ЛитМир - Электронная Библиотека

Немедленно возвращайтесь назад, Ребекка. Скажите, что вам необходимо переночевать в доме Бенедикта, и как можно скорее отправляйтесь туда. Вы должны оказаться там раньше Селесты, чтобы помочь ей сыграть эту роль. Просто уложите ее в кровать и пошлите за Бенедиктом. Она вам скажет, что желает, чтобы вы остались с ней. Очень важно, чтобы вы безошибочно сыграли ваши роли.

— Тогда мне пора идти, — сказала я. — Надо подготовиться к переезду в другой дом, а у меня осталось не так много времени до возвращения Селесты.

Оливер кивнул. Я обратилась к Седеете:

— Все будет в порядке. Я буду там, когда ты придешь. Не волнуйся.

— Бенедикт…

— Он обрадуется твоему возвращению.

— Я не нужна ему.

— Он изменился, — сказала я. — Он совсем иначе относится ко всем нам. Последние события сильно повлияли на него.

Она прижалась ко мне, и я не сразу смогла высвободиться из ее объятий.

— Сейчас я вас выведу, — сказал мне Оливер, а затем обратился к Седеете:

— Готовьтесь, осталось всего несколько часов.

Мы спустились по лестнице. Повернувшись к Оливеру, я сказала:

— Мне придется рассказать Бенедикту правду.

— Почему?

— Иначе ничего не получится.

— Но…

— Это необходимо, — настаивала я. — Он поймет, что это единственный способ избежать крупного скандала. Возможно, в нашей истории не будут сходиться концы с концами. Все это звучит несуразно. Только узнав правду, он сможет помочь нам.

— А что он будет думать обо мне?

— В конце концов, вы помогли нам.

— Значит, вы замолвите за меня словечко?

— Да, несомненно… И спасибо вам. Я действительно очень благодарна вам.

— Я на многое готов ради вас, Ребекка.

— Значит… я скажу ему.

— Если считаете необходимым. Представляю, как он будет выслушивать эту выдумку.

Мы покинули «Дьявольскую корону», и вскоре я уже ехала к дому Картрайтов. Нельзя было терять времени. Я прошла в свою комнату и быстро уложила сумку. Спустившись вниз, я увидела возвратившуюся Морвенну.

— Морвенна, я хочу поехать в наш лондонский дом. Мне надо там взять кое-какие вещи, которые я хотела бы забрать в Мэйнорли. Думаю, что останусь там на одну или две ночи.

— Ты уже уходишь?

— Да, немедленно. Я хочу успеть все сделать, потому что скоро мне пора возвращаться в Мэйнорли.

— Но как же так? Ведь там нет никого из твоих родных?

— Нет-нет, все в порядке.

Итак, это удалось мне легче, чем я думала.

Я прибыла домой и сообщила слугам, что останусь на один или два дня.

Этот день тянулся необыкновенно долго. Я думала, что он никогда не кончится. Наконец послышался стук в дверь. Я спустилась вниз по лестнице и стояла на последней ступеньке, пока служанка открывала дверь.

Услышав, как она вскрикнула от удивления, я поспешила вперед.

— Селеста! — воскликнула я. — Ах, Селеста!

Бросившись к ней, я обняла ее. Она была бледна и казалась растерянной.

— Ребекка… — пробормотала она.

Я повернулась к служанке.

— Миссис Лэнсдон вернулась домой! — воскликнула я. — С ней все в порядке.

В холле собрались слуги. Все смотрели на Селесту так, будто она была привидением. Появились экономка и дворецкий. Я обратилась к ним:

— Она больна, — сказала я. — Я уложу ее в постель. Подготовьте грелки и принесите их в спальню.

Она вся дрожит. Вызовите доктора и пошлите за мистером Лэнсдоном. Я скажу вам, что передать ему.

Я написала записку:

«Приезжайте немедленно. У нас потрясающие новости. Вам совершенно необходимо быть здесь.»

— Пока никому не надо знать о возвращении миссис Лэнсдон, — сказала я. — Мы должны подождать и выяснить, что собирается предпринять мистер Лэнсдон.

Они почтительно выслушали меня.

Величественный дворецкий слегка поклонился. Он был не из тех людей, которые открыто проявляют свои чувства. Очевидно, он оценил мудрость моего решения. Никто не хотел, чтобы до прибытия мистера Лэнсдона сюда проникли репортеры. В такой ситуации можно сказать много такого, о чем впоследствии будешь сожалеть.

Я проводила Селесту в ее комнату. Слуги засуетились с грелками. Когда они вышли, я помогла ей раздеться и лечь в постель.

