ЛитМир - Электронная Библиотека

— Шантаж! — ахнула я.

Красивое, жестокое лицо Дикона встало передо мною. Какое опустошение он внес в наши жизни!

— Когда он узнал, что я беременна, он оставил меня. Он казался удовлетворенным.

— Он — чудовище, Хэтти. Его ненависть холодна и расчетлива, а это самый худший вид ненависти. Но мы перехитрим его и не позволим одержать верх.

— Как? — спросила она.

— Спокойно отнесясь к этому событию, обдумав все и решив, как действовать.

— Я не смогу.

— Сможешь, потому что я помогу тебе. Ты позволишь мне?

Хэтти кинулась мне на грудь и горько разрыдалась. Слезы принесли ей облегчение. Она уже не была одинока, доверившись мне. Наверное, мой собственный опыт помог мне понять ее, найти нужные слова и дать Хэтти поддержку, в которой она нуждалась.

Мы вернулись домой, я уложила Хэтти в постель, сказав домашним, что девушка простудилась и никто не должен ее беспокоить.

Я сразу пошла к Жан-Луи. Он отдыхал» как часто делал в последнее время.

— Случилось ужасное. Я должна поговорить с тобой. Это касается Хэтти, — сказала я.

— Наверное, это касается и Джеймса? Девушка в последнее время выглядит утомленной.

— Мы должны помочь ей. Если мы этого не сделаем, Хэтти наложит на себя руки. У нее будет ребенок.

— Ну, я думаю, они с Джеймсом поженятся. Они не первые, кто не дождался свадьбы.

— Все не так просто. Отец ребенка не Джеймс.

— Боже правый!

— Ты удивишься еще больше, узнав, что она только что собиралась утопиться. Хорошо, что я остановила ее вовремя. Последнее время я приглядывала за ней, предчувствуя что-то дурное. Это случилось в ночь праздника урожая. Она выпила слишком много пунша, и он… этот…

— Ты знаешь, кто он?

Я посмотрела в упор на мужа. Я знала, что Жан-Луи — спокойный и практичный человек, добрый и не склонный к поспешным решениям.

— Это Дикон, — сказала я.

— Боже мой! — ужаснулся он. — Ведь Дикон еще мальчик…

— Нужно перестать относиться к нему как к ребенку. Дикон молод годами, но для греха он уже созрел. В нем слишком много зла. Мне нужен твой совет, Жан-Луи, как поступить. Хэтти в отчаянии.

— Не могла бы она выйти замуж за Дикона?

— Замуж за Дикона! Это невозможно. К тому же она ненавидит его.

— Тогда почему?

— Разве ты не понимаешь? Это месть. Дикон знает, что Джеймс Фентон влюблен в Хэтти. Дикон разозлился из-за спора о земле, что была отдана Хассоку. Это и есть месть Дикона.

— Не может быть.

— Я знаю мальчишку. Из-за него ты… ты повредил ногу. Я думаю, что Хэтти предпочла бы утопиться, чем выйти за него замуж.

— Мы могли бы отослать ее куда-нибудь, где она родила бы ребенка.

— Я думала об этом. Не знаю, захочет ли она этого. Видишь ли, ей кажется, что ее жизнь разбита. Ее семья так гордилась ею… и вдруг это несчастье. И, конечно, Джеймс… Она просто не сможет вынести этого удара судьбы, бедняжка.

— Постепенно она смирится.

— Жан-Луи, а что если Джеймс… ведь Джеймс любит ее. Если он действительно любит ее по-настоящему.

— Да, если это так, он не оставит ее, что бы она ни сделала.

Я посмотрела на мужа и сказала:

— Если… если бы я сделала что-нибудь подобное… ты не разлюбил и не оставил бы меня?

Я не могла больше смотреть на Жан-Луи. Заметил ли он, как сильно забилось мое сердце?

Он взял мою руку и поцеловал.

— Что бы ни случилось, дорогая, — сказал он, — я всегда буду любить тебя и защищать, насколько хватит моих сил.

— Немногие любят так, Жан-Луи, я всегда буду благодарна тебе.

— Моя жизнь без тебя будет пуста, — сказал он. Я мысленно перенеслась в то время, когда хотела убежать с Жераром.

— Интересно, любовь Джеймса к Хэтти так же сильна, как твоя ко мне? — спросила я.

Мне не хотелось продолжать разговор о себе, я слишком разволновалась и поэтому решила перейти к проблемам Хэтти.

— Ты думаешь, нам следует поговорить с Джеймсом? — продолжила я.

Жан-Луи задумался, потом сказал:

— Одобрила бы это сама Хэтти?

