ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Послушайте, — протестующе подняв руку, возразил ему Дж.Р. — Неужели вы хотите сказать нам, что Гидеон Фелл тоже способен верить во всю эту чепуху?

— Более того, готов поспорить, вы сами в нее верите, — не задумываясь, ответил ему Морган.

— Да чушь собачья! — возмущенно рявкнул Дж.Р. — Вы делаете из Деппинга, бывшего уголовника, который хотел убить Спинелли…

— Нет, нет, я сказал лишь то, что в его прошлом было нечто в высшей степени отвратительное и отталкивающее.

— Хм… — Впрочем, после непродолжительного молчания, покашливания и недовольного бурчания тон Дж.Р. снова зазвучал со свойственным ему снисходительным сарказмом. — Такой вариант, конечно, вполне мог бы пройти для какой-либо книги, мой друг, но отнюдь не в реальной жизни. В этом сюжете просто зияет одна громадная дыра, И знаете какая?… Замолчите! Дайте же мне сказать… Вы еще успеете. Итак, предположим, все это правда. Которую я, обратите внимание, не признаю. И что тогда?

— Тогда мы вольно-невольно возвращаемся к версии, что убийца — это кто-то из нашей среды. — Морган снова встал, бросил долгий, внимательный взгляд на быстро темнеющее небо. У него был такой вид, будто ему против своей воли пришлось выпустить наружу куда больше, чем он намеревался на самом деле. — То есть… Послушайте, неужели доктор Фелл тоже так считает? Ради бога, скажите мне всю правду!

Хью Донован, который все это время молча сам себя проклинал, попытался было напустить видимость многозначительной таинственности, но, судя по всему, не очень успешно, поэтому просто пожал плечами. Патриция в это время молча размышляла, изящно опершись подбородком на свои крепко сжатые кулачки.

— Это ведь был мир Деппинга, — после небольшой паузы продолжал Морган. — И если бы ему понадобился сообщник, чтобы тот находился в его кабинете, он обратился бы именно к Спинелли…

— Чушь! — решительно перебил его Дж.Р. — Абсолютная чушь! И вот почему… Предположим, ну только предположим, все было именно так, как вы говорите. Но ведь сообщник в таком деле — это же чистейшей воды абсурд! Еще больший, чем делать из него бывшего уголовника… Скажите, что Деппингу больше всего хотелось сделать?

— Э-э-э… В каком, интересно, смысле? Простите, я что-то не совсем улавливаю вашу мысль.

Патриция провела рукой по волосам, затем красноречивым жестом призвала всех к тишине. Чтобы дать ей подумать.

— Послушайте, подождите-ка, подождите. Дайте мне сообразить. Мне кажется, эту мысль улавливаю я! — Она повернулась к Дж.Р.: — Хотя бы с этим, полагаю, вы должны согласиться. Вам всегда казалось, что он играл какую-то роль, так ведь?

— Да, но это не имеет никакого отношения к делу, — сердито пробурчал Дж.Р. — И, пожалуйста, не задавайте мне вопросов! Лучше продолжайте излагать ваши домыслы.

— Хорошо. Больше всего ему хотелось, чтобы его здесь считали добропорядочным, хорошо образованным, интеллигентным сельским джентльменом, вот что ему хотелось больше всего, — с подчеркнутым выражением произнесла Патриция.

— Хм… Каковым, вполне возможно, он и являлся на самом деле… Так или иначе, но именно это я и имел в виду. Да, он действительно очень хотел иметь такую репутацию. И всячески стремился к ее достижению, как минимум, все последние пять лет. — Дж.Р. свел плечи вместе. Его лицо чуть виделось в полутьме уже стремительно наступавшего вечера, но при этом чуть ли не физически чувствовалось, как выражение «китайской загадочности» на нем стало жестче. — Значит, то, что вы говорите, вполне возможно?… Значит, он вполне мог обратиться к кому-либо из местных жителей нашего круга и сказать ему или ей что-то вроде: «Простите, что все это время я вводил вас в заблуждение, но на самом-то деле я бывший преступник и детоубийца. А вот сейчас некто, кого я хорошо знал в моем недалеком прошлом, пытается меня шантажировать, и я хотел бы избавиться от него. Раз и навсегда! Вы не откажетесь мне помочь? Посидите, пожалуйста, вместо меня в моем кабинете, пока я ненадолго отлучусь и решу эту уже порядком надоевшую мне проблему… Спасибо, спасибо, вы настоящий джентльмен. Когда-нибудь я тоже отплачу вам тем же!» — Он презрительно фыркнул. — Чушь! Просто чушь собачья, и ничего больше.

