ЛитМир - Электронная Библиотека

Я замешкалась, подходя к месту, где встретила «привидение» около разрушенной ограды. Потом я подошла к дому. Вокруг него царила зловещая тишина. Это показалось мне настолько пугающим, что я чуть не повернула вспять. Создавалось впечатление, что ветки, колышащиеся на ветру, хотят что-то сказать. Прислушавшись и дав волю воображению, готова была поверить, что они говорят: «Иди прочь». Я почувствовала, что должна тотчас уйти, но решила завтра утром обязательно сходить в город и повидать мистера Розена. Я должна убедиться, что завещание у него, и, если это так, начать готовиться к возвращению домой — моя миссия выполнена. Тревожилась ли я за дядю Карла? Думаю, нет. В конце концов, он сам все это придумал и хочет, чтобы все шло своим чередом.

Если бы он захотел, он выгнал бы и Джесси, и Эймоса Керью. Управляющего можно заменить, а что касается Джесси, я была уверена, что нетрудно найти хорошую работящую экономку, которая следила бы за домом и слугами, как это всегда было при жизни моих предков.

В то время, когда я размышляла над этим, дверь отворилась, и на пороге появился человек.

Он удивленно посмотрел на меня, и я поторопилась спросить:

— Дома ли монсеньор Жерар д'Обинье?

Он сказал, что узнает, и, проведя меня в зал, удалился.

Эндерби отличался тем, что называют особой атмосферой. Любой мог почувствовать это, едва шагнув в дом. Огромный зал со сводчатым потолком, галереей менестрелей в одном конце и загородками, отделяющими кухню, — другой был, казалось, наполнен тенями. Он всегда был таким. Над этим домом довлел какой-то рок. Говорят, счастье никогда не задерживалось здесь. Я знаю, что детские годы моей матери никак нельзя назвать несчастливыми, но, по-моему, это был единственный период, когда люди нормально жили в этих стенах.

За воспоминаниями я не заметила, как появился Жерар. Завидев меня, он поспешил ко мне, протягивая руки. Взяв мои ладони, он поцеловал сперва одну, потом другую.

— Я ждал вас, — сказал он.

— Ждали меня?

— Да, вы же хотите убедиться, что все в порядке, ведь так? Вас раздирают сомнения. Правильно ли вы поступили, доверившись мне? Сепфора, неужели я недостаточно ясно показал, что готов служить вам, и, если понадобится, моя жизнь в вашем распоряжении.

— Зачем вы все излишне драматизируете? Вы доставили завещание?

— Лично в руки мистеру Розену-старшему. Он изучил его, заверил и положил в сейф.

— О, благодарю вас.

Он ободряюще улыбнулся:

— Вы же знаете, мне можно доверять.

— Да, я знаю это. Я немного беспокоилась, зная о вашей привычке все высмеивать, но это слишком серьезное дело.

— У вас появились какие-то основания для этого?

— Нет. Просто за ужином Джесси держалась немного странно. А теперь мне пора идти.

— О, останьтесь ненадолго. Он взял меня за руку и потянул за собой. Я чувствовала, как дом влечет меня, он как будто давно поджидал меня. Мне стало страшно. Все рассказы об Эндерби ожили в памяти. Было ли это предчувствием? Возможно.

— Нет, — твердо ответила я. — Я просто хотела убедиться, что ничего дурного не произошло. Он выглядел разочарованным, но подчинился.

— Я прогуляюсь с вами, — сказал он. Мы вместе вышли из дома, и я почувствовала облегчение, когда мы стали удаляться от него.

Уже смеркалось. Это напомнило мне о нашей первой встрече. Мы вышли на тропинку, и он сжал мою руку.

— Чудное мгновенье, — прошептал он, — это место нашей первой встречи.

— Я не знаю как благодарить вас за все, что вы сделали для меня.

— Нет никакой необходимости в благодарностях. Я буду счастлив сделать все, что вы попросите.

— Вам не кажется, что это слишком неосторожно. Вы же не знаете, чего я могу попросить?

— Чем труднее будет поручение, тем большую радость доставит мне выполнение его.

— Я вижу, что при французском дворе вы наловчились вести галантные разговоры.

— Возможно. Но вам я говорю то, что действительно думаю.

— Хорошо, я польщена. Но думаю, раз я выполнила свое дело, то должна возвращаться домой.

