ЛитМир - Электронная Библиотека

«Наверное, — думала я, — нам следует сделать опись всех вещей в доме». Я могла бы попросить об этом Розена-старшего. Джесси может оскорбиться и уехать, и, если мой дядя действительно понимает, что происходит вокруг, это его очень расстроит.

Мне нужно было, как следует все обдумать. Но я твердо решила готовиться к отъезду.

Ноги снова привели меня к Эндерби. Я все еще надеялась, что появится кто-нибудь из Форстеров. Но в доме было тихо. Я отправилась к тому месту, где появлялись призраки. При дневном свете оно выглядело совсем не страшно. Ограда вся развалилась, потому что ее никто не чинил, а жерди просто растащили. Я перешагнула через остаток изгороди и рассеянно пошла по траве. Мои мысли снова вернулись к тому вечеру, когда я стояла здесь в сумерках и внезапно как будто из-под земли появился Жерар.

Я почти явственно слышала, как он говорил: «Я ищу свой брелок».

И вдруг я увидела, что на земле что-то блестит, и сразу подумала: «Это брелок Жерара». Подбежав к этому месту, я увидела что это не брелок, а распятие, воткнутое в землю.

Я опустилась на колени и дотронулась до креста. Он был вкопан в землю и выглядел так, как будто появился здесь недавно: вокруг него не росла трава.

Странно! Интересно, кто поставил его здесь? Я озадаченно стояла перед распятием. Было ли оно здесь, когда мы встретились с Жераром? Едва ли. Конечно, крест могла закрывать трава. Но на этом месте ее как раз росло мало. Может быть, здесь заброшенная могила?

Я почувствовала себя весьма неуютно, и у меня возникло огромное желание поскорее уйти отсюда.

Я пересекла участок, заросший травой, перешагнула через изгородь и прислушалась. Мне показалось, что в кустах что-то шевелится. У меня возникло неприятное ощущение, что за мной следят.

До Эверсли было недалеко, около пятнадцати минут пешком, но я всегда ходила более короткой дорогой через лес. А сейчас, выбрав эту дорогу, я пожалела об этом и подумала, что лучше было пойти в обход. Вид распятия встревожил меня.

Внезапно я почувствовала, что да мной кто-то идет. Зачем? Я испугалась, мурашки побежали у меня по телу. Услышав позади себя шаги, я бросилась бежать.

«Слава Богу, — думала я, — лес невелик и скоро я окажусь на открытом месте». Я бежала изо всех сил и, миновав лес, обернулась.

Из леса появился человек. Моим преследователем был Дикон!

Он не спеша подошел и поздоровался со мной.

— Ты только что был в лесу? — спросила я. Диком кивнул, улыбаясь, и мне показалось, что в его глазах мелькнула странная искорка.

— Ты видел там кого-нибудь? Он удивленно поднял брови.

— Я думала… Люди часто ходят через этот лес, — пробормотала я, запинаясь.

— Может быть, там кто-нибудь и был, — сказал Дикон. — А вы направляетесь в поместье?

— Да, — ответила я.

— Я провожу вас.

Я всем телом ощущала его присутствие и все еще немного дрожала от испуга. Я удержалась от искушения рассказать ему о своем приключении, подумав:

«Быть может, это он преследовал меня? Зачем он меня пугал? Неужели только из озорства?»

Тут я заметила, что внутренний карман его куртки слегка оттопыривается. Дикон в последнее время стал щеголем, и, наверное, поэтому я обратила на это внимание.

Внезапный порыв ветра распахнул полы куртки, и я увидела в кармане его куртки пистолет.

Я вздрогнула. Что Дикон здесь делает с пистолетом? И почему он не подошел ко мне в лесу? В последнее время я заметила в нем перемену, но связывала ее с возобновлением отношений Дикона с Эвелиной или интрижкой с какой-нибудь из служанок из Эверсли. Я знала, что Дикон не отличается постоянством в любовных делах.

Но теперь я ни в чем не была уверена в отношении Дикона. Любовные свидания — его вторая натура. Но мне представлялось, что сейчас он занят чем-то другим.

Зачем он носит пистолет? Чтобы стрелять? В кого? Он получает удовольствие от убийства? Но Дикон человек, который, скорее, предпочтет охотиться дома, чем в лесу.

Где он достал пистолет? Конечно, в Эверсли есть оружейная комната. Возможно, он взял его там или захватил пистолет из дома на случай, если оружие понадобится ему во время путешествия.