— Говори поменьше, Селеста, — сказала я. — Ты хорошо держишься. У тебя был совершенно растерянный вид.

— Именно так я себя и чувствую, — ответила она. — Ребекка, я очень боюсь.

— Все уладится. Только поменьше говори. Не отвечай на вопросы, если не знаешь, как выпутаться. У нас все получится.

— Бенедикт…

— Он поймет. Я заставлю его понять.

— Ах, Ребекка! — зарыдала она в моих объятиях.

— Послушай, Селеста, — сказала я, — ты пережила ужасное время, но все уже позади. Теперь у тебя все будет в порядке, я уверена в этом.

Селеста доверчиво взглянула на меня, и я слегка смутилась. Я и сама нуждалась в подбадривании, поскольку боялась не меньше, чем она.

В дверь постучала экономка. Я вышла в коридор, чтобы поговорить с ней с глазу на глаз.

— Письмо в Мэйнорли уже отправлено. А доктор придет с минуты на минуту.

— Спасибо вам, миссис Крейвс, — сказала я. — Ужасно неприятное дело. Миссис Лэнсдон определенно потеряла память.

— Слыхала я о таких случаях, мисс Ребекка.

— Она обязательно поправится. Кое-что ей уже удалось вспомнить. Как я поняла, она узнала наш дом, и это хороший признак.

— Бедная женщина! Должно быть, она много пережила.

— Да, но мы выходим ее. Когда мистер Лэнсдон приедет…

— Конечно, мисс Ребекка. А, кто-то вошел в дом.

Наверное, доктор.

Я спустилась вниз. Этот доктор был мне знаком, потому что несколько раз уже был в нашем доме. Я сообщила ему:

— Произошло совершенно невероятное событие. Я уверена, что мистер Лэнсдон не пожелает огласки до тех пор, пока сам во всем не разберется. Вскоре он приедет, так как мы послали ему письмо. Вернулась миссис Лэнсдон.

Доктор был ошеломлен.

— Да, — продолжала я, — кажется, она потеряла память.

— Этим многое объясняется.

— Доктор Дженнингс, я знаю, что мы можем на вас положиться. Очень важно, чтобы ее возвращение осталось для всех тайной до появления мистера Лэнсдона.

Принимая во внимание его положение и уже поднятую по этому поводу шумиху, нужно думать, что без него мы не управимся с прессой.

— Понимаю, — согласился доктор — Да, конечно.

— Очевидно, по прибытии он захочет повидаться с вами. А сейчас вы, наверное, захотите осмотреть миссис Лэнсдон. Она очень слаба, и расспросы выводят ее из равновесия.

— Понятно. Позвольте я пройду к ней. Я дам ей успокоительного. Полагаю, в первую очередь она нуждается в отдыхе.

— Я провожу вас.

Мы вошли в спальню. Селеста испуганно взглянула на меня. Я сказала:

— Это просто доктор, Селеста. Он даст тебе успокоительного, чтобы ты могла заснуть. Теперь тебе не о чем беспокоиться. Ты дома, ты в безопасности.

Я осталась в комнате, так как побаивалась, что доктор начнет задавать ей вопросы, на которые она в тот момент действительно была не в состоянии отвечать.

Между тем он вел себя тактично и ненавязчиво. Он дал ей лекарство, от которого она, по его словам, должна была заснуть. В коридор мы вышли вместе.

Прикрыв дверь, доктор сказал мне:

— У нее помутненное сознание, не так ли? Какое счастье, что она добралась до дома! Совершенно явный случай потери памяти.

— Надеюсь, память вернется?

— Постепенно. По прошествии некоторого времени.

— Я так рада ее возвращению!

— Это было тяжкое испытание для всей семьи. Но в данном случае можно сказать, что все обошлось благополучно. Физически она вроде бы не пострадала.

Это только нарушение памяти. Такое может произойти.

— Полагаю, у вас есть опыт в этой области!

— Однажды у меня был подобный случай.

— И ваш пациент полностью поправился?

— Да, со временем.

— Это меня утешает. Надеюсь, скоро приедет мистер Лэнсдон.

— Думаю, ей это очень поможет. Чем больше знакомых лиц вокруг, тем лучше. Привычное окружение — лучшее лекарство.

84
{"b":"13303","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Собачье танго
Магия утра для высоких продаж
Эдвард Сноуден. Личное дело
В ожидании новогоднего чуда. Готовим, печем, мастерим
Полуденный бес. Анатомия депрессии
Архимаг ищет невесту
МВД, или Мгновенно, вкусно, доступно
Отрубить голову дракону
Мифы экономики. Заблуждения и стереотипы, которые распространяют СМИ и политики