ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Да, но как же тогда насчет плана убить самого Деппинга? — растерянно спросил Донован, до сих пор не совсем понимая логику их рассуждений. — Как насчет заранее припасенных резиновых перчаток? Насчет якобы потерянного ключа от балконной двери? Насчет…

— Все это не более чем предположения, — спокойно, не повышая голоса, ответил ему Морган.

Хью Донован уставился на него:

— Господи, я прекрасно знаю, что все это предположения! Но ведь не чьи иные, как ваши, предположения! Ну и как с ними обстоит дело теперь?

— Хорошо, хорошо, тогда давайте попробуем взглянуть на это следующим образом. Переодетый и загримированный Деппинг силой обстоятельств оказывается запертым на балконе, причем запертым по вполне очевидной причине, которая почему-то никому не приходит в голову: его сообщник на самом деле не мог найти тот самый злополучный ключ от балконной двери! А мистер Деппинг, незаметно выскользнувший из дома через парадный вход, намеревался столь же незаметно вернуться через балкон. Но совершенно случайно, возможно, забыл его в кармане другой одежды. Долго ждать под дождем ему нельзя, поэтому он решает вернуться снова через ту же самую парадную дверь. Только при обязательном условии, что тот… второй вовремя устроит короткое замыкание.

— Интересно, каким это образом? — требовательным тоном поинтересовался Хью Донован. — Вот так просто возьмет и устроит? Лично мне казалось, вопрос с металлическим крючком мы уже решили. Голыми руками устроить короткое замыкание практически невозможно, так ведь?

— Конечно же, нет. Но зато металлический крючок можно поднести к отверстию напольной розетки и протолкнуть внутрь…

— Чем?

— Например, резиновой подошвой теннисной туфли. — Морган зажег еще одну спичку. — А знаете, по-моему, не стоит так уж замыкаться на варианте с резиновыми перчатками. Тем самым мы убираем единственную основу нашей веры в то, что соучастник намеревался убить Деппинга… При помощи подошвы самой обычной теннисной туфли.

Донован, лихорадочно думавший, как бы ему посильнее возразить, бросил на хозяина злорадный взгляд.

— Превосходно! — с выражением произнес он. — Просто превосходно!

Патриция протестующе хмыкнула.

— Нет, нет, Хэнк, так не пойдет. Вы же сами утверждали: после того как мистера Деппинга застрелили, убийца выбрался из кабинета через балконную дверь. Которая была открыта!… Если это так, а найти ключ он никак не мог, то каким образом, скажите на милость, ему это удалось?

Однако Морган уже загорелся новой идеей. Он снова зашагал по уже совсем темной лужайке, низко опустив голову и постоянно натыкаясь то на стол, то на очередное попавшееся на его пути кресло.

— Господи, ведь на самом деле все так просто! — вскоре остановившись, чуть ли не выкрикнул он. — Ну надо же! Конечно же, конечно! Когда его соучастник никак не может найти тот самый ключ, Деппинг лихорадочно спрыгивает вниз, в своем гриме открыто входит в дом через парадный вход, поднимается по лестнице. То есть делает то, что в данных обстоятельствах сделали бы вы сами. «Вы что, ослепли, старый идиот?» — говорит он своему сообщнику. Необязательно именно этими словами, но наверняка что-то в этом духе или, скорее всего, намного сильнее. Он заходит в кабинет, быстро находит тот самый ключ и тычет им прямо в лицо тому, другому. Вообще-то в таких эмоционально напряженных ситуациях эти жесты вполне допустимы. Правда, для нормального человека. Но не для потерявшего голову. Попробуйте, например, представить себе Деппинга, растерянно стоящего посреди собственного кабинета в промокшей до последней нитки шутовской одежде, с наполовину сползшим с головы париком и яростно трясущего ключом перед лицом другого человека. Одновременно оскорбляя его самыми сильными выражениями…

— Не знаю, известно ли вам или нет, — подчеркнуто вежливым тоном поинтересовался Хью, — но дело в том, что ваш драгоценный Спинелли пока еще жив и невредим.

