ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я с удовольствием предвкушала разговор с Джоэлем. Селеста всегда сажала меня за столом рядом с ним, и мой отец явно одобрял это.

В общем-то, мне казалось, что он и Селеста – а возможно, и сэр Джон с леди Гринхэм – полагают, что будет очень неплохо, если в свое время мы с Джоэлем поженимся и таким образом наши семьи объединятся.

Как дочь Бенедикта Лэнсдона я была бы вполне достойной невесткой для семьи Гринхэмов, а Джоэль – достойным зятем для моей семьи. Это были всего лишь мои предположения, а пока я просто получала удовольствие от дружбы с Джоэлем.

По-моему, обе семьи были бы не прочь породниться. Селеста чувствовала себя очень уютно в компании леди Гринхэм Они обсуждали вопросы, в которых Селеста хорошо разбиралась, и, находя одобрение у леди Гринхэм, обретала в себе уверенность.

Джоэль сообщил о возможности провести недельку-другую в Марчлендзе во время парламентских каникул Мне эта идея понравилась. Гринхэмы иногда останавливались у нас в Мэйнорли, так что мы часто виделись друг с другом и в Лондоне, и в провинции.

Мой отец заговорил о каком-то африканском проекте, и даже леди Гринхэм смолкла, прислушиваясь к его словам.

– Готовятся переговоры, – сказал мой отец. – Кажется, собираются послать нескольких членов парламента Они будут тщательно отобраны от обеих партий. Правительство желает получить непредвзятый взгляд на этот вопрос По правде говоря, это не совсем относится к вопросам партийной политики.

– О какой части Африки идет речь? – спросил сэр Джон – О Буганде. С тех пор как к власти пришел Мванга, начались кое-какие затруднения. При Мутесе дела шли более или менее гладко. С Мвангой – совсем другое дело. Вспомните, ведь уже были жертвы.

И теперь, разумеется, мы стараемся расширить сферу своего влияния.

– Участвовали ли в этом немцы? – спросил сэр Джон.

– Конечно, существовало англо-германское соглашение, но оно недавно утратило силу, и район, включающий в себя Буганду, находится под нашим влиянием. Отсюда интерес к этому вопросу.

– Значит, туда собираются послать членов парламента? – спросила я.

– Это обычная процедура. Они осматривают страну, оценивают, как их там принимают… какое у них складывается впечатление обо всем этом. Это богатая страна. Мы хотим быть уверенными в том, что найдем наилучший выход.

– А что это за жертвы в Буганде? – поинтересовалась я.

– Африканские католики, – объяснил Джоэль. – Всего их было двадцать три человека. Это случилось несколько лет назад… впрочем, кое-что происходило и до этого. Мутеса принял первую миссию. Неприятности начались, когда к власти пришел Мванга. Он организовал резню миссионеров. Английский епископ Джеймс Ханнингтон вместе со своими миссионерами был убит. Поэтому, как вы понимаете, мы должны вмешаться, ибо, по-видимому, Буганда вскоре станет британским протекторатом.

– И когда же начнется эта увеселительная поездка? – спросил сэр Джон.

– Полагаю, довольно скоро, – ответил отец. – Очень важно, чтобы в ней участвовали подходящие люди.

В данной ситуации нужно будет соблюдать особую тактичность. – Он взглянул на Джоэля. – Я думаю, такая поездка очень подняла бы репутацию любого члена парламента.

– Ты собираешься ехать? – спросила я.

Он покачал головой.

– Нет, совершенно точно, нет. Эта работа для людей помоложе. У меня и здесь целая куча дел да и у других тоже. Для этого нужен крепкий, здоровый молодой человек. Тамошний климат требует недюжинного здоровья. Кроме того, нужен человек, который уже имеет некоторый престиж, но желает показать своей партии и своим избирателям, что он способен на активные действия.

– Мне показалось, что вы посматриваете на меня, – сказал Джоэль.

– Что ж, это неплохая идея.

– По-моему, это захватывающая идея, – сказала я.

– Да, – задумчиво проговорил Джоэль.

– В общем, кто знает? – продолжал мой отец. – Пока еще никого не избрали, но я бы сказал, что у тебя, Джоэль, очень хорошие шансы… если действовать в нужном направлении.