Морган начал было прикуривать трубку, однако зажженная спичка вдруг застыла прямо над набитой свежим табаком трубочной чашей, высветив его, почему-то ставшее напряженным, лицо и задумчивый пристальный взгляд, устремленный на широкий пляжный зонтик над столом. Затем спичка погасла, а он медленно произнес:

— Нет, нет. Этого покойному Деппингу говорить было совсем не обязательно.

— Какие-либо новые версии?…

— Нет, только одна, но именно та, которая сможет объяснить все факты, — несколько странным голосом сказал Морган. — Теория, автоматически превращающая полдюжины самых невинных людей Англии в группу потенциальных убийц.

Еще одна, но на этот раз куда более долгая пауза. Хью вглядывался в мрачное небо, вместе со всеми ощущая вечернюю прохладу…

А Маделайн вдруг обиженным тоном заявила:

— Не надо так говорить! — и резко хлопнула ладонью руки по боковой стенке кресла-шезлонга.

— Ну почему же? — возразил ей Дж.Р. — Пусть говорит.

— Вообще-то, честно говоря, полной ясности у меня еще у самого нет, — признал Морган, прикрыв глаза рукой. — И, кроме того, вокруг ходит уже столько домыслов и самых различных дедуктивных выводов, что нам невольно приходится связывать воедино то, что нам известно, с тем, что мы только подозреваем. Итак, слушайте…

Последняя часть гипотезы, о которой я вам только что говорил, — то есть об убийстве Деппинга его сообщником, — основывалась на самом обычном гипотетическом предположении, что, во-первых, таковой сообщник помогал Деппингу по собственной воле и четко знал суть задуманного плана и, во-вторых, одновременно разработал свой собственный план убийства Деппинга. Для чего отправился в гостевой домик с заранее приготовленными резиновыми перчатками; для чего намеренно оставил Деппинга на балконе, сделав вид, будто куда-то запропастился ключ от балконной двери; для чего вынудил Деппинга войти в собственный дом именно через парадный вход, чтобы тот впоследствии смог обеспечить себе необходимое алиби… Это все так?

— Возможно. — Хью Донован недоуменно пожал плечами. — Ну и что дальше? Что, собственно, из этого следует?

— А только то, — спокойно пояснил Морган, — что его соучастник был совершенно иным человеком и вначале не имел ни малейшего намерения убивать Деппинга.

— Да, но послушайте…

— Более того, возражение Дж.Р. вполне обоснованно. Оно и убедительно, и достаточно верно. Деппинг никогда в жизни не подумал бы обратиться хоть к кому-либо из местных с просьбой помочь ему совершить убийство, причем по любым, даже самым благородным причинам, или хотя бы даже намекнуть на свое темное прошлое, если только не… Минутку, минутку, подождите-ка! Но ведь здесь, в округе, нашлось бы любое количество вполне безобидных людей, которые без особых возражений согласились бы помочь Деппингу в том, что, по их мнению, было всего лишь «небольшим приключением, так сказать невинным розыгрышем».

Берк громко фыркнул.

— Небольшим приключением? Невинным розыгрышем? Если вы считаете людей вашего круга склонными к такого рода вещам, значит, у вас весьма странное о них представление, друг мой…

— А вы что, разве уже забыли про полтергейст? — ничуть не смутившись, спросил его Морган. И, не дождавшись ответа, спокойно продолжил: — Кому-то, видно, очень хотелось устроить этот нелепый розыгрыш с викарием. Чтобы хорошенько развлечься. Лично мне это должно было бы понравиться тоже… Я по-прежнему продолжаю настаивать на том, что в затею Деппинга могли преднамеренно или даже случайно оказаться вовлеченными несколько человек, если их удалось убедить, что в этом и состоит вся суть «небольшого приключения». Придумать же историю о необходимости присутствия в кабинете ничего не подозревающего помощника, поверьте, совсем не трудно. Деппингу очень, очень надо было незаметно отлучиться, чтобы убить Спинелли. И чтобы сообщник ничего об этом не знал.

34
{"b":"13292","o":1}