— О, прошу вас, не говорите так.

— Но мне действительно пора уезжать.

— Не так скоро. Я чувствую, что это дело не вполне улажено.

— Не думаете ли вы, что мой дядя в опасности?

— Это приходило мне в голову. Джесси — хваткая женщина, она рассчитывает унаследовать огромное имение. Единственное, что ей мешает, — это беспомощный старик. Разве Джесси относится к тем женщинам, которые могут устоять перед искушением?

— Я не знаю. Кажется, она очень предана дяде Карлу.

— У нее есть любовник. Вы думаете, они не рассчитывают поделить между собой Эверсли?

— Я чувствовала бы себя гораздо спокойнее, если бы Джесси знала о завещании и о том, что бумага, подписанная в ее пользу, ничего ей не дает. Если бы она все это знала, у нее не появилось бы желания «сократить» его жизнь, как сказал мистер Розен. Она бы старалась, чтобы дядя Карл как можно дольше прожил, потому что только при этом условии она продолжала бы вести столь роскошную жизнь.

— Это звучит вполне резонно. Я считаю, что лорд Эверсли находится в безопасности, пока вы живете в его доме. Она ничего не сможет предпринять без вашего ведома. Вот почему вы должны здесь оставаться. Ваша миссия еще не завершена.

— Как вы думаете, стоит ли мне убедить дядю Карла обмолвиться о завещании?

— Я думаю, да, в свое время. Но не сейчас. Дайте ему прочувствовать новое положение дел. Согласны?

— Возможно, вы и правы.

— Мне жаль, что вы оказались втянуты в это дело.

— Я уверяю вас, это делает мое пребывание здесь все более интересным.

Мы подошли к зарослям кустарника.

— Спокойной ночи, — произнесла я.

Жерар взял мою руку и долго не отпускал. Он улыбался мне так, что я почувствовала огромное искушение остаться с ним. Но я должна была быть осторожнее.

Войдя в дом, я увидела Эвелину. Она промчалась мимо меня и взбежала по лестнице. Наверху она оглянулась и злобно посмотрела на меня.

«Эта девчонка вездесуща», — подумала я.

Зайдя к себе в комнату, я заметила, что многие вещи лежат не на своих местах.

Я повернула ключ в замке и в задумчивости стала готовиться ко сну.

Эвелина доложила о том, что видела, и, конечно же, появились определенные подозрения. Я была благодарна Жерару, что он отвез завещание Розену. Если бы я оставила его у себя, оно неминуемо было бы обнаружено теми, кто обыскивал мою комнату.

Этой ночью мне снились кошмары. Я была в Эндерби, и внезапно передо мной возникли призраки. Я простирала руки, чтобы остановить их, но они подходили все ближе и ближе. Среди них был Жерар, одежда которого была запачкана землей, лицо мертвенно бледно. Он один из них… один из призраков.

У него в руках были бумаги — завещание дяди Карла.

Он начал жутко смеяться, и все это время его глаза были прикованы ко мне.

И мне послышался голос: «Опасность.. Скорее уходи, пока еще есть время».

Я проснулась в холодном поту. Все казалось столь реальным.

Я лежала, вглядываясь в темноту. «Кто такой Жерар? — спрашивала я себя. — Что я знаю о нем?» Когда я оглядывалась на прошедшие дни, собственное поведение казалось мне необъяснимым. Я завела тесную дружбу с незнакомцем и, зная его всего лишь несколько часов, разболтала ему все секреты нашей семьи, а потом доверила завещание.

Должно быть, я совсем потеряла разум. Прежняя Сепфора с укоризной глядела на мое новое я, которое призвало постороннего человека на помощь. Как поступила бы я? Я могла написать домой, обрисовать положение и попросить совета. Если Жан-Луи не в состоянии был поехать, приехала бы Сабрина.

Да, так поступила бы прежняя Сепфора, а новая появилась на свет в ту ночь, когда я встретила Жерара д'Обинье, появившегося словно из-под земли.

Я задумалась. Завтра мне надо самой сходить в контору мистера Розена, Стида и Розена, дабы убедиться, что завещание доставлено по назначению.

Эти разумные соображения не оставили меня и поутру. У меня не было возможности поговорить с дядей, когда я увидела его в одиннадцать часов. Джесси ни на минуту не спускала с нас глаз, но после обеда я отправилась в город.

20
{"b":"13297","o":1}