Может быть, не было ничего необычного в том, что у Дикона есть пистолет. Возможно, все мои страхи надуманны. Мне пора было возвращаться в Эверсли: мои нервы стали сдавать.

Когда я возвратилась, в дверь моей комнаты постучалась Джесси.

— Надеюсь, я не потревожила вас, госпожа Рэнсом, — сказала она, войдя, — но Эймос Керью спрашивает, не могли бы вы зайти к нему завтра после полудня. Он хочет вам кое-что показать. Эймос будет У себя между тремя и четырьмя часами, но если вам это неудобно, то он просит вас предложить Другое время.

— Разумеется, зайду, — ответила я.

— Значит, решено, — улыбнулась Джесси.

— Мне кажется, что вам уже лучше и вы отошли от того небольшого испуга, — сказала я.

— Я и сама не знаю, что со мной случилось. Очевидно, это была какая-то игра света да еще меня взволновало происшествие с Мэй. Мне очень стыдно. Правда. Это совсем на меня непохоже.

— Все мы иногда удивляемся, — поддакнула я. Джесси кивнула:

— Я передам Эймосу, что вы придете. Ночью я снова ощутила тревогу. Кто-то совершал ночные визиты в поместье. Мне не спалось. Я посмотрела на часы — было два часа.

Я услышала скрип двери и звук крадущихся шагов. «Это Дикон или Эймос, — сказала я себе. — Но их любовные приключения меня совершенно не касаются». Я повернулась на другой бок и попыталась заснуть.

На следующий день я отправилась к Эймосу Керью. Я хорошо знала, где его дом, поскольку в свой первый приезд Джефро показал его мне. Перед домом была лужайка, на крыльце стояли горшки с цветами.

Не успела я постучать, как Эймос Керью открыл дверь.

Он провел меня в гостиную, уютную, но не очень большую, и предложил мне сесть.

— Как приятно, что вы зашли, госпожа Рэнсом! — сказал он.

— Ну что вы! Мне просто любопытно, из-за чего вы хотели видеть меня.

Эймос Керью посмотрел на меня довольно смущенно и произнес:

— Это не так просто объяснить.

— Тем не менее, я уверена, что вы справитесь.

— Это касается дел в поместье.

— Да? Каких же?

— Так не может продолжаться долго. Я хочу сказать, что его светлость становится все слабее, что бы ни говорил доктор.

— Да, мне тоже кажется, что дядя очень слаб.

— Так вот, меня беспокоит, что будет, если его не станет. Прощу прощения за прямоту… Но я думал о своем положении здесь. Оно меня немного беспокоит. Человек должен думать о своем будущем.

— Я понимаю вас.

— Ведь верно, что после смерти лорда Эверсли поместье перейдет к вам?

— Откуда вы это знаете?

— Его светлость рассказал об этом Джесси. Он почти ничего не скрывал от нее, когда был здоров, конечно. Должен сказать, что она тоже не знает, что делать. Это будет тяжело и для нее.

— Понимаю. Но мне кажется, что этот вопрос нужно будет решать позже. Дядя мог и передумать.

— Джесси сказала, что его светлость все завещал вам. И вот поэтому я хочу попросить вас насчет себя…

— Если все будет так, как вы говорите, то я уверена, что мы с мужем не прогоним хороших людей. Но пока я не могу ничего обещать относительно того, что мне еще не принадлежит. Никогда не знаешь, что будет дальше.

Эймос Керью мрачно кивнул.

— Я хочу показать вам, в каком порядке я здесь все содержу и внутри, и снаружи. А в своем саду я просто чудеса творю. Я даже посылал овощи в поместье. Надеюсь, что вы взглянете.

— Я абсолютно уверена, что все в идеальном порядке.

— Но вы посмотрите, не так ли?

Я согласилась.

— Тогда я покажу вам сад.

Мы прошли в сад, и Эймос провел меня к фруктовым деревьям. Меня поразила тишина вокруг.

— Это место кажется очень уединенным, несмотря на то, что оно недалеко от поместья, — сказала я.

Эймос Керью не ответил. Его глаза странно блестели. Внезапно меня пронзила мысль, что он позвал меня сюда не для того, чтобы говорить о своем будущем, и мной овладел безрассудный страх. Этот человек был любовником Джесси, он расчетливо привез ее сюда, чтобы она обольстила дядю Карла и вымогала у него все, что можно. Это непорядочные люди. Меня охватило желание поскорее проститься с ним и вернуться в поместье, а там уложить все вещи и уехать домой к Жан-Луи, Лотти, матушке и Сабрине.

51
{"b":"13297","o":1}