ЛитМир - Электронная Библиотека

— Спасибо, мне ничего не нужно.

Бенедикт слегка насмешливо смотрел на меня. Он честно старался наладить отношения между нами, должно быть, внушив себе, что обязан сделать это ради моей мамы. Теперь он покончил с клубами, потому что именно об этом в свое время она просила его. Нет. Не из-за этого. Разве все эти годы он не держался за них?

Нет, просто он решил стать членом кабинета министров и поэтому решил избавиться от грязных дел. Я не должна забывать о том, что он держал секретные документы в комнате, считавшейся святилищем моей матери.

При всей своей сентиментальности Бенедикт всегда был практичен.

Я вышла и закрыла за собой дверь.

* * *

Бенедикт отправился в Лондон, но Селеста не поехала с ним. Она была какой-то притихшей, и я спрашивала себя, не встречается ли она с Оливером Джерсоном.

Меня несколько угнетали угрызения совести, ведь, когда Бенедикт спросил, не видела ли я его, я ответила отрицательно. А что я еще могла сказать? Если бы открылось, что существуют какие-то взаимоотношения между Джерсоном и Селестой…

Поздним утром в мою комнату вошла миссис Эмери.

Я сразу же поняла, что случилась какая-то неприятность.

— В чем дело? — спросила я.

— Миссис Лэнсдон…

— Что с ней? — с тревогой спросила я.

— Ее нет в комнате. И кровать даже не расстелена.

— Может быть, она уехала в Лондон?

Миссис Эмери покачала головой:

— Такое впечатление, что все ее вещи здесь.

— Вы хотите сказать, что она просто ушла, ничего не взяв?

— Так получается, мисс Ребекка.

— Я схожу туда.

Я пошла в их спальню. Комната была приведена в порядок. Горничная перестелила кровать, как делала это каждый вечер, и она действительно выглядела так, будто с вечера в нее никто не ложился. Я неуверенно посмотрела на миссис Эмери.

— Должно быть, она ушла вечером, — сказала она.

— Ушла? Куда ушла?

— Вот уж не знаю, — ответила миссис Эмери. — Она могла уйти куда угодно.

— Но что она забрала с собой?

— Пока я ничего не замечаю. Лучше позвать сюда Иветту. Она всегда была ее личной горничной. Может, она что-нибудь знает.

— Пусть она придет поскорее.

Пришла Иветта.

— Когда ты в последний раз видела миссис Лэнсдон? — спросила я.

— Вроде бы вчера вечером, мадемуазель.

— Ты знаешь, где она сейчас?

Иветта была в замешательстве:

— Она посылает за мной, когда готова, чтобы причесать ее. А сегодня утром она меня не вызывала.

Я подумала, что не нужна ей…

— А как она выглядела вчера вечером?

— Может, слегка притихшей. Но вообще-то такое с ней бывает время от времени.

— Она не говорила, что собирается с кем-то встретиться?

— Нет, мадемуазель. Мне она ничего не говорила.

— Ты ей ничего не приносишь по утрам? Чай, шоколад, кофе?

— Если спрашивает — приношу. Если нет, то и не захожу. Бывает, она хочет поспать подольше.

— Взгляни на ее одежду, Иветта, и скажи, чего здесь не хватает.

Девушка осмотрела гардероб и шкаф, заглянула в ящики.

— Все здесь, кроме серого бархатного платья, в котором она была вчера вечером.

— Значит, все остальное на месте?

— Да, мадемуазель, кроме серых туфель, которые она носит с этим платьем.

— А плащ?

— Есть у нее плащ, который подходит к этому платью. Вот он. Кое от чего она избавилась на, той неделе. Как обычно, раздала людям из окрестных домишек. Все остальное на месте.

— А ее сумочка?

— У нее красивая сумочка из крокодиловой кожи.

Она здесь.

— Получается, что она просто вышла в том, что было на ней.

— Может быть, она решила прогуляться?

— На ночь глядя? Разве у нее была такая привычка?

Иветта отчаянно замотала головой.

— Нет, нет, нет, — с жаром заявила она.

Я отпустила Иветту и обратилась к миссис Эмери:

— Все это очень загадочно, — сказала я. — Где же она может быть?

Миссис Эмери покачала головой.

— Что же мы будем делать? — спросила я.

— Может быть, она пошла погулять, упала и ушиблась и теперь не может добраться до дому. Да, наверное, это так.

