ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Спасибо тебе, Питер, — сказала она. — Наше счастье ты поставил превыше всего.

— А ты могла сомневаться, милая? Скажи-ка, чувствуешь этот изумительный аромат?

— Конечно. Я сама сорвала вечером эти ирисы на «Могиле Адониса».

— Но сюда примешивается и запах фиалок. Странно, я всегда ощущаю его, почувствовал даже тогда, когда мы впервые вошли в эту комнату. Может, мне кажется, но это напоминает аромат духов, настолько устойчивый, что выдержал испытание временем в течение почти двух десятилетий. А ты как думаешь?

— Трудно сказать, Питер. Но у меня тоже такое же чувство. Виолетта так много ставила сюда цветов, что их запахом, должно быть, пропитались стены.

— А она красива, не правда ли?

— Да, очень красива, — вздохнула Дебра. — Мне хотелось бы походить на нее.

— Ну вот еще, выдумала! — засмеялся Питер. — Ты нужна мне, какая есть, я люблю тебя!

— Я в этом сомневаюсь… иногда…

Питер посчитал нужным еще раз подтвердить свои слова поцелуем.

— А знаешь, — сказал он потом, — меня поражает ее улыбка. Такая меланхоличная… В ее глазах скрыта какая-то печаль! Создается впечатление, что Виолетта пытается что-то высказать, а может быть, это даже зов о помощи, сигнал бедствия… тебе не кажется?

— Да. Я всегда так думала.

Карие глаза Питера загорелись решимостью.

— Мы проникнем в тайну, Дебра. Верь мне. Мы разоблачим чудовище, ее убийцу.

13

Рой Жордан плохо переносил летнюю жару. Большую часть времени он предпочитал проводить в своем кабинете с вентилятором и уж никак не погружаться в пекло кабины своей новой машины. А ведь продавец обратил его внимание на черный цвет этой выставочной модели, на котором прекрасно смотрелись хромированные детали, но которая отличалась и тем, что прекрасно поглощала жар солнечных лучей. Психиатру так не терпелось заиметь машину, чтобы начать поиски, что он пропустил это замечание мимо ушей.

Начал он с того, что вдоль и поперек изъездил окрестности Дартмура, не имея четкого плана, действуя так скорее всего потому, что очень уж нравилось ему это необозримое пространство с восхитительными пейзажами, этот край, пропитанный легендами и тайнами. Где-то в подсознании он страстно желал увидеть силуэт Дебры, возникший за поворотом дороги, среди луга, или даже на фоне клокочущей пены одной из бурных речек.

После этих, чисто инстинктивных, первых блужданий он направился к Принстону, к месту, где два мерзавца пытались изнасиловать его жену. В выбоине на краю дорожки, упиравшейся в кучу камней, перед которой нашли сломанный автомобиль, ему посчастливилось наткнуться на темные очки Дебры, с досады выброшенные ею после аварии. Он был горд своей находкой — главным образом потому, что она не попала в руки полицейских. Вместе с тем Рой вынужден был признать, что она не помогла ему продвинуться ни на шаг. Однако это несколько приободрило его, показалось ему добрым знаком.

Инспектор предупредил его, что затруднительно будет устроить беседу с Уильямом Кримом — тот был под арестом. Жордану и не хотелось с ним встречаться. Он сомневался, что эта скотина окажется чем-нибудь полезной, и не испытывал никакого желания знакомиться с насильником. Он лишь желал, чтобы тот не очутился ненароком в его лечебном учреждении, потому что трудно было бы устоять от намерения прописать ему сеансы шоковой терапии, применявшейся в особо серьезных случаях, — сеансы, после которых редко кто выходил невредимым.

На следующий день он отправился в Бондлай. Последнее место, где была замечена Дебра. Рой внимательно осмотрел могилу ее отца, но не обнаружил никаких следов. В полиции ему дали адрес старика, но нашел он того не дома, а в трактире при гостинице «Два ключа», куда ему в любом случае нужно было заглянуть. Старик оказался болтливым, однако не сказал ничего нового. Его, похоже, совсем не удивила встреча с Деброй на кладбище. А вот Рой Жордан был уверен, что та приходила поклониться могиле своего отца. Впрочем, расспросы укрепили его в этой догадке: молодая женщина выглядела усталой, потерянной, беспокойной. От хозяйки заведения он узнал не больше.