— Этого Деппинг тогда просто не знал, — заметил Морган. — Он ведь был абсолютно уверен, что тело Спинелли надежно покоится в реке… Кстати, Мерч рассказал мне, что вчера вечером произошло в «Чекерсе». Да, про свою неудачную попытку Деппинг тогда еще на самом деле ничего не знал. Ну и что теперь? — Его голос заметно упал. — Теперь сообщник полностью зависит от него! А знаете, Деппинг стоит у меня перед глазами как живой. Со своей кривой ухмылкой, опущенными покатыми плечами, довольно потирая руки… Вот он заходит в ванную комнату, тщательно смывает грим, аккуратно причесывает волосы, переодевается в другую одежду. Сухую одежду. А его сообщник по-прежнему находится в полнейшем недоумении… Но ведь ему обещали все объяснить после того, как будут полностью уничтожены и одежда, и грим, ну и все прочие улики. Наконец Деппинг садится в кресло и, в упор глядя на своего сообщника, снова ласково-ласково ему улыбается. И своим сухим, колючим голосом говорит: «А знаете, я только что убил человека, но, уверен, вы не посмеете меня выдать полиции, хотя бы потому, что только что стали не просто случайным свидетелем, а фактическим соучастником серьезнейшего преступления. Которое карается в этой стране смертной казнью». — Морган невольно начал подражать голосу Деппинга.

Хью Доновану никогда не доводилось слышать, как разговаривал Деппинг, но сейчас, внимательно вслушиваясь в спонтанную имитацию Моргана, он готов был поверить, что именно так голос Деппинга, очевидно, и должен был звучать — тоненько, противно, с плохо скрываемым злым умыслом… Здесь, в темноте поляны, Донован чуть ли не физически ощущал его присутствие: загадка и чудовище, сидящее в своем кожаном кресле. На письменном столе перед ним догорает свеча, а снаружи бушует сильная буря. А напротив него сидит тот самый мистер Икс…

— Знаете, как ему приходилось сдерживаться, когда он был с нами? — неожиданно спросил Морган. — Это ощущалось чуть ли не физически! Он ведь нас всех просто ненавидел, это было видно невооруженным глазом. Да, он получил новую жизнь, но, несмотря на все усилия, так к ней и не смог привыкнуть, не смог сделать ее своей. Равно как и нас с вами! Отсюда и его дикие запои — чтобы хоть как-то, хоть на какое-то время скомпенсировать напряжение, в котором ему постоянно приходилось находиться. Практически все последнее время…

Лично мне ничего не известно о прошлой жизни Деппинга, но, думаю, обычное убийство, вполне возможно, было одним из его наименьших преступлений. Мне также кажется, он сидел там, детально объясняя своему сообщнику, кем он был тогда, кем стал сейчас… Затем вся его злобная натура вышла наружу, и он подробно рассказал сообщнику, каким именно образом тот сам загнал себя в ловушку, как его, Деппинга, нельзя предать, потому что в таком случае он будет просто вынужден под присягой показать, что вина за это убийство полностью лежит на них обоих. Таким образом, то, что добровольный помощник наивно считал «небольшим приключением или невинным розыгрышем», на самом деле оказалось банальным уголовным преступлением, которое делало его полностью зависимым от Деппинга, который для большей убедительности затем достал свой пистолет, положил его на стол… Ну и, думаю, между ними произошел короткий, точно не знаю, какой именно, но, уверен, весьма резкий разговор, в результате которого у одного из милых, безобидных и, как правило, беззащитных членов нашей сельской общины слегка помутился рассудок. Может, последовавший за этим трагический поступок спровоцировала эта кривая ухмылка Деппинга, может, что-либо иное, точно не знаю, но в таком случае, признаюсь, я и сам бы с чувством глубокого удовлетворения убил злодея. Много и много раз подряд. Но нашему мистеру или мисс Икс, очевидно, каким-то образом удалось зайти ему за спину, схватить со стола пистолет и…

— Замолчите! — послышался в темноте громкий голос Патриции. — Остановитесь! Вы же говорите так, будто лично там были!

Морган опустил голову, бросив взгляд в сторону и вперед, заметил свою жену, молча свернувшуюся калачиком в кресле-качалке, медленно подошел к ней, присел рядом и будничным, казалось, даже равнодушным голосом сказал:

35
{"b":"13292","o":1}