но если кто-то что-то шептал ей, это же не могло стать причиной?…

— Нет. Именно так отнесся к ее словам я сам.

Шепот…

Это пугающее слово, в котором слышалось змеиное шипение, словно повисло в воздухе. Доктор Гарвис по-прежнему медленно постукивал шляпой по колену.

— Хорошо! — Он очнулся от своей задумчивости и взглянул на часы. — Полагаю, мы скоро все узнаем. Сейчас, как я уже вам говорил, нет оснований для тревоги. Мне посчастливилось найти сиделку, которая уже находится здесь. — Доктор Гарвис направился к двери. — Однако все это мне не нравится, — прибавил он. — Я снова загляну сюда после того, как побываю у своей пациентки. И я хотел бы также посмотреть и на вторую леди, кажется, ее зовут Фей Ситон. Она показалась мне ночью чрезвычайно бледной. С вашего позволения.

И он закрыл за собой дверь.

Глава 13

— Думаю, — сказал Майлс, мысли которого были заняты совсем другим, — мне следует пойти и позаботиться о завтраке. — Однако он сделал только два шага по направлению к столовой. — Шепот! — воскликнул он. — Доктор Фелл, какое может быть всему этому объяснение?

— Сэр, — ответил доктор Фелл, — я не знаю.

— Дает ли этот «шепот» вам какой-нибудь ключ к разгадке?

— К несчастью, нет. Вампир…

— Нельзя ли обойтись без него?

— Вампир в народных, поверьях начинает свое воздействие на жертву — в результате которого она впадает в гране — с нежного шепота. Но дело в том, что никакой вампир, настоящий или поддельный, и вообще любая имитация потусторонних сил не испугали бы вашу сестру ни в малейшей степени. Я прав?

29
{"b":"13288","o":1}