– Я получу массу впечатлений.

– В том случае, если тебя не съедят каннибалы, – вставила леди Гринхэм. – Кажется, в этих местах их очень много. А помимо того, там еще лихорадка и множество ужасных зверей.

Все рассмеялись.

– Но это же правда, – обиделась леди Гринхэм. – И кроме того, я думаю, пусть эти туземцы убивают друг друга. Пусть они перебьют друг друга, и наступит конец всем беспорядкам.

– Но ведь убили-то они английского епископа, леди Гринхэм, – сказала я.

– Ну так что ж, значит, ему следовало оставаться дома, в Англии.

– Моя дорогая, – мягко сказал сэр Джон, – а где бы мы сейчас были, если бы следовали советам, подобным твоим?

– Мы? Мы сидели бы за тем же самым столом! – заявила она, – А те, кто разъезжает по этим странам, будут убиты, или съедены, или умрут от лихорадки.

Последнее слово всегда должно было оставаться за леди Гринхэм. Однако я видела, что Джоэль взволнован перспективой отправиться с миссией в Африку.

Затем все стали обсуждать жгучий вопрос о следующих выборах и начали строить предположения относительно того, когда они пройдут. Похоже, не было никаких сомнений в том, что кресло премьера вновь займет Глад стон. Весь вопрос состоял в том, каким будет у него большинство в парламенте.

Мы с Джоэлем прогуливались вдоль Серпентайна.

Иногда, находясь в Лондоне, мы катались верхом по Роттен-роу, но не слишком часто. Только бывая в Марчлендзе или в Мэйнорли, мы могли полностью отдаться своей страсти к лошадям. Но пешие прогулки по паркам тоже доставляли нам удовольствие. Грин-парк, Сейнт-Джеймс-парк, Гайд-парк, Кенсингтон-гарденс… Можно было идти пешком из одного парка в другой, лишь изредка пересекая улицу, и чувствовать себя так, будто находишься в деревне, причем шум транспорта был практически не слышен среди деревьев или на окруженных кустами дорожках.

Мы сели возле Серпентайна и стали наблюдать за утками.

Я спросила Джоэля:

– Ты действительно думаешь, что тебя отправят в Африку?

– Не знаю, – ответил он – Если меня выберут, то скорее всего я соглашусь поехать.

– Мой отец считает, что это будет полезно для твоей карьеры.

– Он прав. Он всегда прав.

– Как я понимаю, он поддерживает твою кандидатуру.

– Он весьма влиятельный человек.

– Ax, Джоэль, как тебе там будет интересно!

– М-да… Твой отец уже говорил со мной об этом… и кое о чем другом. Он очень хочет, чтобы я сделал себе имя в палате общин. Просто абсурдно, что сам он никогда не был членом правящего кабинета.

– В политике многое зависит от случайностей. Все должно произойти в какой-то строго определенный момент. Нужное время и нужное место – это имеет огромное значение. Если подворачивается возможность, а человек не может воспользоваться ею, то другого шанса может и не быть… Кроме того, политику приходится ждать, пока его партия придет к власти.

– Ты совершенно права!

– Я не знаю всех подробностей, но мне известно, что отец был близок к тому, чтобы занять высокий пост в кабинете. Ходили даже слухи о том, что он может сменить мистера Гладстона на посту премьер-министра.

– Это в его силах.

– Кто знает? Жизнь полна неожиданностей.

– Он очень хорошо относится ко мне.

– Я рада этому, Джоэль. Я знаю, что он любит тебя.

– А моя семья любит его и Селесту… и тебя.

– Прекрасно, когда семьи так дружат.

– Люси, ты еще очень молода.

– Ты тоже еще не совсем старик.

– Мне двадцать пять. Я гораздо старше тебя.

– В нашем возрасте это еще заметно, но когда люди становятся старше, то разница сглаживается.

– Это верно. Я… я думаю, они строят планы в отношении нас с тобой.

– Ты имеешь в виду наши семьи?

Он кивнул.

– Им кажется, что это очень неплохая мысль, если бы ты и я когда-нибудь… когда ты станешь чуть старше… в общем, если мм поженимся.

– Тебе это тоже кажется хорошей идеей?

4
{"b":"13293","o":1}