ЛитМир - Электронная Библиотека

— Это Джефро, — сказала я Жан-Луи, — старый верный слуга.

Джефро поклонился. Лотти с любопытством смотрела на него.

— В доме полный порядок, госпожа Сепфора, — сказал Джефро. — Слуги постарались.

— Они все те же? — спросила я.

— Нет, — ответил он. — Прежние разбежались, ведь они были дружками Джесси Стирлинг. Я взял на себя смелость послать миссис Джефро в деревню, чтобы она нашла там девушек, согласных поработать у нас. Это они и навели порядок.

— Спасибо, Джефро.

Мы вошли в дом. Я задержалась в холле. Его стены из грубо обработанного камня были увешаны доспехами, принадлежавшими прежним хозяевам Эверсли. Большинство этих доспехов были проверены в бою. Мои предки были воинами.

— А это что? — полюбопытствовала Лотти, подбегая к камину, над которым висел большой рисунок. Я подошла к ней.

— Это фамильное древо, — сказала я. — Его начали рисовать больше века назад и с тех пор постоянно дополняют новыми именами.

— И я тоже буду на нем? — восторженно спросила Лотти.

— Ну конечно же.

— Я и мой муж, — добавила Лотти. — Ах, мамочка и папочка, я часто думаю, кто будет моим мужем.

— Лотти, — сказала я с упреком, — ты оказалась в новом доме, а думаешь о том, какой у тебя будет муж.

— Это фамильное древо навело меня на такие мысли, — ответила Лотти. — А куда ведет эта лестница?

— Ты все узнаешь, — сказала я. — Пусть миссис Джефро покажет нам наши комнаты, а потом ты сможешь осмотреть весь дом.

— Я хочу сделать это сейчас.

— Мы осмотрим его вместе, — сказала я. — Твой папа немного устал.

Лотти сочувственно сморщилась.

— Папочка, это опять твоя нога? Мне так тебя жаль. Тебе нужно было в карете подложить под ногу еще одну подушку.

— Все нормально, воробушек, — сказал он. — Однако мама права: сначала нам нужно здесь устроиться, а уж потом мы вместе осмотрим дом.

— Как здорово! — воскликнула Лотти. — Мамочка, весь этот дом — твой?

— Он наш, — ответила я строго. — Пойдем, нас ждет миссис Джефро.

Для нас приготовили самую большую спальню в доме. В ней спал когда-то сам лорд Эверсли.

Жан-Луи сел на кровать с парчовым покрывалом. Я присела рядом и обняла его. Я не могла не думать о том, что вернулась в то место, где когда-то согрешила. Однажды ночью в одну из комнат этого дома проник Жерар и пробыл со мной до утра. Воспоминания, которые я вот уже несколько лет пыталась заглушить в себе, снова нахлынули на меня.

Я еще крепче обняла Жан-Луи.

— Ты знаешь, Жан-Луи, — сказала я, — я тебя очень люблю. Я теперь буду заботиться о тебе еще больше.

Он повернулся и внимательно посмотрел на меня. Мне показалось, что он догадывается, почему я так расчувствовалась.

Мне было приятно возобновить знакомство с Форстерами. Изабелла навестила нас в тот же день, когда мы приехали в Эверсли. Она обрадовалась, что мы будем соседями, и хотела узнать, не нужна ли ее помощь.

Я с радостью приняла ее предложение, так как все мы были очень растеряны и не знали, с чего начинать. Я пригласила ее познакомиться с Жан-Луи и моей девочкой.

Изабелла была в восторге от них. Жан-Луи к этому времени уже обследовал поместье и считал, что нам понадобится управляющий. Дерек тут же предложил свои услуги. Несколько ферм, которыми он владел, не требовали особых забот, и он согласился помочь нам наладить хозяйство.

Визит Форстеров ободрил Жан-Луи. Похоже, что до встречи с ними управление имением Эверсли представлялось ему непосильной задачей. Поездка очень утомила его. Я знала это, но избегала высказывать сочувствие, так как всякие упоминания о его болезни вызывали у него депрессию.

Лотти куда-то исчезла. Мне сказали, что она, вероятно, в паддоке — развлекается с пони. Она любила лошадей.

Форстеры, конечно же, заговорили о событиях, которые произошли в Эверсли и которые потрясли всех в округе.