Убедился он и в том, что Дебра не заходила в свой бывший дом: в этом его заверили его новые владельцы. Остаток дня Жордан колесил по деревне, вокруг нее, не пропуская лесных опушек и полей, тщетно пытаясь угадать направление, в котором она исчезла. На север, к Оксфорду? На восток, к Лондону? На юг, к Брайтону? Или повернула назад, к западу? Из Бондлая он уехал ни с чем, однако укрепленный в своей решимости разыскать Дебру. Для него это был вопрос жизни. Он не мог себе представить, как будет жить без нее.

Джорджа Гранта он встретил на следующий день. Разговор вышел тягостным. Мужчина сразу не понравился Жордану: слишком веселый, слишком самоуверенный, слишком всепрощающий. Его манера все «предавать забвению» после кражи его машины, подчеркнутое и веселое пренебрежение к происшедшему очень раздражали покинутого мужа. Вопреки всем приличиям в его глазах вспыхивал похотливый огонек, как только он упоминал о своей встрече с Деброй. В довершение всего Джордж Грант имел наглость пригласить его к себе вместе с женой, как только Рой найдет ее. На этом Жордан посчитал нужным распроститься со старым ловеласом. Из всей беседы он вынес только одно: Дебра не была дурой. Несмотря на свое смятение, ей удалось обхитрить донжуана и завладеть его машиной.

Рой Жордан вернулся домой с чувством досады от неудачной поездки. Ни на дюйм он не продвинулся в своем расследовании. Оставался последний шанс: разговор с полицейским, допрашивавшим Дебру в Эксетере до обнаружения руки, висевшей на дверце. Он был полон решимости найти его и задать те же вопросы, что и другим свидетелям, хотя сильно сомневался, что тот ему поможет.

Вот здесь-то он и ошибался…

14

— Значит, мой племянник Ричард Вэст приходил к вам, — заявил Фред Аверил, наливая гостям портвейн. — Полагаю, вы условились с ним о визите?

— «Визит» — сильно сказано, — улыбнулся Питер. — Я просто сказал, чтобы он зашел в более удобное время.

— Так он еще придет, будьте уверены!

Дебра, рассеянно слушавшая беседу, обегала глазами гостиную Аверила; что-то здесь беспокоило ее. Это не относилось ни к строгой мебели, ни к самой комнате, ни к виду на сад и теплицы, открывавшемуся из окна. Внушали тревогу — она наконец-то сообразила — сами хозяева дома: Глэдис и Фред Аве-рил. Их вроде бы не в чем было упрекнуть, но, по ее мнению, супруги плохо подходили друг к другу. Он — подтянутый, с уверенным голосом, она — бесцветная, безликая. Когда Глэдис говорила, за ее словами чувствовался подтекст, едва завуалированный упрек, что-то вроде «Ах, вы все-таки купили этот дом!..», когда она только что проводила Питера и Дебру в гостиную. Хозяйка не добавила: «Несмотря на мое предупреждение», — но это подразумевалось…

Но не гармоничность супружеской четы Аверил заботила Дебру. Совсем нет. Она больше думала о своем неопределенном положении, о будущем, пока сомнительном замужестве, и эта неуверенность происходила от непредсказуемых последствий кончины Деборы Джеймс. И тем не менее обстоятельства вроде бы складывались благоприятно. Утром они с Питером съездили в Торквей и провели несколько часов в квартире покойной. Корреспонденция, в основном делового порядка, вынутая из почтового ящика, свидетельствовала о продолжающемся «официальном существовании» девушки. Они просмотрели все ее вещи, бумаги, после чего Питер заключил:

— Все на месте. Даже свидетельство о прививках. Так что, дорогая, подмена вполне осуществима. Если уж хочешь стать Деборой Джеймс, надо решаться… И чем скорее, тем лучше.

Дебра уже давно приняла решение. Но броситься в воду вот так, сразу…

— Ты хочешь сказать… немедленно?

— Да, потому что Деборе Джеймс надо побыстрее съехать с этой квартиры и получать корреспонденцию по новому адресу. Так мы избежим возможных сюрпризов и подозрений, связанных с ее частым отсутствием.

19
{"b":"1330","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Сплетение
Нора Вебстер
Уроки обольщения
Микробы? Мама, без паники, или Как сформировать ребенку крепкий иммунитет
Несбывшийся ребенок
Будда слушает
Мы взлетали, как утки…
Доказательство жизни после смерти
Мертвый вор