ЛитМир - Электронная Библиотека

Я попыталась встать, но Жан-Паскаль удержал меня.

— Иногда вы ведете себя как дурочка, Ребекка, — сказал он. — И все же я обожаю вас.

— В любой момент может явиться мистер Пенкаррон. Вам не кажется, что вы ведете себя странно?

Однажды вы уже извинялись за свое бесцеремонное поведение и я приняла ваши извинения.

— Я не очень люблю извиняться.

— Никто не любит, но иногда это бывает необходимо. Прошу вас, прекратите ваши глупые выходки.

В ответ он крепче сжал мои руки и притянул к себе.

Склонившись надо мной, он поцеловал меня в губы.

Теперь мне и в самом деле стало страшно. Я пыталась освободиться, но он был сильнее меня.

— Пора прекратить быть столь невинным существом, Ребекка, — сказал он.

— Вы… вы — чудовище!

— Да, несомненно, а как же иначе? В тот раз, когда вы так рассердились, я говорил совершенно серьезно. Настало время получить урок.

— Я не нуждаюсь в ваших уроках.

— Вот в этом вы ошибаетесь. Вы нуждаетесь в уроках человека обаятельного, практичного и понимающего, вроде Жан-Паскаля Бурдона.

— Мне кажется, вы ведете себя нелепо.

— Вам и должно так казаться. Вы слишком скованы условностями. Не цепляйтесь за них, Ребекка.

Первый раз в жизни сделайте то, чего вы хотите… то, что подсказывает вам инстинкт.

— Инстинкт подсказывает мне влепить вам пощечину.

— Попробуйте, — предложил он, крепче сжимая мои руки.

— Вы соображаете, что вы делаете?

— Вы прекрасно понимаете, что я делаю.

— Боюсь, что не понимаю.

— В таком случае, вы мыслите не слишком четко.

Я уже объяснил, в чем вы нуждаетесь. Вам нужно поднабраться опыта, хоть немного пожить настоящей жизнью, прежде чем обречь себя на прозябание.

— По-моему, вы безумны.

— Так оно и есть… в данный момент. Вы так очаровательно невинны. Я обожаю вас. Я все время искал случая показать вам, как прекрасна может быть жизнь, если отбросить некоторые условности. Будьте сами собой. Бросьте это жеманство. Вы получите необходимый вам опыт. Это будет, как там говорится, небольшим приключением, увлечением. Зато какие у вас останутся воспоминания… для унылой провинциальной жизни.

— Неужели вы действительно думаете, что я стану развлекаться с вами? Должно быть, вы сошли с ума.

Развратник, пытающийся соблазнить каждую встречную женщину, да к тому же столь самонадеянный, что считает: достаточно предложить себя и женщина упадет к его ногам.

— Я думаю, что если мы станем друзьями… близкими друзьями, вы найдете мое общество восхитительным.

— Уберите от меня руки.

— Не могу. Слишком велико искушение.

— Я не желаю больше вас видеть.

— Не будьте столь чопорны. Уверяю вас, это будет чрезвычайно приятно… и непреодолимо…

— Когда явится мистер Пенкаррон… — начала я.

Он рассмеялся:

— Значит, вы столь наивны, что считаете, будто явится мистер Пенкаррон?

Осознав смысл его слов, я онемела.

— Вижу, это ошеломило вас, — усмехнулся Жан-Паскаль. — Конечно же, он не придет. Он и не знает о нашем маленьком рандеву. И никто не знает. Давай же, моя сладенькая Ребекка, будь умной девочкой.

Должно быть, страх придал мне силы. Я сумела встать, однако он продолжал держать меня. Я резки подняла колено; издав крик ярости, он ослабил захват.

В тот же миг я оказалась у двери и побежала вдоль галереи, но он догонял меня. Я очутилась на лестничной площадке и, тяжело дыша, остановилась. В холле кто-то стоял. Это была Белинда.

— Белинда… — пробормотала я, запинаясь.

— Привет, Ребекка.

Она стояла и смотрела на меня. Я вдруг поняла, что где-то потеряла шляпу, волосы свисают мне на лицо, пуговицы на блузке расстегнуты.

— Ребекка… ты выглядишь… — сказала она.

В этот момент она заметила Жан-Паскаля, и на некоторое время повисло молчание. Первым пришел в себя Жан-Паскаль.

— Рад видеть вас, мисс Белинда, — сказал он. — Неужели вы решили навестить меня в пустом доме?