— Мы подозревали, что здесь творится что-то неладное, — сказала Изабелла. — Но мы не думали, что… эта экономка…

— Ничего странного, — перебила я Изабеллу, — она ведь была любовницей моего дяди, и ей захотелось большего.

— Возможно, оно и так, — сказал Дерек. — Но, вообще-то, зачинщиком преступной затеи был управляющий, между прочим толковый парень. Я всегда говорил, что господину Эверсли повезло с управляющим.

— Да, — подтвердила я. — Скорее всего, эту идею подкинул Джесси Эймос Керью. Моему дяди ее претензии всегда казались чрезмерными, поэтому он и составил завещание в мою пользу, а когда дядя неожиданно умер, она осталась с носом.

— А может быть, — сказал Дерек, — именно они убили его, но опоздали и не получили свой куш.

— Возможно, — согласилась я.

— Этот ваш родственник Дикон — умный молодой человек.

— Да… да…

— Я бы хотел с ним познакомиться.

— По всей вероятности, вам скоро представится такая возможность, — сказал Жан-Луи.

— Вы знаете… — Я собиралась увести разговор в сторону, но передумала.

— Дикон не может не навестить нас, не так ли, дорогая? — обратился ко мне Жан-Луи. — Он только и говорил об Эверсли после того, как побывал здесь.

— Теперь он будет занят Клаверингом.

— Да, пожалуй, — согласился Жан-Луи.

— Мы, наверное, утомили вас своими семейными делами, — обратилась я к Изабелле и Дереку.

— Вовсе нет. Это так интересно! Как замечательно, что вы вернулись.

— Ну, а как дела у вас в Эндерби?

— О… Похоже, мы изгнали оттуда всех призраков.

— Должно быть, без них намного лучше?

— Я лично скучаю иногда без них, — сказал Дерек. — Мы срубили деревья, затенявшие дом. Брат постоянно твердил мне, что очень вредно жить в тени без солнечного света.

— Ваш брат? — спросила я, — Он, кажется, врач?

— Да, братец Чарльз. Он доволен, что приехал сюда. Здесь он нашел очень удобное место для устройства больницы.

— Для устройства больницы? Где же она?

— Она находится на берегу, примерно в миле отсюда. Он ходит туда каждый день, хотя в этом нет необходимости. Больница — его любимое детище.

— Должно быть, ему пришлось много потрудиться?

— Заботиться о больнице ему в удовольствие.

— А для кого эта больница? — спросил Жан-Луи. — Для престарелых?

— Совсем наоборот — для молодых женщин, готовящихся стать матерями. По сути дела, это родильный дом.

— Это его специальность, — сказала Изабелла. — Он очень добрый человек.

— Не перехвали его, Изабелла, — остановил ее Дерек.

— А ты меня не слушай, — ответила она и повернулась к нам. — Он делает доброе дело. Он спас много жизней — мамам и детям.

— Как это благородно! — сказала я.

— Он говорит, что это его работа. Конечно, он мог бы не работать вообще и жить безбедно.

Дерек смущенно улыбнулся:

— Изабелла всегда защищает моего брата. Чарльз унаследовал большие деньги, и это дало ему возможность построить больницу.

В этот момент в комнату вбежала Лотти, раскрасневшаяся и возбужденная. Увидев, что у нас гости, она застыла на месте.

— Это наша дочь. Лотти, познакомься с гостями, — сказала я.

Я видела, что их поразила ее красота, и это наполнило меня гордостью. Она улыбнулась им и своей обворожительной улыбкой живо напомнила мне Жерара. Он умел так же обворожительно улыбаться.

Ей не терпелось что-то нам сообщить, и, сделав реверанс, она выпалила:

— Я изучала местность.

— И что же ты обнаружила интересного? — спросил Жан-Луи.

— Я видела два больших дома — они не так далеко отсюда.

— Один из них называется Эндерби, — подсказал Дерек и описал, как он выглядит. Лотти утвердительно кивнула.

— Да, он именно такой. А около другого дома я увидела ребеночка. Мама, он такой хорошенький. Он лежал в люльке, в саду. Я не смогла сдержаться — открыла калитку и вошла в сад.

— Лотти, неужели ты вошла без разрешения?

— Ну да. А что такого? Там были няня и еще госпожа…

— Должно быть, это Грассленд, — сказала Изабелла.

— Там перед домом две больших лужайки.

55
{"b":"13297","o":1}