— Пусть мистер Эмери организует поиски. Должно быть, она где-то неподалеку отсюда. Иветта говорит, что она не любит гулять. Но тут ничего нельзя утверждать. Желание могло возникнуть неожиданно. Давайте немедленно начнем поиски.

Мы отыскали мистера Эмери, который тут же взялся за дело. К поискам подключился Том Марнер. Он хорошо разбирался в таких вещах. После того как обследование окрестностей не дало результатов, начали искать дальше.

К полудню все еще не было обнаружено никаких следов Селесты. Затягивать с сообщением этой новости Бенедикту было невозможно, и в Лондон отправили телеграмму об исчезновении его жены.

* * *

Я сидела в комнате миссис Эмери. Она была не на шутку обеспокоена.

— Теперь слуги начнут болтать, — сказала она. — И по округе разнесется. Где же она может быть? Если бы она только появилась! Эмери беспокоится. Он говорит, что газеты набросятся на такой лакомый кусочек. Мистеру Лэнсдону это пользы не принесет. В общем, не нравится мне все это, мисс Ребекка.

— Не удивительно. Мне это тоже не нравится.

— Взяла и ушла, да еще ничего с собой не взяла.

Лучше бы уж взяла.

— Почему?

— Ну, тогда мы хотя бы знали, что она ушла по собственной воле. А так…

— Миссис Эмери, что вы имеете в виду?

— Я думаю, что ему это вовсе не пойдет на пользу.

Если бы она бросила его ради кого-то другого… ну, конечно, это неприятно, но его нельзя винить за это, хотя газеты все же попробовали бы отыграться на нем.

В общем, не придумаешь более подходящего момента.

— В прошлый раз…

— Да, я помню про это. Когда он первый раз избирался от Мэйнорли, у него умерла жена и все начали говорить про какие-то таинственные обстоятельства. Вроде бы он был в этом виноват… Это стоило ему места в парламенте.

— Да, помню, я слышала об этом.

— Если опять поднимется скандал, вспомнят и про то дело. Начнут копаться в прошлом.

— Миссис Эмери, она должна быть где-то поблизости. Она не убежала бы от него без всего… только в том, что было на ней.

— Ума не приложу, к чему бы все это.

— Я тоже.

Миссис Эмери продолжала:

— По-моему, она ушла из дому не по собственной воле.

— Разве может быть иначе?

— Если бы она вышла из дома на ночь глядя, забрав с собой полный чемодан вещей, тут был бы какой-то смысл Но она ушла без ничего, а мы обыскали всю округу и даже следов никаких не нашли.

— Не знаю, как это можно объяснить, — сказала я.

— Вот что меня пугает, — сказала миссис Эмери.

Меня это тоже пугало.

* * *

Приехал Бенедикт, и мы начали понимать, насколько серьезно все случившееся. Он подробно расспросил нас, и не осталось сомнений в том, что Селеста покинула дом накануне вечером. Поиски были расширены, но не дали результатов.

Мы понимали, что это не удастся долго сохранить в тайне. Появились заметки в газетах даже раньше, чем мы могли ожидать.

«ИСЧЕЗНОВЕНИЕ ЖЕНЫ ИЗВЕСТНОГО ПАРЛАМЕНТАРИЯ

Вновь в центре внимания оказался злосчастный Бенедикт Лэнсдон. Его жена, миссис Селеста Лэнсдон, исчезла из дома мужа в Мэйнорли. Так как она ничего не взяла с собой, по поводу случившегося выдвигаются самые тревожные предположения. Следует напомнить, что первая жена Бенедикта Лэнсдона умерла во время его первой, неудавшейся избирательной кампании в Мэйнорли, и по этому поводу тогда ходили различные слухи. Впоследствии выяснилось, что она страдала неизлечимой болезнью и добровольно ушла из жизни. Несчастный мистер Лэнсдон сейчас находится в своем поместье в Мэйнорли, где ведутся интенсивные поиски, которые, несомненно, приведут к разрешению этой загадки.»

Дом был взбудоражен. Прислуга шепталась по углам.

Представляю, какие при этом строились предположения. Я видела на из лицах возбужденное выражение. конечно, подавляемое беспокойством, но все же… Они ждали каких-то сенсаций. Не знаю, многие ли из слуг знали о напряженных отношениях между хозяйкой и хозяином.

75
{"b":"13303","o":1}