— Нет. Не думаю, что он делал ей предложение. Я подозреваю, что после праздника урожая ее отношение к нему изменилось. Но, Жан-Луи, мы все же должны поговорить с Джеймсом. В мире происходит так много трагедий только потому, что люди не хотят смотреть правде в лицо. Если мы отошлем ее из Клаверинг-холла, Джеймс имеет право знать, почему. Мы должны дать ему шанс доказать ей свою любовь.

— Ты права, — ответил Жан-Луи.

Мы обсудили наше решение, а потом Жан-Луи послал слугу найти Джеймса и просить его как можно скорее прийти к нам.

Когда Джеймс Фентон вошел, Жан-Луи сказал:

— Мы хотим поговорить с тобой, Джеймс. Сепфора сегодня узнала… о Хэтти.

— Джеймс, она хотела покончить с собой, — добавила я. — Джеймс Фентон, не веря, уставился на меня. — Это правда, — продолжила я. — Я вовремя остановила ее, и тогда она рассказала мне все.

Джеймс все еще молчал. Лицо его побелело, он сжимал и разжимал кулаки.

— У нее будет ребенок, — сказала я. — Бедная, бедная Хэтти. То, что случилось с ней, ужасно.

Джеймс отвернулся к окну. Он не хотел, чтобы мы видели его лицо. Сдавленным голосом он произнес:

— Вы хотите сказать мне, что Хэтти выходит замуж?

— Нет, Джеймс.

— Кто он? — Теперь Джеймс повернулся к нам, глаза его сверкали. — Кто этот человек?

Я не посмела назвать ему имя Дикона, потому что Джеймс может убить его. Я посмотрела на Жун-Луи, он понимающе кивнул.

Я сказала:

— Это случилось в ночь праздника урожая. Тебя не было, Джеймс… Она выпила слишком много пунша, и какой-то негодяй воспользовался этим.

— Кто был этот негодяй? Скажите мне.

— Джеймс, — сказала я. — Хэтти потрясена случившимся. Она нуждается сейчас в заботе. Давай подумаем о ней, хорошо? Я уложила ее в постель. Она здесь, в доме. Я дала ей снотворное. Она в отчаянии от горя. Я и Жан-Луи любим ее, и, что бы ни случилось, мы хотим помочь ей.

— Что говорит она сама?

— Бедное дитя, она слишком убита горем, чтобы рассказать что-нибудь.

— Она спрашивала обо мне?

— Да. Она любит тебя. Я думаю, это из-за тебя ей так горько и страшно. О, Джеймс, что мы можем сделать для нее? Если бы ты видел Хэтти, когда я нашла ее у реки…

На лице Джеймса Фентона отразились все его мысли. Теперь он думал только о Хэтти и на какой-то момент забыл о виновнике ее несчастья. Джеймс был человеком сильных страстей. Обычно он сдерживал их, но я была уверена, что он найдет виновного в позоре Хэтти.

Наступило напряженное молчание. Я не могла этого вынести и спросила:

— Что ты собираешься делать, Джеймс? Он покачал головой.

— Джеймс, — продолжала я. — Только ты можешь помочь ей… только ты. Всякое может случиться, ведь она так молода. Ты не можешь обвинять ее. Пожалуйста, Джеймс, попытайся понять. Так много поставлено на карту. Боюсь, она что-то замышляет.

Но Джеймс молчал. Потом он повернулся и пошел к двери. Я подбежала к нему и схватила за руку. Я видела, что его разрывают противоречивые чувства — замешательство, испуг, ярость, разочарование… но, я думаю, среди них была и любовь к Хэтти.

Джеймс Фентон посмотрел на меня и произнес:

— Благодарю, Сепфора, за вашу доброту. Спасибо, но мне нужно побыть одному.

Я кивнула, и он вышел.

Некоторое время мы с Жан-Луи сидели молча. Затем я спросила супруга:

— Что будет, когда Джеймс узнает, что это Дикон?

Жан-Луи только покачал головой.

— Дикону нельзя оставаться здесь, — сказала я. — Он должен уехать. Бог знает, что может натворить Джеймс, когда узнает правду.

— Правду не скроешь, ведь все равно он все узнает.

— Но не сейчас, Жан-Луи. Поэтому Дикону на время нужно уехать.

— Дикон не уедет. Он останется здесь и будет наслаждаться той бурей, которую вызвал.

— Вижу, ты знаешь Дикона так же хорошо, как и я. А я уже начала думать, что все смотрят на него глазами матери и Сабрины. Он должен уехать, Жан-Луи. Я должна уговорить матушку и Сабрину помочь нам.

37
{"b":"13297","o":1}