ЛитМир - Электронная Библиотека

– Как дела, дорогие? По чашечке кофе?

– Да, пожалуйста, миссис Илтон.

– Значит, заработанный отдых. Вы, юные леди, выполняете благородную работу. Вам стоило бы знать, что говорят о вас раненые мальчики. Они называют вас ангелами милосердия.

Я рассмеялась:

– Так я похожа на ангела?

– По правде говоря, я всегда думала, что в вас есть что-то от дьявола, миссис Трегарленд. А что касается вас, мамзель, прибывшая в лодке, в вас тоже что-то есть.

Мы рассмеялись, и она ушла за кофе…

– Хорошо здесь, – Симона мечтательно поглядела на меня.

– Да, если они примут тебя, – ответила я, думая о Гретхен.

Она поняла, что я имела в виду, – Симона все схватывала на лету.

– Хорошо, что Эдвард будет часто навещать ее, – сказала я. – Оставаться здесь ей было бы трудно.

– Да, с ее национальностью здесь вообще не сладко. А как дела у вас с капитаном?

– Хорошо, как только это может быть в такое время.

– Как я понимаю, он дал тебе ключ от коттеджа? – Да. Я могу прийти туда когда хочу и, если его нет, оставить записку или подождать в доме.

– Все так романтично. Приятно, что и во время войны люди продолжают любить.

– С тех пор, как вертится земля, существует и любовь.

Мы еще немного посплетничали и, распрощавшись с миссис Илтон, отправились к своим машинам.

Как-то ранним вечером, вернувшись в Трегарленд, мы с Виолеттой застали нянюшку Крэбтри очень взволнованной, или, как она сама говорила, «в состоянии».

– Я им говорила, и не раз и не два, что не желаю, чтобы они шныряли по округе после наступления темноты, эти неслухи. Им явно непонятно, что шесть часов вечера осенью – не то же самое, что в мае. Рано темнеет, и мне ни к чему, чтобы они где-то шатались. Да еще эти велосипеды. Изображают из себя Бог знает что. Сегодня охотников за шпионами, завтра – курьеров. Порхают вокруг… просто не знаю…

– Что случилось? – спросила Виолетта.

– Чарли и Берт опять болтаются где-то.

– Надеюсь, они вскоре вернутся, – поспешила я успокоить нянюшку.

Любит она мальчиков, подумалось мне. Точно так же было и с нами. Дорогая старая нянюшка Крэбтри! Ведь она действительно волнуется за них.

Но вскоре и мы с Виолеттой тоже начали волноваться. Время шло, а мальчиков все не было.

И только услышав звук приближающихся велосипедов, мы вздохнули спокойно. Мальчики поставили велосипеды и бегом поднялись наверх. Лица их горели от возбуждения.

– Кража со взломом! – закричал Чарли. – Или могла бы совершиться, если бы мы не помешали.

– Кража? – вскрикнула я в свою очередь. – Где?

– В коттедже у реки.

– Риверсайд-коттедж? – быстро проговорила я.

– Точно, миссис Трегарленд, именно там. Мы с Бертом ехали мимо, там можно объехать сзади, если знаешь дорогу, вдоль реки.

– Это частная территория, вы нарушили границы.

– Слегка. Значит, едем мы с Бертом. А там хорошо виден задний фасад коттеджа, и, значит, я знал, что капитана Брента дома нет…

– Знал? – удивилась я. – Откуда?

– Он уже несколько дней в отъезде, я слышал, как об этом говорили военные. Значит, его не было, я увидел свет фонарика. Кто-то обходил дом – точно как в кино, и тогда я сказал Берту: «Может, отключили электричество?». А затем я увидел свет на дороге. Тогда, значит, мы слезли с велосипедов и пошли к дому. И увидели, как открылась дверь. Тогда я понял…

– Что вы потом сделали? – спросила я.

– Я сказал Берту: «Никак это взломщики? Нам нужно их застукать». Конечно, я не думал, что мы справимся с этим сами. И тогда я сказал: «Сиди здесь и следи. Если они будут садиться в машину, запомни номер, ну, как это делают в кино. Я найду констебля Даркина, он тут недалеко».

– Ты просто гениален, – заметила Виолетта.

– Что, мисс?

– Очень умный поступок. Именно это и надо было сделать.