— Да, — ответила она. — Мы поехали кататься. Люси тоже здесь, снаружи, со Стаббсом. Зная, что Ребекка в Хай-Торе, я предложила им заехать. Мы хотели сделать сюрприз.

Я медленно спустилась по лестнице.

— Я очень рада, что вы приехали, Белинда, — сказала я.

— Ты растрепалась.

— В самом деле?

— Да. А где твоя шляпа?

— О… я куда-то подевала ее.

— Мы осматривали дом, — объяснил Жан-Паскаль, — и решали, что делать с мебелью.

— Ага, — сказала Белинда, внимательно посматривая то на меня, то на Жан-Паскаля. — И от этого Ребекка вся растрепалась.

В этот момент в холле появилась Люси.

— Привет, Ребекка, — сказала она — Мы приехали навестить тебя.

Я сказала себе: «Слава Богу, что вы это сделали.

Я не желаю больше видеть этого монстра».

Жан-Паскаль смотрел на меня со слегка циничной усмешкой. Он сказал:

— Мне кажется, я знаю, где вы оставили шляпу.

В той спальне, за галереей. Я схожу и принесу ее.

Я медленно спустилась по ступеням. Белинда внимательно изучала мое лицо. Интересно было бы знать, о чем она при этом думала.

— Ты не сердишься, что мы приехали? — спросила она.

— Нет… нет, я рада, что вы здесь.

— А нам можно посмотреть дом? — спросила Люси.

— Боюсь, нам уже пора домой.

— Мы быстренько, — взмолилась Белинда.

Жан-Паскаль спустился вниз, неся в руках мою шляпу, и вручил ее мне с легким поклоном. Он казался совершенно невозмутимым.

— Мы хотим посмотреть дом, — сказала Белинда. — Здесь так интересно без мебели… ну, почти без мебели. — Неожиданно она крикнула:

— Эгей! — И тут же продолжила:

— Слышите? Это эхо. Оно напоминает, что здесь есть привидения.

— Ты же сама знаешь, это только потому, что здесь нет мебели, сказала Люси.

— Давайте я покажу вам дом, — предложил Жан-Паскаль. — Вы не откажетесь пройтись с нами, мисс Ребекка?

Мне хотелось кричать: «Нет, я хочу убежать отсюда! Я больше не хочу тебя видеть. Ты осквернил этот дом». Но что я могла поделать? Нужно было вести себя как ни в чем не бывало.

Пока мы обходили дом, мои мысли путались. Я не знала, что мне делать. Может быть, рассказать бабушке? Как она на это отреагирует, мне трудно было угадать. Возможно, расскажет обо всем дедушке. А если сказать Патрику? Что он тогда сделает?

Да, я оказалась в затруднительном положении.

Я решила, что пока ничего не буду предпринимать.

Нужно все обдумать. Я никогда больше не останусь с ним наедине. Возможно, в будущем возникнут осложнения, потому что он — брат жены моего отчима. Более того, его семья владеет домом, который мы собираемся покупать.

С самого начала я сделала глупость, поверив ему.

Мне следовало помнить о разговоре в таверне, после которого он решил добиться меня силой. Я действительно оказалась наивной, и это было самым унизительным. Он устроил ловушку, а я бездумно попалась в нее.

Жан-Паскаль может сказать, что я сама заманила его, а потом испугалась и обвинила его в насилии.

Бабушка с дедушкой и Патрик поверят мне, но, когда происходят такие вещи, у кого-то всегда остаются сомнения и недоверие.

Как мне все-таки повезло благодаря Белинде и Люси!

Когда мы пошли в спальню с огромной кроватью, мне стало дурно. Казалось, эта пытка никогда не кончится.

Стоя во дворе, Жан-Паскаль наблюдал за тем, как мы садились на лошадей. Я старалась не смотреть на него. Он сказал:

— Очень любопытный сегодня выдался денек. Жаль, что он так рано завершился.

Произнося эти слова, он вновь цинично усмехнулся.

Я развернула лошадь. Когда мы с девочками и Стаббсом въезжали во двор Кадора, я все еще продолжала благодарить Бога за свое чудесное избавление.

* * *

В мои эйфорические мечтания проникло зло. Этот дом перестал быть волшебной мечтой. Я чувствовала себя несчастной и не знала, что делать.

Если я расскажу о случившемся, это положит конец нашим отношениям с семейством Бурдонов и между мной и Селестой возникнут ужасные осложнения.

63
{"b":"13303","o":1}