– Констебль собирался пить чай. Я ему сказал: «Я пришел, чтобы сообщить о краже». Конечно, он не поверил, он отмахнулся от меня: «Да-да, сынок» – как будто я был сосунком, играющим в игрушки. Тогда я сказал: «В доме капитана Брента на Риверсайд». И тут все изменилось. Он отставил чай и сказал: «Тебе лучше отправиться прямо домой, сынок», а потом взялся за телефон, но что он там говорил, я не слышал. Миссис Даркин проводила меня до двери и сказала: «Ты хорошо все сделал, но сейчас пора вернуться домой». И я пошел искать Берта – он же продолжал следить. Свет в доме больше не зажигали. Вдруг послышался шум моторов, и из дома выбежали два человека. Мы не могли разглядеть их, и они успели сбежать прежде, чем приехала полиция. Вот и все, что произошло, да, Берт?

Малыш кивнул.

Я думала о Джеймсе и удивлялась, как воры могли узнать, что ни его, ни Джо нет дома. Да и что они могли украсть в коттедже?

Позднее констебль Даркин приехал в Трегарленд, чтобы поблагодарить мальчиков. Обычная кража со взломом, и воров не удалось доймать.

– Ты поступил правильно, сынок, – обратился констебль к Чарли. – Всегда давай нам знать, если увидишь что-то подозрительное.

И расхохотался.

Итак, все кончилось благополучно, нянюшка Крэбтри простила мальчикам их опоздание и стала относиться к их велосипедным прогулкам с большим благодушием.

ПОХИЩЕНИЕ

Прошло всего две недели, и опять произошло событие, которое нас потрясло. Мы узнали о нем, когда в очередной раз вернулись из усадьбы Джерминов.

Если в прошлый раз нянюшка Крэбтри находилась «в состоянии», то сейчас она просто паниковала.

Исчез Тристан. После обеда ему полагалось поспать, нянюшка и сама любила подремать в это время. Как она говорила, послеобеденный сон давал ей возможность потом крепко держаться на ногах. Итак, после обеда она ложилась и открывала дверь в детскую, которая сообщалась с ее комнатой.

Тристан был очень возбужден и не смог уснуть в положенное время. Нянюшка уложила его только после трех часов, а потом сама отправилась в постель и проспала до пяти, чему очень удивилась – так долго она обычно не отдыхала. Тристан всегда мог проснуться раньше нее, поэтому она спала всегда очень чутко. Проснувшись в пять, она вошла в детскую и увидела, что мальчика в постели нет. Нянюшка удивилась и невольно встревожилась. «Наверное, он спустился вниз», – подумала она. Но Тристана нигде не было видно.

Взволнованные, мы обшарили всю усадьбу. Трегарленд был большим поместьем, и существовала тысяча мест, где он мог спрятаться.

Мы продолжали искать. Нянюшка рыдала: – Не могу поверить в это. Я просто настоящая соня, а ведь всегда просыпалась при малейшем шуме. И вот, встал с постели и исчез, словно кто? Ну где же мое дитя? Где? Вначале мне и в голову не пришло, что могло случиться что-то серьезное. Но время шло, а мы не могли найти никаких следов Тристана. И тогда, всерьез перепугавшись, мы решили обратиться в полицию. Констебль Даркин снова посетил нас, но на этот раз он не смеялся, а был довольно мрачным. Опять обыскали все помещения дома и территорию возле него. Больше всего нас пугало море. Возможно, Тристан пошел в сад и решил спуститься к пляжу? А что, если его унесла волна?

Мы с Виолеттой продолжали искать. К нам присоединились и слуги. Гордон с присущей ему деловитостью организовал поисковые партии и обсудил с полицией план действий. Наступила ночь. Горе наше было безутешным.

От ужаса я просто заболела. Мой ребенок, который научился любить меня, простил мое бездушие, где ты теперь? Я вновь и вновь слышала его полный радости голос: «Есть мамочка».

Нет, это было слишком жестоко. Что могло с ним случиться? Однажды его чуть не убили, и если бы не Виолетта и нянюшка…

Не знаю, как я пережила ночь.

Виолетта все время находилась рядом, и я знала, что она также страдает. Нянюшка пребывала в полной прострации, она что-то бормотала, наверное, молилась. Гордон заявил:

– Должно же быть какое-то объяснение. Наверное, он куда-нибудь ушел.

– Ребенок? – воскликнула я. – Один? Да еще в такое время?

24
{"b":"13299","o":1}